obsrvr (obsrvr) wrote,
obsrvr
obsrvr

Мимолетное. Творчески развивая и поддерживая последние указания ...

10 сентября 2009
Медведев в своей статье "Россия вперед" заклеймил петровские реформы, назвав их столь же кровожадными, сколь и большевистские:

"И ради этого будущего считаю необходимым освобождение нашей страны от запущенных социальных недугов, сковывающих её творческую энергию, тормозящих наше общее движение вперёд. К недугам этим отношу:
1. Вековую экономическую отсталость, привычку существовать за счёт экспорта сырья, фактически выменивая его на готовые изделия. Элементы инновационной системы создавались – и небезуспешно – Петром Великим и последними царями, и большевиками. Но цена этих успехов была слишком высока. Они достигались, как правило, чрезвычайным напряжением сил, на пределе возможностей тоталитарной государственной машины.
http://www.kremlin.ru/news/5413


27 сентября 2009
Эстонский премьер назвал Петра I палачом и убийцей
"Я отношусь к Петру I очень негативно. Я думаю, что он палач. У меня нет оснований уважать Петра. Он депортировал людей из моего родного города. И я думаю, что у жителей Нарвы тоже нет причин быть благодарными Петру I, так как оттуда тоже шла депортация. Речь идет об убийце и завоевателе, монументу которому не место на земле Эстонской", - заявил Ансип в ходе телепередачи "Час премьер-министра".
http://www.oko-planet.su/politik/politikdiscussions/19826-yestonskij-premer-nazval-petra-i-palachom-i.html

16 октября 2009
Вперед нельзя назад!
Афанасьев Юрий Николаевич, Давыдов Алексей Платонович, Пелипенко Андрей Анатольевич.

Исторически сложившийся русский тип культуры, русскость как неэффективный способ мыслить, принимать решения и действовать уходит с исторической сцены.

Мучительная неизбывность и непреодолимая тотальность манихейского раскола в российском обществе, где одна его часть все время стремится уничтожить, подавить другую, уходит своими основаниями в имперское русское сознание и прежде всего в его сердцевину — глобальный теократический проект с идеей провиденциалистской избранности и мировой миссии России.

Теократическая идея избранности Святой Руси для воплощения Царствия Божьего на земле, изжив со временем свою православную семантику, трансформировалась в ХХ веке в идею светской религиозности: великодержавие и сверхдержавность России/СССР для построения коммунизма, а потом — России для обеспечения баланса в межконтинентальных стратегических отношениях. Образ власти при этом, в смысле ее космической недосягаемости и всемирной предназначенности, остался нетрансформируемым.

Итак: античеловечная власть, научившаяся расширять и «модернизировать» свое ордынское насилие, и подданное ей население, приученное и умеющее адаптироваться и к такому насилию, позволяющее делать из себя манекены и имитационную общественность. Всеохватывающий социальный раскол, расщепленность духа и неспособность к самокритике, к самоорганизации и к саморазвитию. Криминальная власть у криминализированного, равнодушного населения.

Все это вместе взятое и есть наша неизбывная русская болезнь.

Да ровно так и соотносится, как словесные декларации с реальными проблемами России.

А реальные проблемы определяются следующими вопросами:

— Надо ли пытаться спасти именно этот социум, застрявший в «состоянии между» двумя типами цивилизаций и умирающий из-за русско-системной неспособности преодолеть внутренний раскол?

— Надо ли стремиться удержать на исторической сцене данный тип русской культуры, основанный на манихейской инверсионной парадигме?

Честный ответ на оба эти вопроса может быть только один: нет, не надо. Россию в ее нынешнем имперском виде не сохранить. Умирающую русскую культуру бессмысленно пришпоривать. Под руководством царей, большевиков и Ельцина—Путина—Медведева русская империя уверенно идет по пути распада.

Размышляя о реалистичности, о самой возможности конструктивного решения, вкратце выскажем следующие тезисы. Их признание в качестве исходной позиции и могло бы, на наш взгляд, стать адекватным сложившейся ситуации первым шагом.

1. Россия упустила ВСЕ исторические шансы модернизации.

2. Теоретическая возможность модернизации обусловлена тектоническими социальными трансформациями последних двадцати лет, сопоставимыми по масштабам с последствиями событий 1917 г. То есть на семидесятилетие советской социальной и духовной деградации общества накладывается двадцатилетие ельцинско-путинского его доведения, по существу, до биологического, животного состояния.

3. Социальной силы, способной противостоять такой лавине обрушения и осуществить поворот к подлинной модернизации, в современной России нет, и появления ее не предвидится.

4. Фундаментальным тормозом возможной модернизации выступает сохраняющийся на протяжении веков разрыв между властью и подвластным. Архаическому или постархаическому по своим ментальным основаниям подвластному может соответствовать лишь феодальная, общинно-самодержавная диковатая власть. Путинская эпоха, сбросив маски внешней «цивилизованности», обнажила подобные качества со всей их пугающей определенностью. Пока такой зазор не преодолен, ни о каком социальном прогрессе нечего и мечтать, ибо здесь кроется один из ключевых алгоритмов самовоспроизводства «русской системы».

5. Как социокультурное и геополитическое целое Россия не трансформируема и, соответственно, не модернизируема. Страна представляет собой рыхлый конгломерат совершенно разных в этнокультурном отношении территорий, утрачивающих последние формальные интеграторы в виде административных и макроэкономических регуляторов. Идеократический проект и его идеологические суррогаты, даже в самых удачных своих редакциях (которые уже, впрочем, совершенно невозможны), в любом случае не могут быть интегрирующим началом.

6. В общественных настроениях господствует опасное нарастание энтропии. Мы не поклонники толпы фанатиков с горящими глазами, но… Нажравшийся колбасы обыватель, вяло подворовывающий все, что плохо лежит, и безразличный к судьбе даже собственных детей, — это «тепловая смерть» общества. Да, есть основания поиздеваться над теми, кто знает, «как надо». Но когда никто не знает, как надо, и знать не хочет — это даже не смешно.

Стремительная деградация общественного сознания, на отдельные проявления которой указывает в своей статье президент, — явление куда более страшное, чем любые экономические показатели, ибо такая деградация — самая страшная эпитафия нации. Это, как показывает история, в отличие от экономических проблем, не исправляется. Такая болезнь проходит только вместе с пациентом… Добавьте к президентским наблюдениям тотальный цинизм, паническую боязнь будущего (заметим, все пропагандистские мифы — только о прошлом!), всепроникающее равнодушие, прогрессирующую и нахраписто насаждаемую тупость, неспособность к простейшим логическим умозаключениям, убийственную невозможность разобраться в элементарных вещах, психологию пира во время чумы и т.д. и т.п. Все это — симптоматика умирающего общества, держащегося на двух вещах: исторической инерции и сильнодействующих наркотиках, запас которых, похоже, исчерпывается. (Под наркотиками мы понимаем не только пресловутую нефтегазовую «подушку», но и различные способы взбадривать общество путем «маленьких победоносных войн» и т.п.)
http://www.novayagazeta.ru/data/2009/115/09.html
http://uborshizzza.livejournal.com/678852.html
http://uborshizzza.livejournal.com/679672.html


P.S. Об этом было уже писано почти 20 лет назад:

Чернышев: Безудержное отрицание – это отрицание без удержания положительных моментов предшествующего развития, если выражаться гегелевским языком. Мы просто берем и сдираем верхний слой нашей культурной почвы. Да, эта почва хранит следы пожаров, она обильно полита кровью и потом, но это культурный слой. И если мы просто сдираем его и выбрасываем, то обнажаются, как нетрудно догадаться, нижележащие слои. В самом идеальном и маловероятном случае, о котором, кстати, мечтают определенные силы в нашем обществе, мы сваливаемся в период где-то между 1905 и 1917 годами, послеманифестной конституционной монархии с Думой как совещательным органом, где будут представлены разнообразные кадеты, октябристы, эсеры и т.д., с определенным спектром урезанных, но все-таки свобод, а также с робким, все ускоряющимся развитием капиталистического уклада, который будет развиваться именно как уклад при тотальном доминировании недемонтированной административной системы. При всей притягательности этой идиллической картины для многих, нельзя забывать, что в этом случае мы возвращаемся к архаичным – по европейским меркам – формам демократии и фактически начинаем все с начала, при том, что мы и так уже почти безнадежно отстаем от передовых стран.
http://www.ckp.ru/biblio/c/chernyshev/sa/1MYTHS2.htm#1

Если кратко: "революция 1991 г." привела к сдиранию советского культурного слоя и провалу в петербургскую Россию. Но и петербургская Россия - это плохо, эта форма создана Петром I. Закономерный итог сдирания петербургского слоя - провал в московскую Россию. Но и она (потенциально) плоха - "тюрьма народов", значит следующий этап - возвращение к Московской Руси в ее границах 1480 г. ...

P.P.S. Что наиболее во всем этом неприятно: неуважительное отношение президента к истории России. Самый умный, да, а все остальные дураки были, забываем что "политика искусство возможного".
И к слову:
Тоталитарная Россия и демократическая Британия:
Царство Польское в составе Российской империи
Население
1815 г.- 2.7 млн.
1897 г.- 9.5 млн.
Ирландия в составе Британской империи
Население
1841 г.- 8.178 млн.
1901 г.— 4.459 млн.
Tags: Медведев, Россия, идеология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments