February 10th, 2013

Элитоведческое. Скоков, первая часть



Юрий Владимирович Скоков (20 июня 1938, Владивосток — 5 февраля 2013, Москва)

Родился в семье офицера НКВД. Отец служил в Маньчжурии, имел правительственные награды.
Окончил Ленинградский электротехнический институт в 1961 году по специальности «радиоинжинер», кандидат технических наук.

В 1961—1969 — научный сотрудник НИИ № 2 Минобороны СССР в Калинине. С 1969 работал во Всесоюзном НИИ источников тока (ВНИИИТ) при Минобороны СССР. В 1977 году — директор завода Сатурн, г. Краснодар. С 1986 года назначен генеральным директором ВНИИИТ, был генеральным директором НПО «Квант», а затем председателем правления государственного межотраслевого объединения «Квант-ЭМП» (Кооперативная Всесоюзная ассоциация науки и техники в электроприборостроении, машиностроении и производстве).

В 1988 году стал одним из инициаторов создания АМБИ-банка (Акционерного коммерческого банка межотраслевой интеграции).

Избирался членом Московского городского комитета КПСС.
1989—1991 — народный депутат СССР.
1990—1991 — первый заместитель Председателя Совета Министров РСФСР.
19 июля 1991 года — 12 сентября 1991 года — Государственный советник РСФСР — Секретарь Совета по делам Федерации и территорий при Президенте РСФСР.
В 1991 году — член Государственного совета при Президенте РСФСР.
С 12 сентября 1991 года — 3 апреля 1992 года — Государственный советник РСФСР — Секретарь Комиссии при Президенте РСФСР по разработке предложений по статусу, структуре и порядку деятельности Совета безопасности РСФСР.
19 сентября 1991 года — 3 апреля 1992 года — помощник Президента РСФСР по вопросам создания системы Совета безопасности РСФСР.
В 1992 году его кандидатура выдвигалась на пост Председателя Правительства России. На Съезде народных депутатов в ходе рейтингового голосования (имевшего рекомендательный характер для Президента РФ Б.Ельцина) он получил наибольшее количество голосов (637), но Правительство возглавил, по рекомендации Е.Гайдара, Виктор Черномырдин, бывший вторым по рейтингу (627 голосов).

С 3 апреля 1992 по 1993 год — секретарь Совета Безопасности. На этом посту Скоков занимался урегулированием вопросов с бывшими республиками СССР в сфере внутренних дел, разведки, деятельности спецслужб, а также, в связи с безъядерным статусом новых независимых государств СНГ, выводом всех объектов, связанных с ядерным оружием, на территорию России. Этот период отмечен активным участием Скокова в урегулировании грузино-абхазского конфликта. Едва ли не единственный политик в окружении Ельцина, кто уже в то время полагал, что независимость Абхазии и её возможная суверенизация от Грузии соответствует геополитическим интересам России.
Collapse )

Юрий Скоков биография
В 1986 году Скоков был переведен в Москву на пост генерального директора ВНИИТ, в том же году стал генеральным директором НПО "Квант". Вскоре "Квант" приобрел репутацию передового предприятия, которое посещали высшие руководители государства. Так Скоков в 1987-1988 годах познакомился с генсеком ЦК КПСС Михаилом Горбачевым, председателем правительства СССР Николаем Рыжковым, первым секретарем Московского горкома КПСС Борисом Ельциным. Последний, охарактеризовав Скокова как "ценного работника", способствовал его избранию в члены Московского горкома КПСС.

В 1988 году Скоков, сохранив за собой прежние должности гендиректора ВНИИТ и НПО "Квант", выступил с инициативой создания государственного межотраслевого объединения "Квант-ЭМП" (Кооперативная Всесоюзная ассоциация науки и техники в электроприборостроении, машиностроении и производстве; встречается ещё как "Квантэмп"). В том же году был избран председателем правления МГО "Квант-ЭМП". Новое объединение, созданное - при поддержке Ельцина - в порядке опыта, вышло из подчинения отраслевого министерства, получив при этом существенные налоговые льготы - это позволило Скокову оплачивать своим сотрудникам высокую по тем временам зарплату.

В 1988 году Скоков стал одним из инициаторов создания АМБИ-банка (Акционерного коммерческого банка межотраслевой интеграции). По словам самого Скокова, он создавал первостепеннный коммерческий банк в стране. В 1990 году он ещё инициировал создание "Уникомбанка" (Универсального акционерного коммерческого банка), официальным учредителем которого стал "Квант-ЭМП".

Весной 1991 года Скоков участвовал в подготовке новой рыночной программы российского правительства, которая была представлена премьером Иваном Силаевым и одобрена президиумом ВС РСФСР. "Независимая газета", оценивая вклад Скокова в ее подготовку, называла его человеком "сильно антирыночного мышления", сторонником чисто административных мер, направленных на "нормализацию рынка" и укрепление "административного суверенитета" российского руководства. В 1993 году тот же газетчик Михаил Леонтьев (автор вышеупомянутой статьи в "Независимой"), называл Скокова "ортодоксальным оборонщиком".

Во время попытки государственного переворота в августе 1991 года Скоков от лица президента Ельцина вел переговоры с командующим ВДВ генералом Павлом Грачевым, тот, что в первые дни путча выполнял приказы ГКЧП и более того, по некоторым сведениям, разрабатывал проект военного захвата столицы. После беседы со Скоковым Грачев перешел на сторону Ельцина что, по словам самого Скокова, "предотвратило братоубийство" и предопределило провал путча. Шестнадцать лет через в некрологе, посвященном смерти Ельцина, газета "Завтра", давшая грубо отрицательную оценку исторической роли первого президента РФ, утверждала, что "августовский переворот" был подготовлен ещё весной 1991 года Скоковым и Грачевым.

В 1991 году Скоков был избран президентом Общественно-государственного фонда социальных гарантий военнослужащим "Гарантия". Занимал тот самый пост до 1993 года, а в 1996 снова возглавил фонд. По данным ряда изданий, как раз Скоков имел право распоряжаться принадлежавшими фонду 5 процентами акций АК "АЛРОСА" (фонд вошел в состав учредителей компании по распоряжению президента Ельцина в 1991 году). В 1999 году в результате проверки фонда Главным контрольным управлением занятие руководства организации была признана неудовлетворительной. Было принято заключение отозвать членов правления из состава правления и ходатайствовать о передаче дел в Генпрокуратуру. Скоков был уволен с поста президента "Гарантии", и все-таки не согласился с этим решением. Он начал оспаривать законность назначения на тот самый пост Романа Блохина, и все-таки потерпел неудачу.
Collapse )

Юрий Скоков – политический директор
Collapse )
Его переезд в Москву совпал с началом перестройки и с приходом в столичный горком нового первого секретаря – Бориса Ельцина. Директор крупного оборонного НПО, куда входили как заводы, так и НИИ, имел прямой выход на главного человека в Москве, от которого получал поддержку в своих начинаниях. Провозглашенное Горбачевым «ускорение» в первую очередь касалось наукоемкого производства, которым и занимался Скоков, что открыло для него ранее непредставимые возможности. Подобно Ельцину Скоков интуитивно почувствовал - куда дуют ветры перемен, и сделал ставку – в отличие от большинства коллег по ВПК, именно на новые методы управления. Хваткий «прораб перестройки» проводит на своем предприятии хозяйственный эксперимент, преобразуя его в межотраслевое объединение, получает налоговые льготы, выходит из подчинения отраслевому министерству, учреждает коммерческие банки.

Его покровитель временно выпал из высшей номенклатуры, но в 1989 году оба были избраны народными депутатами СССР, с чего началось их уже политическое содружество. Скоков оказался незаменимым помощником Ельцина; не будучи публичной фигурой, он создал необходимую базу поддержки своему патрону среди «крепких хозяйственников» и региональных элит, настроенных поначалу, в основном, против непредсказуемого бунтаря.

Скоков сыграл важнейшую роль в 89-91 гг., убедив критическую важную часть директората в том, что Ельцин – именно тот лидер, который наилучшим образом сможет защитить их интересы в отличие от безвольного Горбачева.
Понятно, что ни Геннадия Бурбулиса ни Сергея Шахрая - новых молодых помощников Ельцина, региональные управленцы не восприняли бы, а Скоков пользовался их благорасположением как «свой». Занимаемые им в тот момент должности первого зампредсовмина РСФСР и помощника российского президента были в значительной мере условностями – подлинное значение и влияние Скокова заключалось не в формальных постах, а доступе к Ельцину, влиянии на него, и в собственной незаменимости для решения деликатных задач. Кроме того, Скоков был первым из породы «крепких мужиков» так импонировавших президенту (это потом уже появлялись Барсуковы-Шумейки-Сосковцы), которых он выдвигал на роли фаворитов, считая, что хватка и характер преодолеют любые трудности.

Парадоксальным образом триумфальный успех его шефа в августе-декабре 91-го, стал началом заката влияния Скокова. Не став премьером после Силаева, он получил утешительный приз в виде должности секретаря Совбеза. Но в тот момент вокруг Ельцина сложилось уже много центров влияния, и Скоков был вовлечен в ожесточенную борьбу за власть в президентском окружении. Экономика была отдана на откуп команде Гайдара. Почти родственной близости, которая сложилась у Ельцина с начальником охраны Александром Коржаковым, у Скокова никогда не имелось. Силовики - Грачев, Баранников, были сами по себе. Петров контролировал аппарат, а помощник президента Виктор Илюшин – график главы государства. Плюс имелись Шахрай,Бурбулис, Лобов – каждый со своими претензиями и полномочиями. В этой системе «разделяй и властвуй» Скоков никак не мог найти свое место, а пресса начала его травлю как «антирыночника» и кандидата в узурпаторы. Борьбе Ельцина с депутатами Скоков уже мало чем мог помочь, к тому же будучи по духу ближе к ним, чем к Гайдару-Чубайсу.

В декабре 1992 года, ему, правда, улыбнулась Фортуна, когда на драматическом рейтинговом голосовании на съезде нардепов его кандидатура на пост премьера набрала наибольше количество голосов. Однако Ельцин предпочел ему Виктора Черномырдина, и амбициозный Скоков начал дрейфовать в сторону от президента, вскоре уйдя с поста секретаря Совбеза.
После 1993 года Юрий Скоков уже никогда не занимал никаких государственных постов, но почти пятнадцать лет продолжал играть важную роль в различных политических проектах. В 1995 году, возглавив вместе с генералом Александром Лебедем и Сергеем Глазьевым список Конгресса русских общин, он считался одним из фаворитов думской кампании, но сенсацией стала не их победа, а провал КРО, не сумевшего преодолеть пятипроцентный барьер. С тех пор Скоков ни куда больше не баллотировался, предпочитая роль «серого кардинала». Он стоял за кулисами таких проектов как Партия российских регионов и «Родина».

Последние двадцать лет жизни Скокова были весьма необычны для представителя его поколения. В отличие от других своих коллег, он нашел себя именно в политике, а не в бизнесе или чиновничьей службе. Но при этом его место в политике было подчеркнуто незаметным. Некогда демонизировавшийся СМИ как чуть ли не второй человек в государстве, Скоков ныне полностью выпал из поля их внимания, скромно занимаясь необходимой, но скучной аппаратной и организационной работой. Стоит отметить, что соратники Скокова – Дмитрий Рогозин, Сергей Глазьев, сегодня востребованы властью и занимают высокие посты. Это свидетельствует о его умении подбирать кадры, делать ставку на перспективные фигуры. Главной неудачей Юрия Скокова стало то, что он объективно не пришелся ко двору в 90-е. Политики такого типа – «государственники», «оборонщики» получили шанс уже при Путине. Но в начале 2000-х он был уже стар, а нишу заняло молодое поколение – в том числе его выдвиженцы.

Элитоведческое. Скоков, вторая часть

Элитоведческое. Скоков, третья часть


Элитоведческое. Скоков, первая часть


Элитоведческое. Скоков, вторая часть


А теперь о самом главном
Что не пишут биографы, но пишут конспирологи



15.03.1994
Выходящий из тени
В информированных кругах слухи о его могуществе и влиянии ходят не первый год. От него постоянно чего-то ждут...
Collapse )


Доклад на заседании клуба "Содержательное единство". 26 апреля 2007 года

Далее - о так называемом "гарвардском проекте". Не буду повторяться, мы об этом не раз говорили.

Логика проекта состояла в том, что следом за либералами, которые создадут в России хаос, должен прийти российский "Пиночет"... Кандидатом номер один на роль "Пиночета" с 1991 по 1993 год был Юрий Скоков. Все считали, что Скоков будет диктатором. Что бы он тогда делал - никто не знает. Однако в элите все считали, что он будет "Пиночетом". Но это - лишь до тех пор, пока в США у власти находился Буш-старший. Однако Клинтон (и вообще Демпартия США) не хотел в России никакого "Пиночета".

Тогда Скоков решил, что он станет "Пиночетом" и помимо Клинтона. И были организованы "рейтинговые" выборы премьера, на которых Скоков занял по рейтингу высшую строку. Но Ельцин подумал и решил: зачем ему Скоков и связка с уходящим Бушем, если можно поставить Черномырдина, закрепив его в связке с Демпартией США и Гором? И "пиночетизация" была отложена.

Collapse )

Стенограмма заседания клуба "Содержательное единство". 16.01.1997. Тема заседания : Лист Мебиуса

Выдержки (читать по ссылке всё!) -
Collapse )

P.S. Итого по Скокову.
Тому, кто видел в живую советских директоров, фигура Скокова понятна. Крепкий мужик, у которого "все схвачено", дела на предприятии под контролем, дает план, наградами не обижен, обширные связи. Чистый тип сенсорика. Но как и любой сенсорик прокалывается на неспособности прогнозировать. Это понятно - "Я самый умный и хваткий, тертый калач, царь горы". Один из первых пошел перекачивать деньги из безнала в нал, готовя себе номенклатурную приватизацию.

Кто им противостоял этим "капитанам индустрии" - всякая "шелупонь" без опыта работы на производстве (о-о-о!!! это был конек "красных директоров" - ты с начала на низовке поработай). Но на всякую хитрую ж... находится свой х... с винтом. Выкормыши другого Юрия Владимировича показали, что они не зря грызли граниты "Экономикс" и западной социологии. Собственно наглядный пример - кто мощнее советские или западные "общественные науки". Совок ничего не мог дать конкретного, зато Запад кучу рецептов и анализа различных ситуаций на все случаи жизни.

Собственно Гайдар развел "красных директоров", привыкших властвовать в закрытой советской экономике, как малых детей. Хотели они финансирования - получите, но вместе с гиперинфляцией.
Что такое гиперок красные дуболомы не знали, а тем временем у либералов имелся прекрасный кейс - германская гиперинфляция 1921-1923.
На стороне либералов были и простые человеческие чувства - если "капитаны индустрии" хотели все приватизировать для себя, то либералы "давали жить другим", а кто захочет пахать на дядю...

"Красных директора" были абсолютные нули в идеологии - им нечего было предложить работягам, никаких заманух кроме тяжелой работы, а либералы давали свет в окне - порвать структуры повседневности, не пахать на дядю, а на самого себя. Плюс, скажем честно, контингентец под рукой у "красных директора" оставлял желать лучшего в плане креативности и инициативности. Это и понятно - они все имели, для чего рыпаться, в то время как молодых гайдаровских волков в буквальном смысле кормили ноги.

Собственно весь период 1992-1993 - это картина постоянной потери темпа, нарастающего отставания антилиберальных сил, постоянные судорожные реакции. Оно и понятно - сложно одновременно "подымать народ" и одновременно строить хитрые элитные комбинации, которые рассыпались после новых денежных вливаний гайдаровцев. Я помню одно из интервью Гайдара начала 1992 г., где он спокойно говорил, что руководители предприятий не понимают сути рыночной экономики, и Гайдар тут был прав. Именно власть над финансами помогла либералам, а "красные директора" со своей распрекрасной промышленностью и трудовыми коллективами пошли в жопу.

Собственно политическая биография Скокова - прекрасный пример, того как на одни закулисные хитрости могут найтись другие закулисные хитрости, гораздо более эффективные.
Все советские понты не смогли никак устоять против щедрого Гайдара, одаривавшего всех возможностью обогащаться.

Аналоги скоковского хитромудрия задним умом, но в армейской среде - это Рохлин и Квачков, а еще ранее всякие "всеармейские совещания". Советская армия, как и советский ВПК в лице Скокова показали себя динозаврами - прожорливыми, но совершенно безмозглыми. Героический Квачков решил покушаться на Чубайса, аж в 2005 г., когда уже вся либеральная партия была сыграна и выиграна...


Ну и да - двум медведям в одной берлоге не ужиться - Ельцин и Скоков, люди одного типажа, но Ельцин сделал ставку на настоящих креаклов - либералов, не желая иметь рядом с собой вся эту свору тупых "красных директоров", что-то бубнящих о производстве. Оно и понятно - зачем иметь под рукой таких двуличных людей, хотящих и поиграть безнал-нал, и поприватизировать, и остаться "отцом родным" для работяг. От таких двурушников только и жди подвоха, то ли дело - "преданный без лести" Чубайс: "Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок", такой точно не предаст...