obsrvr (obsrvr) wrote,
obsrvr
obsrvr

Category:

Начертания будущего

В наше время очевидна исчерпанность старых схем развития и необходимость новых. Анализ мировой экономики говорит о все большем нарастании диспропорций. Особенно актуальным является поиск новых алгоритмов развития для России, поскольку очевидна сырьевая ориентация ее экономики, рост импортной зависимости и отрицательные демографические тенденции, которые отражают то, что люди просто не могут жить в условиях старой системы, не видя личных перспектив.

Разработка новых моделей для России должна основываться на анализе существующих тенденций и противоречий, а также на поиске новых социальных сил, способных реально (или хотя бы потенциально) обеспечить переход на новые пути развития.

Основные тенденции и противоречия
Существующие схемы развития базируются на: 1) все более полном привлечении дешевой рабочей силы в развивающихся странах и все большей добыче ископаемых углеводородов; 2) все большей «монетизации» тех сторон человеческой жизни, которые ранее не были задействованы в процессе рыночных обменов.

Указанные схемы совершенно естественны для общества, которое связано с движением и ростом капитала, ведь только в процессе расширенного воспроизводства капитала оно может существовать. Полное уничтожение капитала в современных условиях не нужно (да и невозможно), поскольку общество автоматически скатывается в натуральное хозяйство. Стоит задача обеспечить расширенное воспроизводство капитала при условиях расширенного воспроизводства общества. Но одновременно можно (и нужно!) четко ограничить сферы его действия, что возможно только при условии существования значительного некапиталистического сектора, который одновременно будет поставлять в сектор расширенного воспроизводства капитала излишки своего населения. Это крайне выгодно обоим секторам поскольку, во-первых, некапиталистическому сектору всегда присуща относительная перенаселенность, а с другой стороны капиталистический сектор всегда нуждается в притоке новой (квалифицированной и относительно дешевой рабочей силы). Во-вторых, для капиталистического сектора необходима некоторые «некапиталистические» рынки, организуемые тем или иным образом – или за пределами территории данного государства или в пределах государства, поддерживаемые эмиссией, которая обеспечивает требуемую ликвидность.

Необходимо отметить еще раз, что до сих пор некапиталистический сектор или полностью уничтожался капиталом в процессе индустриализации или ищется за пределами государства в менее развитых странах. Для России эти пути закрыты – первый полностью, ввиду полного исчезновения сколько-нибудь значительных масс крестьянства, а второй в виду: а) поделенности мировых сфер влияния; б) невозможности (и ненужности) для русского национального типа быть колонизатором. Соответственно нужно искать внутренние ресурсы и возможности для развития.

При написании «Начертаний будущего» ставится задача максимально задействовать современные ресурсы и технологии, обеспечить постепенное эволюционное развитие общества.

Основной технологической тенденцией последних 25 лет является все большая информатизация все сторон жизни общества, и появление новой социальной группы – IT-шников, находящейся еще в положении «класса в себе», хотя самые последние события на алкогольном рынке показывают, что общественные события оказываются под влиянием процессов, управляемой этой пока еще малой и незначительной в социальном отношении группой.

Информатизация общества дает нам то самое «ключевое звено», потянув за которое можно вытянуть в Россию. Во-первых, образовалась новая динамичная, высокотехнологическая и высокоприбыльная отрасль, привлекающая молодежь, что уже само по себе делает ее настоящим тараном перемен. Во-вторых, современное общество образовалось в результате развала индустриального общества СССР, произошедшего в результате: а) нежелания парт- и хозноменклатуры делиться властью с новыми интеллектуальными силами и реформировать общество; б) желания практически всех сколько-нибудь значимых слоев общества поиграть в «монополию» и обеспечить себе привилегированную, спокойную жизнь. Можно отметить, что упомянутые «новые интеллектуальные силы» - это не «творческая» интеллигенция, хотевшая жить как за «бугром», а в первую очередь техническая интеллигенция, которая тогда все еще была «классом в себе». Отметим, что указанные процессы «сдвижения власти» являются не чем-то специфичным для СССР, а характерны для всех стран осуществляющих переход от индустриализма к постиндустриализму. Так в США число «белых воротничков» превысило число «синих воротничков» в 1956 г., а в Великобритании – в начале 1960-х гг. Но только в последние четверть века с развитием компьютерной техники и средств связи вообще «белые воротнички» получили в свои руки адекватное средство, могущее влиять на общество в целом. Эти тенденции не остаются незамеченными властью, насколько бы она ни была занята своими внутренними играми и она вынуждена следовать в набирающей силу струе. Тому свидетельства и попытки регулировать сотовую связь – отмена платы за входящие звонки и начало разбирательства о «плате за соединение», это и проект «Электронная Россия» и широкие планы по подключению к интернету школ и даже воинских частей, последние учения, в ходе которых отрабатываются действия в условиях новой системы управления.

Можно выделить несколько наиболее быстро растущих высокоприбыльных и выскотехнологичных направлений развития информационных технологий, которые могут запустить значительные трансформации общества: 1) система электронных платежей; 2) мобильная связь; 3) интернет; 4) электронный документооборот; 5) электронные банки данных; 6) дистанционное обучение, интерактивные обучающие системы, формализованное тестирование (ЕГЭ).

Даже этот краткий и неполный перечень показывает основные тенденции развития и то, что ожидает общество в течение ближайшего десятилетия. При хаотичном развитии указанные технологии могут еще более разрушить общество. Нынешняя российская власть имеет определенные устремления к консолидации общества и попыткам некоторой осмысленности развития общества, но старые окостенелые структуры, доставшие от прошлой (индустриальной) эпохи во многом сводят на нет и эти весьма скромные усилия.

Повторю, в данных «Начертаниях будущего» ставится задача максимального использования всех наличных общественных сил и тенденций для перемен, способных усилить Россию, при этом не оглядываясь на «священных коров» прошлых эпох. Итак, еще раз сформулируем необходимые требования к будущему:

1) Разделение всей экономики на три сектора: капиталистический, монополистический (в т. ч. государственно-монополистический) и общественный. Граница между секторами подвижна – в капиталистический секторе изначально находятся только высокотехнологические, быстрорастущие, высокоприбыльные сектора, допускается перевод из монополистического сектора отраслей, требующих технического переворужения и несколько больших вливаний средств. В монополистическом (как частном, так и государственном) секторе находятся предприятия относительно прибыльные (примерно до 5-7% прибыли в год, более точная граница устанавливается при детальном анализе отрасли). Данный сектор дает основную часть доходов государственного бюджета, в то время как прибыль капиталистического сектора тратится на собственное развитие. И наконец общественный сектор (с объемом порядка 40-50% всей экономики) в него переводятся из монополистического сектора, предприятия с малой или даже отрицательной прибыльностью. Условием функционирования является производство «общественных благ» и самоокупаемость. В случае появления прибыли, он может быть переведен в монополистический сектор, но только после согласия всех потребителей его товаров или услуг, высказанного при электронном опросе или остановлен в общественном секторе с направлением прибыли на его нужды. Роль монополистического сектора сводится к максимальной отработке производственных процессов, нормировании всех технологических параметров, и ликвидации всех узких мест, так чтобы отрасль могла работать в режиме «почти автоматическом», так чтобы роль человеческого фактора была сведена к минимум. Суть изменений, осуществляемых в монополистическом секторе – максимальная оптимизация всех, процессов, так чтобы при функционировании в общественном секторе не возникало простора для «частной инициативы», а, следовательно, для накопления излишков денег, появляющихся в результате «инициативы» и последующей их капитализации. Смысл частного сектора – максимально способствовать воспроизводству населения, что исключает всякую прибыльность, например, на детях.

2) Создание условий для высокоприбыльного и быстрого накопления капитала в новых высокотехнологических отраслях, осуществляющих одновременно консолидацию новых общественных сил. Организация общественного сектора также консолидирует социальные силы, но уже на на другой основе – контрольно-охранительной. Общественный сектор контролирует капиталистический и монополистический сектор. Действенность контроля связана с тем, что человек не будет всю свою жизнь (и даже трудовую жизнь) проводить в пределах в пределах капиталистического или монополистического сектора. По достижении определенного возраста (максимум 45 лет для мужчин) обязателен переход из капиталистического в монополистический сектор, а из последнего (при возрасте максимум 55 лет для мужчин) в общественный, так что бы не менее 10 последних рабочих лет проводились в пределах общественного сектора, так чтобы с одной стороны можно было передать свой опыт, а с другой стороны ощутить на «собственной шкуре» огрехи двух других секторов.

3) Предложенное в предыдущем пункте разделение производства на три сектора реализует элементы управляемой социальной динамики. Схема одна из возможных, но, тем не менее, управление социальной динамикой крайне необходимо обществу, поскольку одна из причин крушения СССР – довольно развитое управление динамикой производства при примитивнейшем управлении общественной динамикой. Предлагаемая возрастная межсекторная социальная динамика должна, весьма вероятно, дополняться внутрисемейной поколенческой социальной динамикой. Т.е. семейные династии в капиталистическом секторе максимально ограничиваются или совсем запрещаются. В монополистическом секторе они регулируются в зависимости от обстоятельств, с приблизительно нейтральным отношением. В общественном секторе семейные династии поощряются при условии свободного информационного обмена. Управление социальной динамикой связано с необходимостью ликвидации информационных монополий в любом секторе, чему весьма способствует семейственность. Таким образом, создаются условия для движения трудовых ресурсов вслед за новыми отраслями с одновременной «утилизацией» «отработанных» трудовых ресурсов в менее динамично развивающихся отраслях в монополистическом и общественном секторах. Заметим, что указанная динамика между секторами осуществляется сейчас неосознанно и стихийно, поскольку с возрастом становится невозможным следовать высокому темпу перемен в отрасле-лидере. При этом наиболее удачливые личности, проникшие на руководящие должности способствуют созданию монополий, в т.ч. информационных, и по меньшей мере замедлению социальной динамики на рассматриваемом предприятии, если даже не вовсе отрицательному кадровому отбору.

4) Широкая информатизация всех сторон жизни, способствующая ликвидации или взятию под общественный контроль как старых монополий, так и недопущение или полный контроль над новыми. В этой связи необходимы: а) доступная мобильная связь для каждого в любом месте строаны, позволяющая в реальном режиме принять участие в важных событиях, высказывая свое мнение; б) повышение общественного контроля за всеми документами – в открытом электронном доступе должны быть проекты практически всех документов (за исключением представляющих государственную тайну) как минимум за месяц до начала рассмотрения с комментариями разработчиков; г) повышение общественного контроля за всеми назначениями – в открытом доступе должна быть вся информация о соискателе, при этом на чем больший уровень претендует соискатель, тем больше о нем информации раскрывается, вплоть до схем структур в которых он работал и его подчиненных с предоставление всей информации о них, даже превышающей уровень раскрытия, необходимый для их сегодняшней должности, что необходимо для того, чтобы запятнанные подчиненные назначенца уже были отрицательным фактором при замещении должности. В едином электронном банке данных накапливается разнообразная информация о каждом и раскрывается во все большей степени по мере его продвижения по карьерной лестнице. Если кто-то не хочет раскрытия никакой информации о себе – пусть занимается огородничеством, но если хочет продвижения, то будь готов к раскрытию информации все более и более личной, тем более об уровне доходов и их соответствии расходам. И не просто анкетные данные, но и сведения о подразделениях в которых числился и, тем более, руководил. Уже самые первые сведения, например,– «служба во взводе роте с проявлением дедовщины» должно показать, что не все в порядке с руководящими и деловыми качествами (нет силовой сенсорики и деловой логики). Более того, с определенного, а может даже с самого низшего, уровня производится тестирование природных способностей, например, согласно соционике, так что для определенные психологические типы на определенных должностях будут под более пристальным контролем.

Трудности и препятствия
На пути к предполагаемой модели, естественно, имеются многочисленные и непростые препятствия.

1) Неискоренимая и глубоко человеческая привычка получить как можно больше, прикладывая сил как можно меньше. В этом смысле капиталистический сектор таит многие соблазны, из которых самый главный – перенести методы извлечения максимальной прибыли в другие сектора, в первую очередь – в общественный, чтобы «постричь лохов». На пути к этому должен стоять контроль как всего населения, так и особенно занятого в общественном секторе, опирающийся на научную основу – список запрещенных форм общественной деятельности (рабство во всех модификациях, зомбирование, «пирамиды» и др.) и методы формализованного анализа человеческой деятельности, позволяющие из словесной шелухи вычленить рациональное зерно.

2) Монополии как производственные так и информационные, достающиеся от прошлых укладов, в первую очередь, индустриального. Необходимо отметить, что поддержание этих монополий происходит за счет всего общества, в то время как основную прибыль снимает верхушка монополий.
Информационные монополии – ВУЗы и НИИ, осуществляющие деятельность за счет использования порой достаточно старых технологий и информации. В этой связи необходимо - –полная оцифровка всей научной литературы (кроме, пожалуй, военного характера) по состоянию, как минимум, на 01.01.1992. и свободный доступ к ней в Интернете. Оцифровка всей художественной литературы с истекшим авторским правом и также свободный доступ. Ограничение срока не распространения невоенной технической информации сроком не более 10 лет, после чего она обязана быть выложена в свободный доступ. Создание общедоступных мультимедийных учебных курсов (объемом не менее 700 МБ) по всем учебным предметам основное содержание не расширялось в течение последних 10 лет. Возможность полного дистанционного обучения по всем предметам, недопускается разделение информации для очного и дистанционного обучения.

Промышленные монополии.
Монополии в обрабатывающей промышленности нуждаются в дешевой энергии в дешевой рабочей силе. Уже сейчас множество объявлений о найме рабочих. Очевидно, что при существующих тенденциях предприятия либо будут закрываться, либо завозить мигрантов. Ни тот ни другой выход не панацея. Единственно, что может спасти предприятия и реально помочь России – передача их в общественный сектор, где работа зачастую будет организовано во многом похоже на старые дореформенные (до 1861 г.) казенные заводы.

Монополии в добывающей промышленности основаны на весьма простом факте – эксплуатации месторождений, открытых еще при советской власти при несопоставимо высоком по сравнению с нынешним уровне затрат на поиски и разведку, в т.ч. бурение и научные исследования. Указанные монополии эксплуатируют общенародное достояние и сверхприбыль должна, безусловно, изыматься с направлением в высокотехнологический и общественный сектор.

Строительные монополии и, в первую очередь, жилье и жилищное строительство, приводящие к удорожанию строительства и землеотвода под него значительно снижает мобильность рабочей силы и создает территориальные монополии по признаку наличия/отсутствия жилья. Перевод жилищного строительства частично в общественный сектор (самострой) или в монополистический при максимум 3% рентабельности. Ограничение высотности нового строительства прогрессивным налогом на этажность пять этажей –максимум в жилом секторе, девять –максимум в административном и торговом секторе. Необходима последовательная политику разуплотнения городской застройки, поскольку пробки на дорогах и растущее число автокатастроф снижают всю ценность плотной застройки. Необходима политика более равномерно расселения по стране, в качестве источника энергии для бытовых нужд поселений использовать энергию ветра и другие альтернативные источники.
Социальные монополии – следствие или экономических монополий (производство и распределение), или информационных (интеллектуальная деятельность). Безусловно, каждый хочет сохранить высокий статус, за счет приобщения к некоторой «тайне», которую он хочет эксплуатировать к выгодек для себя. Но при этом разрушаются сами основы общества, в которых с мог появиться такой «уникум».

Перед всем миром и, особенно, перед Россией сейчас стоит острейшая задача – ради сохранения возможностей развития и просто существования технологической цивилизации необходим слом монополий, доставшихся от прошлых (и, в первую очередь индустриальной) эпох. Возможен путь и сохранения монополий путем деградации и архаизации общества. Яркий пример последнего виден в России. Но даже и это архаизированное общество не сможет существовать долго ввиду загнивания и деградации монополий, истощения дешевых ресурсов углеводородов, на которых построено все хозяйство. В отличие от эпохи 20-летней давности, начала т.н. «перестройки», сейчас уже видны очертания нового класса, и задачи стоящие перед ним. Весь вопрос насколько этот класс сможет стать «классом для себя», объединив и возглавив в первую очередь молодое поколение, которому будет скучно поддерживать разного рода «монопольки», действуя по совершенно архаичным правилам прошлых эпох, или просто не достанется места в этих «монопольках». Можно сказать, перефразируя старую истину: новому классу нечего терять кроме своих цепей, а обретет он весь мир. И это действительно так – тот, кто сумеет начать и провести постиндустриальную революцию, будет обладать силой преобразовать все другие общества и государства.
Tags: Россия, прогноз, социология, футурология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments