obsrvr (obsrvr) wrote,
obsrvr
obsrvr

Category:

31 год 36 летнего цикла



Статья как ответ на вопрос
как думаете, можно "к-вирусный психоз" подтянуть под "дело врачей" 1948.
Ну, вот ведь классика медицинского жанра: "Истоки кампании относятся к 1948 году, когда врач Лидия Тимашук на основании электрокардиограммы диагностировала у Жданова инфаркт миокарда, однако руководство Лечебно-санитарного управления — Лечсануправ Кремля заставило её написать другой диагноз и назначило Жданову лечение, противопоказанное при инфаркте, приведшее к смерти пациента"
Ну что, чего ждем "смерти условного жданова" или набираем "общее кол-во покойничков".


продолжение тем
November 24th, 2017 Цикл осознания = Полуцикл большой российской катастрофы
February 28th, 2020 36 летние циклы российские в приложении к волнениям
также продолжение других тем - список ссылок в конце

Итак 18 лет - это цикл понимания для всех более-менее интересующихся, но не совсем активистов. Активистов выжигали в более ранние стадиию

Ну так вот на 18 году стало понятно, а через 3 года начинается кое-какая движуха или невидная, или как случайная.
1773+31=1804 - 1801 - убийство Павла I, 1807 - Тильзитский мир
1809+31=1840 -
1845+31=1876 - демонстрация на Казанской площади в Санкт-Петербурге, первая в России открытая политическая демонстрация
1881+31-1912 - Ленский расстрел, Петербурге вышел первый номер большевистской газеты «Правда» {1911 = убийство Столыпина}
1917+31=1948 - убийство Жданова - исчезновение крыши "ленинградцев"
1953+31=1984 - Смерть Андропова. Визит Михаила Горбачева, тогда еще «простого» члена Политбюро, в Великобританию
1989+31=2020 - Свержение Медведа, Ковид-локдаун

То есть 31 годок он разный. В любом случае - это просыпание к активным действия на 36 годок.

А если по сути вопроса - свержение Медведа - это и есть убийство Жданова.
Неожиданно аки тать в ночи
[Spoiler (click to open)]
15 января 2020 года президент Российской Федерации В. В. Путин выступил с очередным посланием Федеральному собранию. Это Послание состояло из двух частей.

В первой части Путин предлагал определенным образом решать демографические и социальные проблемы. И тип предлагаемых решений, и стилистика зачитанного Путиным текста, и то, как именно этот текст зачитывался, — всё говорило о нормальном процессе работы над ответственным политическим документом. То есть о том, что в работе над документом обычным образом участвовали члены команды Путина, объединенные в соответствующие рабочие группы и находящиеся в рабочем диалоге с президентом России, который не склонен к оглашению того, что ему совсем не созвучно.

Собравшиеся в зале представители российской политической элиты не могли в силу такого характера работы над первой частью послания воспринимать текст как гром среди ясного неба. Часть из них была связана с теми, кто писал первую часть послания. Другая часть получила те или иные месседжи, направленные на правильное освещение и понимание документа, являющегося результатом взаимодействия президента с соответствующими рабочими группами.

На лицах представителей российского политического бомонда в ходе зачтения первой части послания было написано то, что и должно было быть, — смесь торжественности и скуки. Притом и то, и другое было порождено осведомленностью по поводу того, что надлежащим образом подготовлено и таким же образом заслушивается.

А потом началась вторая часть послания, про существование которой не знал почти никто из находившихся в зале. Тут-то и возымел место эффект грома среди ясного неба, начисто отсутствовавший в начале, при зачтении первой — известной, безобидной и должным образом подготовленной — части послания. На лицах представителей политического бомонда было написано глубочайшее неприятие всего сразу: и содержания второй части, и неведомости для собравшихся того, что оно будет озвучено.

После того как послание было зачитано, правительство Медведева подало в отставку.

Конфиденциальные кулуарные разговоры о том, что в 2020 году это свершится, начались аж в 2018 году — сразу после того, как Путина избрали президентом. Говорилось об этом этаким специфическим полушепотом: мол, Путин спешил, а Медведев попросил отсрочку до 2020 года. Но при этом говорилось одновременно и об уходе Медведева с поста председателя правительства, и о назначении Медведева на определенную, желанную для него должность. Называлось несколько таких должностей. Но никакого разговора о каком-то заместителе председателя Совета безопасности не было и речи. Говорилось о руководстве «Газпромом», о руководстве неким объединенным Верховным судом, созданным с помощью слияния имеющихся высших судебных инстанций. Словом, о чем угодно, кроме того, что стало новым местом работы бывшего премьер-министра.

Кроме того, высокоценимый Путиным и неизменно им соблюдаемый бюрократический ритуал предполагал, что вначале будет создана та должность, на которую перейдет Медведев, и только потом произойдет отставка правительства.

Я не берусь утверждать, что Медведев осуществил резкий демарш и стал полноценным инициатором отставки правительства. Не берусь я также утверждать, что эта отставка хоть в чем-то сходна с теми демонстративными отставками, которые исполнялись в 1991 году незадолго до пресловутого ГКЧП. Тогда на стол Горбачеву бросались удостоверения советников, по своей инициативе уходили Яковлев и Шеварднадзе.

Повторяю, я не берусь утверждать, что имеет место прямая аналогия тем событиям. Но нечто странное, почти неуловимое и при этом эксцентричным образом ломающее высокоценимый бюрократический ритуал, безусловно, имело место.

И потому я, сделав необходимые оговорки, имею право спросить читателя: «А что бы вы делали на месте президента, если бы правительство бросило вам вызов и заявило, что, например, в связи с возмущением второй частью послания, уходит в отставку чуть ли не по идеологическим причинам?»

Конечно, вы на месте президента могли бы совсем уж резко расплеваться, заявив, что правительство неэффективно, не отвечает новым задачам, не соответствует новому стратегическому курсу. Но вы же понимаете, что и вы-то сами десять раз бы подумали перед тем, как делать такие резкие жесты. А Путин, в отличие от вас, относится к подобным жестам примерно так же, как консервативный гражданин страны относится к собственному выходу на улицу раздетым догола. Для Путина такие чрезмерно резкие жесты не просто избыточно рискованны, они еще и донельзя неприличны.

Конечно, и Медведев мог в этом случае (подчеркну еще раз, что сугубо гипотетическом) поступить примерно так, как Шеварднадзе, заявивший, что власть реакционным образом мутирует.

Но тогда это был бы не Медведев. И одно дело — бросить такое обвинение в лицо Горбачеву, а другое дело — бросить его в лицо Путину.

Таким образом, относительная мягкость ухода Медведева и его правительства является именно относительной мягкостью. А применительно к специфике путинской власти — любая относительная, а не абсолютная мягкость граничит с недопустимой жесткостью.

В любом случае Медведев не Касьянов и не Илларионов. Тут имеет место другая прочность отношений с главой государства. А там, где имеет место такая большая прочность, недопустимо то, что хотя бы отдаленно граничит с резкостью выхода из игры. Между тем, имело место нечто отдаленно напоминающее что-то наподобие резкости, она же — упомянутая мною выше неабсолютная мягкость.

Теперь по поводу перехода Медведева на новое место работы.

Я уже оговорил выше, что в допустимых бюрократическим ритуалом абсолютно, а не относительно мягких случаях должность, на которую уходит столь высокое должностное лицо, как Медведев, не создается постфактум, а либо наличествует, либо опережающим образом оформляется.

Теперь предлагаю читателю вдобавок к этому поразмыслить над содержанием этой новой, пока еще не существующей, должности. Совет безопасности в нынешнем его качестве не обладает высокой институциональной субъектностью. Или, точнее, входящие в него высшие должностные лица имеют высочайшую институциональную субъектность, не имеющую отношения к Совету безопасности как таковому. Это руководители крупнейших силовых или иных ведомств, имеющие собственный неограниченный доступ к президенту, располагающие ресурсами этих ведомств. И собирающиеся вместе, чтобы что-то пообсуждать с лицом, которое является не только главой государства, но и Верховным главнокомандующим.

Какие бы полномочия заместитель председателя Совета безопасности ни получил, все равно как бы ниже Д. А. Медведева находятся лица с огромными самостоятельными институциональными возможностями, а выше Д. А. Медведева находится президент России, он же — Верховный главнокомандующий. При этом сбоку находится еще и секретарь Совета безопасности, каковым является Н. А. Патрушев (он занимает эту должность с 12 мая 2008 года, и его никто не попросил уйти с этой должности, предоставив ее Медведеву).

Я не хочу преувеличивать несовместимость элитных групп, составляющих ближайшее путинское окружение. Но и избежать констатации всем известных обстоятельств я тоже не могу.

Правительство Медведева всегда рассматривалось теми, кто входил в другие элитные, прежде всего спецслужбистские, части путинского окружения, как относительно либеральный сегмент этого окружения. Поэтому никакой глубокой совместимости между Медведевым и «домедведевским» составом Совета безопасности быть по определению не может. Любой матерый силовик, входящий в Совет безопасности, будет очень чутко слушаться Путина, с уважением относиться к Патрушеву, «по-братски» конфликтовать со своими коллегами в рамках всем известной конкуренции силовых ведомств и относиться к Медведеву как к новому инородному элементу, с которым следует считаться постольку, поскольку это задано президентом.

Поэтому Медведев и полностью лишен в Совете безопасности собственных институциональных позиций (то есть собственного высокостатусного силового ведомства), и чужероден, и не обладает теми связями, которые за 12 лет выстроил Патрушев. Это превращает новую высокую должность Медведева в уравнение с очень многими неизвестными. И в каком-то смысле может быть рассмотрено (конечно, в качестве лишь одного из гипотетических вариантов) как своеобразный очень мягкий и очень высокостатусный домашний арест или как бюрократическую «коробочку» (читателю, наверное, памятна песня Высоцкого со словами «обложили меня, обложили — гонят весело на номера!»).
................
Отставка Медведева не может не иметь идеологического резонанса. Возможно, этот резонанс будет избыточно оптимистическим. Возможно, что Медведев не исчезнет полностью с политического радара. Но изъять отставку Медведева из идеологического контекста и назвать ее сугубо функциональной и прагматической невозможно.

Российская политика фундаментально непрозрачна. И сейчас найдется много любителей использовать эту непрозрачность, тем или иным образом интерпретируя случившееся.

https://rossaprimavera.ru/article/58deb73e

Отставка Медведева {Как и убийство Жданова} запускает вал изменений в системе, которые накапливались, а сейчас пойдут реализовываться.
И Ковид-Локдаун - это только начало.
И о птичках -
1948-1938 = 10 лет консолидации-стабилизации элит после перетрясок. Элитам нужна своя игра.
today
с 2004 - Лавров министр ИнДел
с 2008 - Бортников директор ФСБ
с 2008 - Патрушев Секретарь Совета безопасности Российской Федерации
с 2010 - новый облик президента
с 2010 - Собянин мэр Москвы
с 2011 - Силуанов министр финансов
с 2011 - Матвиеннко Председатель Совета Федерации Федерального Собрания
с 2012 - Шойгу министр обороны
с 2012 - Колокольцев министр внутренних дел

Дополнение
October 8th, 2019 Циклы народовольческие ...
June 28th, 2019 Из гусеницы в бабочку. Большая Российская Книга Перемен
June 27th, 2019 Большие народные движения как предвестники имперских крахов ...
February 7th, 2019 Циклы-итоги веков. Испанская и российская революции
March 2nd, 2018 36-летние российские циклы догоняющего развития и прогноз на новый путинский срок
February 14th, 2018 Наглядная трактовка 36-летних российских циклов
Tags: Медведев, конспирология, циклы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments