obsrvr (obsrvr) wrote,
obsrvr
obsrvr

Categories:

Узбекская интрига

1 декабря 2009 г.
Узбекистан сегодня покидает Объединенную энергосистему Центральной Азии (ОЭС). Это событие, которое, на первый взгляд, интересует только технологов и специалистов по электроэнергетике, на деле может иметь далеко идущие последствия. Может быть, и для России.

Современная электроэнергетика устроена таким образом, что чем более тесно работают разные ее части, тем лучше. Это дает гарантию надежности - скажем, если в одной точке энергосистемы возникли проблемы, помощь может прийти из другой точки. Именно поэтому и страны Прибалтики, и Финляндия по-прежнему остаются связанными с Единой энергосистемой России - так удобнее. Связан с нею и Казахстан.

В Центральной Азии в начале "нулевых", после развала 90-х, шел процесс воссоздания ОЭС Азии. В этом процессе активную роль играло РАО ЕЭС России, где в то время вынашивались планы о внешней экспансии (именно тогда, например, РАО прикупило грузинскую энергосбытовую компанию). Помимо коммерческих интересов, РАО преследовало и цели обеспечения надежности: некогда единая энергосистема СССР лучше всего работала бы, если б она была воссоздана в прежнем виде. Однако в 2003 году в ОЭС отказалась вступать Туркмения, по поводу чего президент этой страны и глава РАО Анатолий Чубайс обменялись письмами. Чубайс уговаривал туркмен пересмотреть решение, туркмены указывали на риски, с которыми якобы сопряжена работа в ОЭС (авария в соседней стране становится отчасти и твоей аварией) и говорили, что вместо этого поищут лучше себе других компаньонов. С этим пришлось смириться, да и потеря была невелика: Туркмения (посмотрите на карту) - это "тупик", а не транзит, стало быть, ее отход ничего в энергосистеме не разрывал. К тому же у туркменов были и свои резоны - они активно наращивали сотрудничество с южными соседями, и по некоторым данным в этом преуспели. Пожелаем им удачи и впредь. Но выход Узбекистана - проблема сегодняшняя и куда более серьезная. О том, что Ташкент намерен покинуть ОЭС, говорилось с начала осени. В узбекских СМИ ОЭС объявлялся "пережитком", чуть ли не "колониальным прошлым"; приводились в целом те же аргументы по поводу опасностей и рисков работы в ОЭС, что в свое время озвучивала и туркменская сторона.

На первый вопрос - почему Узбекистан решил расстаться с "колониальным наследием" именно теперь, ответ куда как прост. Эта страна понемногу строила необходимые сетевые объекты, замкнутые сами на себя, и когда увидела, что дело сделано, пошла на этот шаг. Что именно не нравится Ташкенту в ОЭС - также понятно. Часть электроэнергии, которая шла по "азиатскому кольцу" через Узбекистан, эта страна должна была пропускать бесплатно как участник данного интеграционного проекта. Речь шла, в первую голову, об энергии для Киргизии. Узбекистану это давно не нравилось, в Ташкенте говорили о том, что Киргизия "должна" Узбекистану, в Киргизии этого не признавали... ну а теперь спор сам сбой закончился. А пострадавшей оказалась не только Киргизия, а в первую очередь Таджикистан, который теперь обвиняет Ташкент (думается, что безосновательно) в "политическом давлении". Дело в том, что часть Таджикистана может снабжаться электроэнергией только через Узбекистан. Теперь такой возможности не будет - по крайней мере, бесплатно. Люди в Таджикистане готовятся к тяжелой зиме, особенно в изолированных соседом энергорайонах; власти как могут их успокаивают. А платить Таджикистану нечем. С завтрашнего дня перейдет в ограниченный режим работы знаменитая Сангтудинская ГЭС, принадлежащая российским структурам и расположенная в Таджикистане. Ее хотели вообще остановить с 1 декабря, но решили просто ограничить. Причина - таджикской стороне нечем платить за ток, который эта ГЭС вырабатывает. Это особенно неприятно с политической стороны, поскольку данная ГЭС была чуть ли не символом интеграции на постсоветском пространстве, и уж точно была главным проектов ЕврАзЭС, в котором теперь о ГЭС стараются не упоминать. Автор этих строк был несколько лет назад на этой станции и может засвидетельствовать, что именно в этом - интеграционном - разрезе проект понимался всеми участниками стройки. Но вот стройка закончена, надо бы платить, а нечем. И уж тем более нечем будет платить за транзит Узбекистану - хотя, конечно, какой-то выход найдут, скорее всего, кредитный.

Россия, конечно, от этих событий нервничает и не без основания. Казахстан является как частью ОЭС, так и тесным партнером Единой энергосистемы России. В Астане сейчас не знают, что делать. Выйти из ОЭС - это логично и напрашивается, тем более, что ОЭС уже не существует, но политически чревато серьезными проблемами. Не выйти - значит тянуть на себе этот воз. Но посмотрим на ситуацию со стороны России, которая после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС лишилась в Сибири, как раз севернее описанных нами территорий, мощнейшего субъекта генерации, что может повлечь за собой напряженную режимную обстановку в энергосистеме Сибири зимой. Оценок, как именно скажутся на Сибири азиатские события, пока нет, и думается, что катастрофического или даже просто существенного воздействия не будет, но нервозность есть, и она вполне оправданна. Нам, и так без крупнейшей ГЭС, еще не хватало проблем с Казахстаном, который работает в связке и с нами, и с "азиатами"! Но, к сожалению, России остается в этой ситуации просто наблюдать.

Специалисты говорят, что Узбекистан рано или поздно вернется. После того, как случится несколько аварий (они неизбежны - не обязательно такие крупные, как на Шушке, в энергосистеме постоянно что-то ломается). После того, как для минимизации последствий этих аварий негде будет взять мощности. После проблем с оплатой энергии собственными потребителями, наконец. Узбекистан - не Туркмения, у нее под боком Ирана нет. Но когда она вернется, и что произойдет за это время - никто толком не знает. Так или иначе фраза "зима покажет" - отнюдь не журналистский штамп, а прямая констатация факта. Именно зима, которая в Азии наступает позже, чем в России, даст оценку шагам узбекского руководства.
http://www.rg.ru/2009/12/01/uzbekistan-oes-site.html

С 1 января 2010 г. начнет работать единый таможенный тариф, а с 1 июля 2010 г. со вступлением в силу Таможенного кодекса контроль за потоком грузов и пассажиров будет перенесен на внешнюю границу союза. Пока же странам предстоит урегулировать немалое количество спорных вопросов внутри Таможенного союза. Так, на заседании ЕврАзЭС не решено, как распределять между бюджетами стран союза поступления от взимания ввозных таможенных пошлин. Не раньше I полугодия 2010 г. планируют определиться с экспортными пошлинами на нефть. Но эти нюансы, однако, не снизили интереса других стран — участниц ЕврАзЭС к Таможенному союзу. О своем желании вступить в него заявили президенты Таджикистана и Кыргызстана. Правда, последняя страна уже является членом ВТО и имеет режим свободной торговли со многими государствами. Поэтому прибавление в союзном семействе может оказаться не столь быстрым. Ведь Беларусь, Россия и Казахстан вряд ли готовы открыть свой рынок для товаров из третьих стран, которые беспошлинно поступают в Кыргызстан. Сначала бы разобраться в границах Таможенного союза.
http://neg.by/publication/2009_12_01_12365.html

P.S. Первоочередное для России - таможенный союз с Казахстаном и Беларусью.
Далее идут два "крепких орешка" - Украина и Узбекистан.
Каримов уж очень засиделся...
Tags: Россия, СНГ, Средняя Азия, интрига, энергетика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments