obsrvr (obsrvr) wrote,
obsrvr
obsrvr

Categories:

Мимолетное, британское квазиконспирологическое

Сначала новость
Умер автор знаменитых детективов о скачках Дик Френсис
http://news.yandex.ru/yandsearch?cl4url=www.zman.com%2Fnews%2F2010%2F02%2F15%2F67806.html

А теперь КВАЗИконспирологии на любителя.
Для начало фото из жизни

Королева Елизавета II, принцесса Маргарет и королева-мать говорят в Девон Лох с жокеем Диком Френсисом незадолго до гонки.
http://www.liveinternet.ru/users/jacalsstu/post120887158

А теперь читаем биографию

Википедия русская:
(англ. Richard Stanley «Dick» Francis; род. 31 октября 1920 — умер 14 февраля 2010) — английский писатель.
Автор большого количества детективных романов, действия которых происходят в мире скачек и вокруг него.

Прадед Дика служил в королевской кавалерии, его дед и отец были профессиональными жокеями и даже держали собственную небольшую конюшню.

Детство Дика прошло среди скаковых лошадей - он даже утверждал, что сидеть в седле научился раньше, чем ходить. В 15 лет он бросил школу, так как твердо решил стать жокеем и считал, что образование ему не потребуется. Во второй половине 1930-х годов дебютировал в роли жокея, и выступал удачно. В мире скачек ему прочили блестящую карьеру, однако Вторая мировая война внесла коррективы в его планы: Френсис был призван в армию и стал летчиком.

Одновременно с журналисткой работой он продолжал писать книги. Фактически, над ними супруги работали вместе: сообща сочиняли сюжет, затем Дик писал, а Мэри правила. Дик не скрывал роли Мэри, но сама она была против того, чтобы ее имя также ставилось на обложке, передает РИА Новости.
http://www.dni.ru/culture/2010/2/15/185544.html

http://elf-losse.diary.ru/?comments&postid=22685502
убитый случившимся жокей подобрал свой зашвырнутый куда подальше в приступе ярости хлыст, доехал на карете скорой помощи до трибун и выслушал от столь же потрясенной королевы слова утешения и сакраментальную фразу: «Что ж, таковы скачки, я полагаю…»
В скачках и правда бывает всякое, но Фрэнсис так навсегда и остался перед неразрешимым вопросом: что же случилось в тот день с великолепным Девон Лохом?
После Грэнд-Нэшнл 1956 года в Англии были сломаны сотни автоматических перьев и исписаны тонны бумаги в попытках отыскать приемлемое объяснение этому странному происшествию на финишной прямой. Рассматривались три основные версии – сердечный приступ или микроинфаркт, прыжок через привидевшееся уставшему Девон Лоху несуществующее препятствие или внезапный спазм мышц крупа. Сам Фрэнсис выдвигает четвертую, свою собственную, версию произошедшего. По его мнению, объяснение нужно искать в тех уникальных обстоятельствах, которые сопутствовали этому единственному в своем роде падению. Впервые в истории Великобритании правящий монарх лично приветствовал лошадь, устремившуюся к победному финишу в Грэнд-Нэшнл, и рев стотысячной толпы ударил по чувствительным ушам Девон Лоха в тот самый момент, когда он попытался прислушаться к непривычному для него шуму. Фрэнсис убежден, что того инстинктивного судорожного движения, которым лошадь отреагировала на звуковой шок, оказалось достаточно, чтобы сбить ее с ритма и нарушить равновесие.
Впоследствии Фрэнсис еще четыре раза скакал на Девон Лохе, выиграв две скачки и дважды оставшись вторым. Но для них обоих, как это ни парадоксально, падение в Эйнтри стало вершиной успеха. Девон Лох вскоре травмировал сухожилие и был отправлен на заслуженный отдых, а в январе 1957 года закончилась и скаковая карьера Фрэнсиса. После очередного падения он был вынужден признать, что в 36 лет его кости срастаются уже далеко не так быстро, как прежде. Это становилось заметно и со стороны, во всяком случае, друг королевы-матери, лорд Абергавенни, исполнявший для нее роль своего рода скакового менеджера, недвусмысленно намекнул Дику, что нужно уходить, достигнув пика.
Фрэнсис прислушался к совету и повесил хлыст на гвоздь, но долго размышлять о своем будущем ему не пришлось. На протяжении двух следующих недель его пригласили сразу на три новых места работы – официальным судьей, скаковым комментатором и ведущим специальной колонки в газете Sunday Express. Он ответил согласием на все три предложения, но теперь уже нетрудно догадаться, какое из поприщ стало для него главным делом дальнейшей жизни. Как говорят англичане, «The rest is history». Остальное – история...

http://www.horseworld.ru/?article=320
Однажды на светском рауте какой-то журналист поинтересовался у Дага Фрэнсиса, читал ли он последний роман своего брата. Даг, не задумываясь, ответил: «Зачем? Дик никогда не умел писать, не научился и теперь». Речь, как ни странно, шла об авторе бестселлеров, завоевавших любовь еще советских в то время читателей, когда скачки, ставки на проигрыш, Дерби и стипль-чез были понятиями несколько экзотичными за «железным занавесом»…

Если бы не этот подарок судьбы, Дик никогда не выступал бы на лошадях королевы-матери. Не запомнился бы миллионам по самому трагичному финишу в истории Большого национального стипль-чеза 24 марта 1956 года, значительно лучше многих других жокеев, побеждавших в этой скачке. Его не попросили бы написать свою автобиографию. Не появились бы на свет знаменитые триллеры Дика Фрэнсиса. Кто стал бы покупать произведения никому не известного жокея?

Легенда Флит-стрит, главный редактор преуспевающей общенациональной газеты «Sunday Express» Джон Джуниор, ничего не смыслил в скачках, но отлично понимал, что повысить тираж может само имя Дика Фрэнсиса в качестве скакового обозревателя. Дебютная статья жокея под заголовком «Почему я оставил любимую работу» была опубликована 24 февраля 1956 года – менее чем через месяц после окончания жокейской карьеры, того самого трагичного финиша, когда мерин королевы-матери Девон Лох по непонятным причинам упал в пятидесяти ярдах от финишного столба на глазах у всей королевской семьи, в присутствии группы официальных лиц из Советского Союза, включая бывшего премьер-министра Георгия Маленкова, а мимо упавших промчался удивленный неожиданной победой Дэйв Дик на И-эс-би…

Хоть и слабым, но все же утешением для Дика Фрэнсиса стали мешки сочувственных писем от поклонников, чек на крупную сумму и серебряный портсигар от королевы-матери. Поражение послужило поводом к написанию автобиографии «Спорт королев». В предисловии к ней Дик поблагодарил свою жену Мэри «за большее, чем она позволяет мне рассказать».

Типичный английский джентльмен, передвигавшийся подобно маленькой черепашке, и леди с очень сильным характером, но «в мягких перчатках», внешне напоминавшая Маргарет Тэтчер, великолепно дополняли друг друга.

Они повстречались 21 октября 1945 года на свадьбе приятеля Дика по службе в ВВС Сэма Колемана с подругой Мэри по колледжу Нестой Эванс, кузиной Дика, – и поженились два года спустя, вызвав недоумение многих членов семьи и друзей ввиду полного отсутствия у Мэри интереса к лошадям. Сын жокея, торговца лошадьми, управляющего несколькими конюшнями и дочь владельца небольшой типографской фабрики, печатавшей обложки сигаретных пачек, – выходцы примерно из одного социального круга. На этом, пожалуй, заканчивается сходство между ними.

Что общего могло быть у жокея, в открытую заявлявшего: «У меня частенько возникают проблемы с английским!» и очень образованной женщины, за два года обучения вместо трех получившей степень бакалавра и работу в издательстве, до встречи с Диком мечтавшей о карьере театрального режиссера?

В последующие двадцать лет она стала не только основной движущей и направляющей силой при создании романов, но еще и летчиком, владельцем компании аэротакси, хозяйкой магазина модной одежды, художником, бухгалтером, виноторговцем, профессиональным фотографом, компьютерным программистом, путешественником – перевоплощения требовались при сборе материалов для написания очередного шедевра, а он… Он стал писателем, крайне смущающимся при напоминании, что в одной из английских хрестоматий повышенного уровня учащихся просят сравнить предложения из Диккенса, Троллопа и Дика Фрэнсиса!

Причиной тому, что вопреки пожеланиям Дика имя его жены в качестве соавтора на обложках книг не печаталось, были коммерческие соображения. Его первый издатель Майкл Джозеф считал, что романы одинокого мужественного героя будут продаваться значительно лучше творений, написанных удалившемся от дел жокеем в соавторстве с супругой-домохозяйкой. Когда книги были переведены на четырнадцать языков и продавались тиражом двадцать тысяч экземпляров в твердой обложке на территории одной только Великобритании, последующие издатели не решились изменить сложившейся традиции, опасаясь убытков. Тем более, что автор, регулярно летавший первым классом или на «Конкорде», плативший за частное обучение не только внуков, но и племянников, имел наглость заявить в одном из интервью: «Писательство – совсем не выгодное занятие».

Дик никогда не мечтал о паблисити, его вполне устраивала тихая семейная жизнь, а потому, когда в конце 1992 года, наконец, представилась возможность наслаждаться раем морского побережья, он не преминул ею воспользоваться.

Отзывы на романы Фрэнсиса в последние годы были превосходными. Ассоциация писателей детективного жанра решила вручить ему один из редких бриллиантовых кинжалов Картье в знак признания его достижений на протяжении всей профессиональной карьеры. Он настоял на том, чтобы Мэри вручили брошь с уменьшенной копией кинжала. Даже самые академичные критики серьезно воспринимали романы Фрэнсиса, недавно в Америке был опубликован второй основательный труд, посвященный исследованию его творчества.

Коринна Хонан из «Daily Mail», вспоминавшая, что коллеги, прежде чем направить ее на интервью к Дику, давали напутствия: «узнай, кто сочиняет за него», написала: «Полное отсутствие высокомерия у Дика создало ему в определенных кругах репутацию неинтересного собеседника, подразумевающую, что этот непритязательный маленький человек, оставивший школу в пятнадцать лет, не мог писать такую художественную прозу. Но, разумеется, он делал это сам, не считая небольшой помощи со стороны Мэри».

«Это удивительная пара. Они вызывают у меня особое восхищение. У них есть все, что я ценю в людях: смелость, трудолюбие. Я никогда не смогла бы начать писать книгу первого января и закончить ее в мае. А еще мне нравится щедрость их души, полное отсутствие и тени злобности. С такими людьми очень приятно находиться в одной компании», – считает Филис Дороти, баронесса и известная английская писательница.

После смерти Мэри 30 сентября 2000 года от сердечного приступа в возрасте семидесяти шести лет Дик Фрэнсис окончательно отказался от общения с журналистами и принимает в своем доме на острове Кайман только близких друзей. Тайна авторства, видимо, так и останется нераскрытой: спорят же до сих пор о том, существовал ли, например, Уильям Шекспир. Но разве смог бы кто-нибудь из гениев литературы взять все тридцать препятствий Большого Национального стипль-чеза на ипподроме в Айнтри? И не один раз, а трижды, как это сделал Дик Фрэнсис?..


Например, Дик Френсис, который пишет детективы, связанные с лошадьми и скачками, - очень в большой чести у королевы Англии. Она писала, что всегда с нетерпением ждет очередной его вещи.
http://savta.livejournal.com/169870.html?thread=4595086#t4595086

Писателя Дика Френсиса могло и не быть, если бы не необъяснимое падение с лошади во время скачки. Упал один из самых успешных жокеев Королевства Роберт Френсис, сын и внук профессиональных наездников. О себе он говорил, что сначала научился сидеть в седле, а уже потом ходить.

Если это падение личного жокея королевы и фаворита королевской семьи нанесло удар по амбициям, то следующая травма заставила Френсиса оставить профессию навсегда. Впрочем, он вернулся на ипподром, но не на коне — его главным коньком стало перо.


Френсис не скрывал, что писал вместе с женой Мэри. Первую копию новой книги он всегда посылал в Букингемский дворец. Среди его преданных читательниц была королева-мать.

Дик Френсис, писатель: «Когда моя жена заходила со мной в королевскую ложу, Ее Величество любила говорить о старом добром времени и о будущем».

Каждый год Френсис писал по роману. Всего вышло 40 книг, 60 миллионов экземпляров были проданы во всем мире. После смерти жены Френсис пообещал бросить писать, но потом все же передумал и сочинил несколько романов в соавторстве с сыном. Их последняя работа «Перекрестный огонь» должна выйти этой осенью.

Незадолго до смерти Дик Френсис признался, что легко бы поменял всю славу писателя на победу в той самой злополучной скачке.
http://www.ntv.ru/novosti/186206/


P.S. Общие выводы:
- малообразованный жокей и высокоинтеллектуальная женщина (вероятно, по соционике: Дост-Штирка или Есь-Жуковка) лидерство и значимость каждого члена пары понятны.
- королева мать сказала: "надо" и вот явился свету "классик английской литературы" (см. также alexandrov_g как примерно в это же время в Британии делали "Битлз")
- даже особо и не скрываются авторство и вспомогательная роль "автора" как кладезя жокейских баек и только.

P.P.S. Пост навеян конспирологической дискуссией о М.Калашникове.
Общий вывод для всех стран на все времена: " когда страна прикажет быть героем, у нас героем становится любой"
Tags: Великобритания, биографии, интрига, конспирология, культура, литература, фото
Subscribe

  • Gleiwitz gehört uns! /\ Maynila on meidän!

    беспокойный ум камергера Митрича томился от вынужденного безделья. Поразмыслив хорошенько о бабушкиных привычках, он встревожился. — Сожжет,…

  • Captain Obvious is with you again.... Num 2

    Да-с, сёдни прям день ответов на странные вопросы. Потому Капитан Очевидность снова с вами Mar. 28th, 2021 Вершинин задает вопрос, но сам на него…

  • Go to Navalning ....

    Идут на север, срока огромные. Кого ни спросишь – у всех указ. Взгляни, взгляни в глаза мои суровые. Взгляни, быть может, в последний раз. А…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments