obsrvr (obsrvr) wrote,
obsrvr
obsrvr

Читая Бжезинского

Программа действий для НАТО


Дабы обозначить всё растущую роль НАТО, необходимо учитывать исторический факт, заключающийся в том, что на протяжении 60 лет своего существования альянс совершил три поистине монументальных преобразования в международных делах: во-первых, это окончание шедшей столетиями «гражданской войны» на Западе за трансокеанское и европейское господство, во-вторых, принятие США обязательств по защите Европы от советского доминирования (которое могло быть достигнуто в ходе политических переворотов или даже Третьей мировой войны), в-третьих, мирное окончание «холодной войны», с концом которой прекратилось геополитическое разделение Европы, были созданы предпосылки к созданию огромного Евросоюза.

Эти успехи, впрочем, привели к появлению законного вопроса: «Что дальше? Какие уроки и выводы нужно сделать из последних 60 лет?».

стоящие перед альянсом сейчас, а также те, которые ещё могут возникнуть в будущем, новая концепция должна определить порядок решения как минимум четырёх фундаментальных задач: во-первых, достижения политически приемлемого результата в связи с постоянно углубляющимся вовлечением НАТО в конфликты, параллельно идущие в Афганистане и Пакистане, во-вторых придания нового значения и распределения обязательств в понятии «коллективная безопасность» с учётом положений ст. 5 Устава НАТО, в-третьих, вовлечения России во взаимообязывающие и взаимовыгодные отношения с Европой и (в более широком смысле) Северо-Атлантическим союзом, в-четвёртых, реагирования на новые вызовы глобальной безопасности.

Первые две задачи связаны с вопросом сохранения авторитета НАТО как регионального американо-европейского альянса, две последних связаны с потенциальной ролью НАТО на международной арене. Неудача в решении любой из четырёх перечисленных задач может вести к разрушению тех трёх достижений, что составляют наследие 60-летнего существования альянса.

Хотя НАТО и было создано в первую очередь для того, чтобы гарантировать безопасность Европы на фоне вырисовывающейся советской угрозы, его политическая роль в Западной Европе заключалась в том, чтобы способствовать примирению с бывшими государствами- членами «Оси» — Германией и Италией, наряду с поощрением установления прочных трансатлантических связей. Наиболее важной и серьёзной с этой точки зрения была изначально трудная задача прекращения враждебности между Францией и Германией. Французы поначалу были категорически против перевооружения Германии в любой форме, даже в рамках единой европейской системы обороны. Но постепенно дальновидные французские и немецкие лидеры взрастили древо политического примирения, которое расцвело в настоящий военный союз.

Среди ведущих стран — США, ЕС, Китая, Японии, России и Индии, — по крайней мере, две, а то и три, стоят на позициях ревизионизма. Происходит ли их подъём мирно (уверенный в себе Китай), грубо (ностальгирующая по империи Россия) или горделиво (самоуверенная Индия, несмотря на её внутреннюю уязвимость, обусловленную многонациональным составом государства и религиозными факторами), все они желают изменения сложившегося мирового порядка. Дальнейшие действия и взаимоотношения этих, пока ещё осторожных государств — ревизионистов, будут служить усилению стратегической неопределённости.

Видимые на политическом горизонте, но не столь могущественные, на мировой арене появляются бунтари регионального масштаба, некоторые из них демонстративно пытаются заполучить ядерное оружие. Северная Корея открыто насмехается над мировым сообществом, открыто и видимо успешно разрабатывая своё собственное ядерное оружие и получая прибыль от его распространения. В какой-то мере это создаёт малопрогнозируемую возможность применения ядерного оружия в конфликте, первого с 1945 года. Иран, в противоположность Корее заявил, что его ядерная программа преследует сугубо мирные цели, но к настоящему моменту выразил нежелание достичь соглашений с мировым сообществом, которые могли бы предоставить надёжные гарантии «честности» его намерений. В Пакистане, обладающем ядерным оружием, экстремистское антизападное движение угрожает политической стабильности государства.

Эти изменения в совокупности отражают ослабевание иерархии, созданной после Второй мировой войны, и одновременно появление многих центров силы в мире. К сожалению, руководство США в последние годы непреднамеренно, но весьма необдуманно, способствовало тому, что положение дел приобрело угрожающий характер. Спесивый унилатеризм (однобокость действий - прим. переводчика.) Вашингтона в Ираке и его исламофобская демагогическая риторика ослабили единство НАТО и сделали США, а также и весь Запад, мишенью для гнева мусульман.

Однако, вывод войск НАТО, даже если он не будет объявлен официально, будет рассматриваться в мире как повторение поражения в Афганистане, что уже случалось с СССР. Это почти наверняка вызовет нелицеприятные взаимные обвинения с разных берегов Атлантики, подорвёт авторитет НАТО и позволит экстремистам из Талибана захватить контроль над территорией с более чем 200-миллионным населения и ядерным арсеналом.

Увы, для некоторых пакистанских военных экстремальный вариант, когда контролируемый Талибаном Пакистан доминирует над контролируемым Талибаном Афганистаном, оказывается предпочтительнее варианта, когда светский Пакистан оказывается опасным образом зажат между недружелюбной Индией и Афганистаном, который геополитически заигрывает с Индией, чтобы не зависеть от Пакистана.

То, что Китай соперничает с Индией и делает стратегическую ставку на жизнеспособный Пакистан, и оказывается вовлечённым в геополитический диалог о долгосрочной безопасности Пакистана, может оказаться полезным для обнадёживания Пакистана касаемо Афганистана и Индии. Индия, невзирая на обоюдный антагонизм с Пакистаном, также заинтересована в том, чтобы её западный сосед не провоцировал беспорядки в регионе. Подобным же образом, Иран, враждебно поглядывающий в сторону Талибана, мог бы вновь сыграть конструктивную роль в стабилизации западных областей Афганистана, как он уже сделал это в 2002 году. Серьёзные усилия НАТО по привлечению Китая, Индии и Ирана к стратегическому диалогу о том, как наилучшим образом предотвратить общерегиональный взрыв, были бы, таким образом, весьма своевременными. Без такого диалога первая, основанная на Статье №5, кампания НАТО могла бы болезненно затянуться, вызвав деструктивные разногласия и, в потенциале, стать гибельной для Альянса.

Статья 13 Устава так же должна быть пересмотрена. Она позволяет любому члену покинуть НАТО по истечении 20 лет, но не содержит условий, при которых член НАТО может быть исключён из альянса за неисполнение обязательств. К сожалению, больше нельзя полностью исключать возможности, что в критический момент один из членов НАТО окажется обольщён финансово или политически внешними силами, особенно если принимать во внимание расширение альянса и изобилие искушений вовне его. Не нужно скрывать тот факт, что правило о неком неопределённом «единодушии», прикрывающее имеющееся разделение, может помочь сохранить формальное единство НАТО, но ценой потенциальной недееспособности в критический момент. Понятие коллективной безопасности теряет смысл, если под ней подразумеваются только отдельные блага.

Россия вряд ли может стать членом НАТО в ближайшем будущем. Россия из-за понятной гордости не стремится стать членом альянса, возглавляемого США. Фактом остаётся и то, что НАТО перестанет быть НАТО, если недемократическая, закрытая в военном отношении Россия станет его членом.

Население России уменьшается, при этом огромные её территории, богатые полезными ископаемыми, граничат с 500 млн. европейцев на западе и 1 500 млн. китайцев на востоке. Альтернатива. Которую предпочитают некоторые русские стратеги — антизападный союз с Китаем, — иллюзорна по двум причинам: она несёт сомнительную выгоду Китаю, и более слабая экономически и демографически истощённая Россия будет младшим партнёром перенаселённого Китая.

На данном этапе ЕС может быть более эффективным проводником позитивных изменений на Востоке, если будет использовать то обстоятельство, что ни один из новых независимых соседей РФ не желает снова стать её сателлитом. НАТО может внести свой вклад в дело, закрепив позитивные изменения. При таком «разделении труда» «Восточное партнёрство», первоначально предложенное Швецией и Польшей, сможет стать эффективным инструментом налаживания тесных контактов с Арменией, Азербайджаном, Белоруссией, Молдавией, Украиной. Благодаря широкому арсеналу средств: от финансового и технического сотрудничества, до предоставления доступа к университетскому образованию, облегчения визового режима, - данная инициатива соответствует чаяниям народных масс и позволит извлечь выгоду из желания общественности на Востоке установить более тесные связи с Западом.

НАТО нужно быть осторожным, дабы ненароком не подогреть имперскую ностальгию России касательно Грузии и Украины. Необходимость соблюдения ими политической субординации всё ещё очевидна, и задача обеспечения данной субординации даже озвучивается в провокационной форме российскими лидерами (особенно Путиным). Следуя взвешенным и сбалансированным курсом, НАТО должно придерживаться свой официальной позиции о том, что членство обеих стран в НАТО однажды может стать возможным, одновременно необходимо продолжать развивать отношения с самой Россией, как и с большинством членов спонсируемого Москвой Содружества Независимых Государств.

Соглашение между НАТО и ОДКБ, содержащее такое условие, косвенно обязало бы Россию не препятствовать возможному однажды вступлению в НАТО Украины и Грузии, в обмен на фактическое признание альянсом, что принятие обеих стран в НАТО не является неизбежным. То, что большинство граждан Украины сейчас не желают вступления их государства в НАТО, а также недавняя же война между Россией и Грузией, делают необходимой передышку (которая не должна означать запрет на снабжение Грузии исключительно оборонительными противотанковыми и противовоздушными вооружениями, дабы та не оставалась беззащитной и не возбуждала аппетитов).

Косвенно устраняя ряд спорных моментов в отношениях России и альянса, договор между НАТО и ОДКБ так же может способствовать распространению идеологии НАТО дальше на восток, на развивающиеся азиатские страны, которые должны всё более вовлекаться в дело обеспечения коллективной безопасности.

Такое постепенное расширение сотрудничества может вести к созданию совместного совета НАТО-ШОС, таким образом, Китай будет косвенно вовлечён в кооперацию с НАТО, что является очевидной, важной, необходимой целью альянса в долгосрочной перспективе. Действительно, если учитывать изменение расстановки сил в мире и сдвиг их центра тяжести на Восток, то для НАТО может оказаться своевременным в ближайшей перспективе рассмотреть вопрос налаживания непосредственных и официальных контактов с сильнейшими государствами Азии — особенно Китаем и Японией, а также с Индией. Сотрудничество, пожалуй, может также осуществляться в форме советов, которые в свою очередь могут повысить эффективность взаимодействия государств, помочь приготовится к конфликтным ситуациям, подтолкнуть страны к подлинному стратегическому сотрудничеству. Ни Китай, ни Индия, ни Япония не должны уклоняться от принятия на себя большего объёма прямых обязательств по обеспечению безопасности в мире,, в связи с чем им неизбежно придётся взять на себя часть рисков и затрат.

Дабы идти в ногу с историей, НАТО не может просто расшириться до масштабов мирового альянса, на чём настаивают некоторые, не может оно и просто превратиться в мировой союз демократий. Канцлер Германии Ангела Меркель выразила свои консервативные взгляды, когда в марте 2009 заметила: « Я не вижу НАТО как мировой альянс…оно может обеспечить безопасность вне своего региона, но это не означает, что в его составе могут быть члены со всех концов мира». Преобразование НАТО в мировой альянс приведёт ослаблению централизации, ослаблению связей между США и Европой, и ни одна из развивающихся стран, пожалуй, не стала бы вступать в такое расширившееся НАТО.

У НАТО, тем не менее, есть опыт, структуры и возможности для того, чтобы стать основным узлом охватывающей весь мир сети различных региональных организаций совместного обеспечения безопасности, создаваемых государствами, чья способность к активным действиям растёт. Получившаяся в итоге система обеспечения безопасности будет тем, что ООН сама по себе создать не может, но в чём нуждается и от появления чего очевидно выиграет. Выполняя эту стратегическую миссию, НАТО не только будет способствовать сохранению трансатлантического политического единства, но и действовать в соответствии с новой и всё более неотложной повесткой дня на XXI век.
http://inoforum.ru/inostrannaya_pressa/programma_dejstvij_dlya_nato/

P.S. Основные тезисы:
- Афганистан - держаться до последнего;
- Повторение тезиса Байдена о вымирающей России;
- Вовлекать другие страны во ваимодействие с НАТО, распространяя свое влияние, но сохранять евро-атлантическое ядро.

Все крайне разумно внешне, но хватит ли на это времени?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments