March 25th, 2008

Экономика

Алексей Кудрин сообщил, что механизмы для размещения свободных средств казначейства проработаны и постановление правительства будет выпущено на этой неделе: «После чего Минфину будет достаточно два дня, чтобы объявить очередные аукционы по размещению». Предполагается начать с небольших сумм, затем этот инструмент может давать до 600 млрд руб. дополнительной ликвидности ежедневно.

Разумный компромисс между рисками и доходами заключается в том, что ЦБ должен игнорировать потенциальные убытки, если на кону стоит финансовая стабильность в стране.

Сторонников беззалогового кредитования много. «Инструмент необходим, и не только на день, но и на недельный срок», — говорит председатель правления Локо-банка Дмитрий Крюков.
http://www.rbcdaily.ru/2008/03/25/finance/331569

P.S. Это называется приватизация прибыли и социализация убытков. Прогорать никто не хочет, все хотят выехать за счет инфляции. Просто чудесно.

Тибет-3

Политика Великобритании в Тибете
Collapse )
После деколонизации Индии сложившаяся система англо-тибетского сотрудничества как бы по праву преемственности перешла к новым индийским властям. Индия была готова углублять и развивать дружественные отношения с Тибетом, но двусмысленность предыдущей английской политики в Тибете рано или поздно должна была проявиться в международных отношениях.
В 1951 г.„ в условиях военного давления со стороны коммунистического Китая тибетские власти вынуждены были подписать с КНР «Соглашение о мерах по мирному освобождению Тибета», что означало возвращение страны в состав Китая. Дальнейшие события хорошо известны.

Особые отношения Индии с Тибетом, основы которых были заложены предшествующей английской политикой, выразились в предоставлении тысячам тибетских беженцев политического убежища в Индии и создании условий для сохранения традиционной культуры. Разумеется, политика Индии в отношении тибетской эмиграции вызывает недовольство властей КНР. Китай и Индия имеют территориальные претензии друг к другу, причем истоки пограничных проблем во многом относятся к периоду «особых» англотибетских отношений. Таким образом, последствия английской политики в Тибете в указанный период ощущаются и в наши дни, что делает рассматриваемую проблему политически актуальной.

Collapse )

Тибет-4

Бадмаев, Доржиев и советские экспедиции в Тибет
Collapse )
P.S. Познавательно.

А тем временем -
Иран намерен стать полноправным членом ШОС
http://www.rbcdaily.ru/2008/03/25/focus/331663

Если Гилани предпочтет договариваться не с президентом Мушаррафом, а с американской администрацией, это может серьезно расшатать внутриполитическую ситуацию в Пакистане. США готовят против Пакистана военную операцию, итогом которой должно стать провозглашение независимости пакистанской провинции Белуджистан по косовской схеме. В Белуджистане расположен стратегически важный порт Гвадар, где должна быть размещена база ВМС Китая. Нестабильность в Пакистане и военное вмешательство в дела исламской республики – единственный способ выдавить Китай из стратегически важного порта Гвадар в Индийском океане.
http://www.rbcdaily.ru/2008/03/25/focus/331724

Тибет-5

Конфликт КНР и Индии в Тибете (ноябрь 1959)

К концу 50-х годов идея мирного сосуществования вызывала возрастающее неприятие КНР. Китай начинал считать советско-американский диалог инструментом сговора сильных держав против молодых освободившихся стран, на лидерство в кругу которых стал претендовать Пекин. Но на ту же роль претендовала и Индия. Она обладала в международном сообществе более обширными связями и, в отличие от КНР, была представлена в ООН. Ее признавали как западные, так и социалистические страны. В Пекине видели в Индии конкурента. Это негативно сказалось на атмосфере китайско-индийских отношений.

В середине 50-х годов КНР снова стала выдвигать территориальные претензии к Индии. Через плато Аксайчин в штате Джамму и Кашмир, как уже говорилось, проходила стратегически важная для Китая высокогорная дорога, соединявшая Тибет с китайской провинцией Синьцзян. Пекин пытался закрепить всю линию прохождения дороги за собой. В 1958 г. китайские власти заявили о необходимости пересмотра китайско-индийской границы. Возникла напряженность. Отношения двух стран осложнились после восстания в Тибете весной 1959 г. Оно было жестоко подавлено китайскими войсками. Духовный и, ранее, политический глава Тибета, далай-лама, был вынужден бежать из Лхасы (административного центра Тибета) и укрылся в Индии.

Китай предъявил претензии на Аксайчин, ряд других территорий в районах горных перевалов и всю восточную часть индийской территории, прилегающую к границе с КНР (от Бирмы до Бутана). С лета 1959 г. начались китайско-индийские вооруженные столкновения. Развитие событий застало советское руководство врасплох. Оно было не готово ни осудить Пекин, ни поддержать его. Фактически Москва не стала действовать в соответствии с духом, если не буквой, советско-китайского союзного договора 1950 г. В заявлении ТАСС от 9 сентября 1959 г. советское правительство ограничилось тем, что призвало Дели и Пекин к мирному урегулированию спора. Китай расценил позицию Советского Союза как тенденциозную, а премьер-министр Индии Дж.Неру – как справедливую.

Китайско-индийский территориальный конфликт получил продолжение и в 1962 г. В ходе кампании Китай оккупировал Аксайчин и одновременно заявил о готовности признать «линию Макмагона» (границу Британской Индии в Гималаях) в ее восточной части, если Индия согласится на претензии КНР вдоль западной части этой линии, то есть в районе только что совершенных китайских захватов. Отказ Индии принять китайское требования привел к тому, что осенью 1962 г. китайские войска перешли в наступление сначала на востоке, а потом – на западе. К концу ноября Китай захватил практически всю территорию, на которую претендовал. Тем временем, на КНР стали оказывать давление внешние силы: Советский Союз снова занял нейтральную позицию, которую выработал еще в 1959 г., а США и Великобритания стали оказывать Индии военную помощь. Противостоять коалиции Китай не решился. Войска КНР были отведены на линию фактического разграничения позиций китайских и индийских войск в конце 1959 г. – плато Аксайчин осталось за КНР.

Поскольку плато относилось к числу тех районов исторического «большого Кашмира», на которые претендовал Пакистан, китайские власти предприняли хитрый дипломатический маневр для его закрепления за КНР. 2 марта 1963 г. КНР и Пакистан подписали соглашение о линии прохождения китайско-пакистанской границы таким образом, как если бы Китай признавал Аксайчин частью территории не Индии, а Пакистана, а Пакистан соглашался на переход этого плато под суверенитет КНР.

В итоге Пекин оказался надежным стратегическим союзником Пакистана в кашмирском вопросе, заинтересованным в поддержке всех территориальных претензий последнего в районе Джамму и Кашмира. Это объективно определяло ориентацию КНР на оказание поддержки Пакистану в его противостоянии с Индией. Одновременно позиция Москвы в китайско-индийском конфликте обострила советско-китайские разногласия.

(Из книги СИСТЕМНАЯ ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
Под редакцией доктора политических наук, профессора А.Д.Богатурова.«Московский рабочий» Москва 2000)
http://www.diphis.ru/content/view/215/#5

Тибет-6

Пожар на крыше мира
Collapse )

Большая игра в Гималаях
Высокогорная страна, расположенная на труднодоступном плато в самом сердце Центральной Азии, с геополитической точки зрения вполне может быть отнесена к Heartland – срединной земле. Тем показателен интерес, который к этому загадочному региону проявляют атлантистские державы – Великобритания, и, начиная с прошлого века, Соединенные Штаты. Задолго до того, как принципы ламаизма и религии бон заинтересовали западных философов и оккультистов, Тибет стал предметом пристального внимания западных стратегов. В XIX столетии ослабление Китая, управляемого деградирующей маньчжурской династией Цин, стало очевидным фактом. Далай-ламы, номинально считавшиеся вассалами китайских императоров, стали стремиться к полной независимости от бессильных сюзеренов. Сам Тибет стал частью того, что английская историография называет The Great Game – «Большой игрой». Речь идет более чем вековом соперничестве между Британской и Российской империями за геополитическое влияние в Иране, Афганистане, Туркестане и Центральной Азии. К примеру, правительство королевы Виктории с явным неудовольствием восприняло «полувоенные» экспедиции Николая Михайловича Пржевальского и Петра Кузьмича Козлова в Джунгарию и Синьцзян – китайские области, непосредственно примыкающие к Тибету и Британской Индии. Более того, в начале XX века Великобритания всерьез опасалась проникновения русских на «крышу мира». С этой целью в 1903 году из Калькутты в Тибет был направлен 3-тысячный экспедиционный корпус под командованием известного путешественника, майора Фрэнсиса Янгхазбенда. Кстати, одновременно и параллельно с миссией Янгхазбендом на Тибете действовал и русский резидент Бронислав Громчевский.

Небольшого отряда английских колониальных сил было достаточно, чтобы преодолеть слабое сопротивление тибетских войск и на год занять Лхасу. В 1912 году, через год после Синьхайской революции, свергнувшей династию Цин, под давлением англичан, китайские гарнизоны покинули Тибет, а годом позже Далай-лама XIII провозгласил фактическую независимость страны. На Симлской конференции 1913-14 годов, созванной при посредничестве Великобритании, был признан формальный сюзеренитет Китая над Тибетом, однако властям Китайской республики запрещалось вмешиваться во внутренние дела «независимого» (а де-факто находящегося в сфере влияния Британии) региона. Более того, ни одному китайскому официальному лицу не разрешалось вступать на территорию Тибета.

Статус-кво сохранялся до 1950 года. После завершения второй мировой войны и приобретения Индией независимости, ситуация существенно изменилась. В 1949 Компартия Китая устанавливает контроль над материковой частью страны, а годом позже НОАК «освобождает» Тибет. В 1951 г. Далай-лама XIV, которому тогда исполнилось 16 лет, был вынужден подписать с КНР договор, согласно которому с которым Тибету гарантировалась неприкосновенность политической системы. В числе прочего, китайцы обещали сохранить в неприкосновенности теократический строй и привилегии монастырей. Однако КПК не сдержала обещания: в рамках объявленной Мао Цзедуном политики «большого скачка» была начата кампания против ламаистской религии, множество монастырей было разрушено, а принадлежавшие им земли передавались переселенцам из центральных провинций Китая. Социальные эксперименты маоистов стали причиной всплеска сепаратистских настроений. Разрозненные повстанческие отряды объединяются в «Добровольческую армию, защищающую веру» («Тэнсунг джангланг маг»), численность которой к началу 1959 года достигает 80-90 тыс. бойцов. Весной того же года сепаратистам удается очистить от китайских войск большую часть территории Тибета. Перерастание восстания в затяжную войну, в которую могли быть втянуты соседние страны, явно играло на руку атлантистскому лагерю. Независимая и «неприсоединившаяся» Индия и Китай, который из полуколонии Запада превратился в непредсказуемую коммунистическую державу, очевидно нарушали геополитические планы США и их союзников. Но закрепившись в буферном регионе, каковым является Тибет, атлантисты могли диктовать свою волю обеим евразийским державам и дестабилизировать обстановку на всем евразийском пространстве.

Но в 1959 году НОАК жестоко подавила сепаратистский мятеж. Отношения между Китаем и Индией были серьезно испорчены после того, как индийский премьер Джавахарлал Неру предоставил Далай-ламе и десяткам тысяч тибетских беженцев политическое убежище. Известно, что тибетский первосвященник, объявленный китайскими властями «изменником», бежал в Индию не без помощи ЦРУ.

Согласно находящимся в открытом доступе документам Госдепартамента США, в 1964 году администрация Линдона Джонсона передала Далай-ламе субсидию в размере 180 тыс. долларов. Кроме того, в 60-е годы американское правительство выделяло ежегодно около 1,7 млн. долл. на поддержку вооруженного сепаратистского подполья в Тибете.

В дальнейшем, финансовая помощь сепаратистам шла не напрямую из Белого дома, а через разнообразные неправительственные структуры: International Campaign for Tibet, Social and Resource Development Fund, Tibet Information Network, Tibet Institute и т.п.

По утверждению правительства в изгнании, за 30 лет – с 1949 по 1979 год в Тибете было уничтожено более 6 тысяч буддистских монастырей, число китайских переселенцев составило 7,5 миллионов (самих тибетцев – не более 6 млн.), регион был покрыт сетью военных баз и, по некоторых сведениям, могильниками ядерных отходов.
Collapse )

Господин Бжезинский (который, как поговаривают, может вновь стать автором американской внешней политики в случае избрания Барака Обамы) в своей, вышедшей в 2007 году книге «Второй шанс: Три президента и кризис американской сверхдержавы», пишет, что в мире наступила «эпоха пробуждения достоинства». «Глобальное политическое пробуждение» охватывает весь мир – от Ирака до Индонезии и от Боливии до Тибета, утверждает геополитик, - и Соединенные Штаты не должны упустить возможность использовать этот процесс в своих целях. «Достоинство», по Бжезинскому состоит, прежде всего, в реализации старого доброго права наций на самоопределение вплоть до образования отдельных государств. Что и было продемонстрировано в Косово, и за что борется внезапно воскресшее из исторического небытия движение тибетских «самостийников». Если «пробуждение народов» было опробовано на быстрорастущей мировой державе – Китае, что уж говорить о России, которая недавно выбралась из пропасти экономического кризиса, и где еще свежи воспоминания о войне с собственными сепаратистами.
http://evrazia.org/article.php?id=364

Тибет-7

Семь лет в Тибете
http://vassina.livejournal.com/6480.html

В гражданской войне 1946-1949 гг. коммунистическая партия Китая одержала победу, гоминьдан и Чан Кайши потерпели поражение. В октябре 1949 года образовывается Китайская Народная Республика. Председателем ЦК КПК становиться Мао Цзедун.

7 октября 1950 года 40.000 китайских солдат без объявления войны и какой-либо провокации со стороны Тибета атаковали столицу Восточного Тибета, Чамдо, и разгромили маленькую тибетскую армию, абсолютно не готовую к боевым действиям.

11 Ноября 1950-го, тибетское правительство заявляет официальный протест в Организацию Объединенных Наций. Но решение откладывается для подробного обсуждения.
17-го Ноября, Его Святейшество Далай Лама 14-й, которому к тому времени исполнилось 16 лет, принимает на себя ответственность и руководство страной, как светской, так и духовной стороной жизни.

23 Мая 1951 года в Пекине подписывается договор «17 пунктов», где Китайское коммунистическое правительство предлагает Тибету территориальную автономию при условии установления в этой области коммунистической власти. В сентябре 1951 года китайская армия входит в Лхасу, тибетцы вынуждены капитулировать. В октябре 1951г. после капитуляции тибетской армии китайские войска оккупируют Тибет, ликвидировав его независимый статус de facto. Тибет становится провинцией Китая. Далай Лама является номинальным главой страны, хотя реальная власть принадлежит представителю коммунистической партии из Пекина.

С этого момента начинается китаизация Тибета, проводится ряд социалистических преобразований. 10 Марта 1959-го, национальное сопротивление Тибета проводит в Лхасе акцию протеста против Китая, сопротивление было сломлено.
17 Марта Далай Лама покидает Лхасу, и вместе с десятками тысяч других тибетцев направляется в Индию. Там они получают политическое убежище, и в Дхармасале организуют Тибетское Правительство в Изгнании.

Думаю, для более полного понимания сложившейся ситуации стоит привести текст Приказа Государственного совета Китайской Народной Республики, подписанный 28 марта 1959 года Премьером Государственного Совета Китайской Народной Республики Чжоу Энь-Лаем.

«Большинство галуней местного правительства и реакционная верхушка Тибета, войдя в сговор с империализмом и собран мятежных бандитов, подняли мятеж, нанесли вред народу, увезли с собой далай-ламу, сорвали соглашение о мероприятиях по мирному освобождению Тибета, состоящее из 17 статей, а ночью 19 марта возглавили широкое наступление местных тибетских войск и мятежников на части Народно-освободительной армии в Лхасе. Такие действия, представляющие собой измену Родине и подрыв единства страны, совершенно несовместимы с законами государства. В целях защиты единства страны и национальной сплоченности Государственный Совет обязал части Тибетского военного округа Народно-освободительной армии Китая окончательно ликвидировать мятеж и решил с сегодняшнего дня распустить местное тибетское правительство и его функции возложить на Подготовительный комитет по созданию Тибетского автономного района. На период, пока председатель Подготовительного комитета по созданию Тибетского автономного района далай-лама Дыньцзэн-Дяцо будет находиться в руках мятежников, исполняющим обязанности председателя этого комитета назначить заместителя председателя Подготовительного комитета по созданию Тибетского автономного района панчен-эртни Чугиганцана. Члена постоянного комитета Подготовительного комитета по созданию Тибетского автономного района Пабала Чжолэнамджи назначить заместителем председателя Подготовительного комитета; члена постоянного комитета и генерального секретаря Подготовительного комитета Нгабу Нгавана-джигми назначить заместителем председателя и генеральным секретарем Подготовительного комитета. Изменников Родины- Соркана Ванцингэлэ, Нюсяра Тудэнь таба, Сянька димэдоджи (Сясура), Юйто Джаси дуньчжу, Чизяна Лосаньиси, Гачжана Лосан’ьжэнь цзэня, Дала Лосанъсамдэня, Кэмэ Сонамнандю, Жуннансэ Тудэньнорсана, Пала Тудэньведэня, Оси Тудэньсанчо, Нансэлиня Баньдьордимэ, Мэньдьили ня Дьяъяiнцзяньцэня, Гарбэня Цэвандоджи, Пачо, Весэцзявьцэня (Гуньдэлиня Цзаса), Гунга-лам а и Чупугамаба Жибэдоцзи — всего 18 человек — снять с должностей членов Подготовительного комитета по созданию Тибетского автономного района и со всех других занимаемых ими постов и наказать каждого в соответствии с законами государства. Вместе с этим назначить Дэн Шао-дуна, Чжань Хуа-юя, Хуэй И-жаня, Лян Сюань-сяня, Цоко Дунь чжуцэжэня, Чжаньтуна Лосаннамджи, Гадэньчба Тудэньгуньга, Цзяньбэцылэ, Апэ Цэдэньджогара, Доджицэдэня, Сежодуньчжу, Цзяньцэньпэньцо, Лосанцычэня, Цюедьора, Пэньцованцю, Ван Пэй шэна всего 16 человек членами Подготовитель ного комитета по созданию Тибетского автономного района. Выражаю надежду, что Подготовительный комитет по созданию Тибетского автономного рай она и возглавляемое им духовенство и гражданское население всего Тибета, плотясь воедино, совмест ными усилиями будут помогать Народно-освободительной армии в быстрейшем подавлении мятежа, в укреплении государственной обороны, в защите интересов населения всех национальностей, в установлении общественного порядка и будут бороться за строительство нового, демократического, социалистического Тибета».

Тибет-8

Кому принадлежит суверенитет над Тибетом и как в Тибете обстоит дело с правами человека (Белая книга)
Пресс-канцелярия Госсовета КНР. сентябрь 1992

В 1949 году Освободительная война, которую вел китайский народ, одержала решающую победу. Вслед за тем была провозглашена Китайская Народная Республика. В ходе войны некоторые провинции и района, находившиеся под господством гоминьдановского правительства, были освобождены мирным путем, например, Бэйпин, Хунань, а также соседние с Тибетом Юньнань, Синьцзян, Сикан и др. Только что образованное правительство КНР, исходя из исторических особенностей и обстановки в Тибете на данном этапе, решило освободить Тибет также мирным путем. В январе 1950 года Центральное правительство обратилось к местному тибетскому правительству с официальным приглашением направить в Пекин делегацию на переговоры о мирном освобождении Тибета. Однако регент Дагча Нгагван-Рабсон и другие, державшие под контролем местное тибетское правительство, при поддержке зарубежных сил, пренебрегая интересами государства и тибетского народа, отказались принять приглашение. Более того, они стянули в район Чамдо восточной части Тибета главные силы тибетской армии и соорудили укрепленные ребежи, намереваясь доказать вооруженное сопротивление. В этой обстановке Центральное правительство вынуждено было отдать приказ частям Народно-освободительной армии выступить в район Чамдо. В октябре 1950 года части НОАК перешли реку Цзиньшацзян и освободили Чамдо.

Стремясь включить Тибет в свою сферу влияния, Англия дважды, в 1888 и 1903 годах, предпринимала вооруженную интервенцию в китайский Тибет. Тибетские армия и население оказали английским интервентам сопротивление, но устоять перед их напором не смогли. Во время второй интервенции английские войска вступили в Лхасу, Далай-лама XIII вынужден был покинуть город. Англичане принудили местное тибетское правительство подписать «Лхасский договор», который, однако, не приобрел юридической силы ввиду того, что цинский резидент в Тибете отказался подписать его, так как департамент по иностранным делам цинской династии считал, что этот договор ущемляет ее суверенитет.

После того, как попытка установить контроль над Тибетом путем прямой вооруженной агрессии провалилась, империалисты изменили свою тактику. Они развернули деятельность с целью отколоть Тибет от Китая. 31 августа 1907 года между Англией и Россией было подписано Англо-Русское соглашение, в котором признание суверенитета Китая над Тибетом подменялось признанием «сюзеренитета» Китая над Тибетом. Это был первый международный официальный документ, в котором произведена подмена «суверенитета» Китая над Тибетом на «сюзеренитет».

В 1911 году в Китае произошла Синьхайская революция. На следующий год, пользуясь тем, что образованная после свержения цинской монархии Республика переживала период политической смуты. Великобритания обратилась к департаменту по иностранным делам Китая с «Пятью пунктами», в которых отрицался суверенитет Китая над Тибетом. После того, как китайское правительство отказалось принять «Пять пунктов», Англия блокировала все проходы, ведущие из Индии в Тибет. В 1913 году английское правительство стало подстрекать тибетскую администрацию провозгласить независимость Тибета. Англичане обещали, что «после того, как Тибет станет совершенно независимым, Англия возьмет на себя снабжение его всеми видами военного снаряжения»; «Тибет должен будет принять контроль над финансовыми, политическими и военными делами со стороны лиц, присланных английской администрацией»; «в случае вступления в Тибет войск национального правительства Англия возьмет на себя оказщание вооруженного сопротивления»; «Тибет будет проводить открытый курс, разрешит свободную деятельность английских подданных» (Из хроники Чжу Сю «60 лет Тибета»). Однако замыслам Великобритании не было суждено исполниться.

В 1913 году Британское правительство, воспользовавшись тем, что узурпировавший в Китае власть Юань Шикай занял пост Президента Китайской Республики и был крайне заинтересован в дипломатическом признании и получении иностранных займов, склонило пекинское правительство к участию в трехстороннем совещании в Симле (Индия), инициатором которого была британская администрация. Это так называемая Симлаская китайско-англо-тибетская конференция. Перед открытием конференции политический комисар английского и индийского правительств в Сиккиме Ч. Бейли имел встречу тет-а-тет со Счадджа Лхуньцином, который должен был представлять на конференции местное тибетское правительство. В беседе Бейли пытался разъяснить Счаддже Лхуньцину, что «сюзеренитет» фактически означает «независимость». В своей книге «Прошлое и настоящее Тибета» Ч. Бейли пишет: «когда в Джангдзе я встретился с Счадджей Лхуньцином, я стал наставлять его непременно собрать и взять с собой на конференцию все документы, касающиеся китайско-тибетских контактов в прошлом, свидетельствующие о постепенной окупации Тибета Китаем, а также о требовании в настоящее время. Тибета вернуть принадлежащие ему округа и уезды». По наущению англичан тибетский представитель на конференции впервые выдвинул лозунг «независимого Тибета», а также требование включить в территорию Тибета Цинхай, Литан, Батан и др., а также Дацзяньлу. Эти требования встретили отказ со стороны представителя Китайского правительства. В этот момент британский представитель, действуя по заранее обдуманному плану, выдвинул так называемый «компромиссный вариант», в котором предлагалось все территории Китая, где проживают тибетцы, разделить на две части – внутренний Тибет и внешний Тибет. Внутренний тибет включал районы с тибетским населением в провинциях Цинхай, Ганьсу, Сычуань, Юньнань и т. д. Все они подлежали непосредственному управлению со стороны Китайского правительства. Внешний Тибет включал Тибет и Западный Сикан. В отношении их Китайскому правительству предписывалось «признать их автономию» и «не вмешиваться в их внутренние дела», но в то же время оговаривалось, что «Китай сможет по-прежнему посылать своих резидентов в Лхасу, контингент вооруженной охраны которых не должен превышать 300 человек». Суть этого «компромиссного варианта» состояла в том, чтобы подменить суверенитет Китая над Тибетом на «сюзеренитет», под прикрытием «автономии» сделать фактом отделение Тибета из-под юрисдиции Китая. Столь беспардонное требование, разумеется, встретило решительное сопротивление со стороны всего китайского народа. 3 июля 1914 года представитель Китайского правительства Чэнь Ифань, получив от правительства инструкцию, отказался поставить свою подпись под так называемым «симласким договором», сделав при этом следующее заявление: «Китайское правительство решительно отказывается признать любой договор или подобный документ, который вознамерятся подписать сегодня или в другой какой-то день Британия и Тебет». Китайское правительство изложило также эту свою позицию в ноте, направленной Британскому правительству. Таким образом Симлаская конференция завершилась полным провалом.

Летом 1942 года местное тибетское правительство при поддержке представителей Великобритании внезапно объявило об учреждении «Управления по иностранным делам», что было откроенной акцией в плане «независимого Тибета». Известие об этом событии вызвало всеобщий протест в стране. Национальное правительство выступило с серьезным предупреждением. Оказавшись под нажимом, местное тибетское правительство вынуждено было отказаться от первоначального намеренеия и доложить об этом Центральному правительству. В марте 1947 года в Нью-Дели была созвана Паназиатская конференция, на которую по закулистному плану английских империалистов был приглашен Тибет в качестве «государства», о чем свидетельствовали карта Азии, вывешенная в зале конференции, и выставленные флаги участников конференции. После того, как китайская делегация на конференции выразила самый решительный протест, организоторы конференции вынуждены были произвести соответствующие исправления.

В конце 1949 года – начале 1950 года американец Лоуэлл Томас под видом «радиокомментатора» пытался выяснить в Тибете «возможность оказания Вашингтоном помощи Тибету». На страницах американской прессы Томас писал, что «Соединенные Штаты готовы признать Тибет независимым, свободным государством». В первой половине 1950 года через Калькутту в Тибет была подставлена партия американского оружия и боеприпасов в качестве поддержки силам, готовившимся оказать вооруженное сопротивление вступлению на территорию Тибета частей Народно-освободительной Армии Китая. 1 ноября того же года госсекретарь США Ачесон выступил с клеветническим выступлением в адрес Китая, в котором расценил акцию НОАК по освобождению своей государственной территории – Тибета как «агрессию». В том же месяце по указке США кое-кто в ООН выдвинул проект резолюции о вмешательстве ООН в дела Тибета. Благодаря тому, что Китайское правительство заняло принципиальную позицию в этом вопросе и некоторые государства выступили против этого проекта резолюции, эта вылазка окончилась провалом.

Факты более чем вековой истории четко свидетельствуют о том, что так называемая проблема «независимого Тибета» была целиком вызвана к жизни империалистами старого и нового пошиба, но одинаково движимыми алчным стремлением завладеть Тибетом. Как правильно указал в свое время Далай-лама XIV: «Империалисты используют недовольство тибетского народа цинскими правителями и реакционным правительством гоминьдана для организации разного рода соблазнов и подстрекательстве, с тем чтобы оторвать тибетский народ от Родины, чтобы он подпал под их гнет, оказался у них в порабощении».

http://chinaconsulate.khb.ru/rus/ziliao/zt/zfbps/t25315.htm

Тибет-9

КАК ПРОИЗОШЕЛ ВООРУЖЕННЫЙ МЯТЕЖ 1959 ГОДА?

/Кому принадлежит суверенитет над Тибетом и как в Тибете обстоит дело с правами человека (Белая книга). Пресс-канцелярия Госсовета КНР сентябрь 1992/

До мирного освобождения Тибета там существовал феодально-крепостной строй, при котором верхние слои духовенства и аристократическая знать осуществляли свою диктатуру. Что касается широких масс крепостных и рабов, то их настоятельным требованием было скинуть сковы крепостничества. После того, как Тибет был освобожден мирным путем, немало широкомыслящих представителей верхних и средних слоев тибетского общества осознали необходимость преобразования старого режима, без чего невозможны были процветание и могущество тибетской нации. Учитывая специфику исторического развития и текущей обстановки в Тибете, Центральное народное правительство КНР придерживалось в вопросе социальных преобразований в Тибете исключительно осторожной позиции. «Соглашением о мероприятиях по мирному освобождению Тибета» предусматривалось, что в вопросах, касающихся реформ в Тибете, не будет иметь место принуждение со стороны Центрального народного правительства. Местное тибетское правительство должно проводить реформы добровольно. В январе 1957 года Премьер Госсовета КНР Чжоу Эньлай во время своего визита в Индию передал Далай-ламе, Панчену и главным сопровождающим чиновникам местного тибетского правительства письмо Председателя Мао Цзэдуна и сообщил им, что Центральное правительство приняло решение не проводить в Тибете реформы в течение второй пятилетки (1958-1962). Вопрос же о том, проводить ли реформы в период третьей пятилетки, будет решить Тибет в зависимости от обстановки.

Однако среди верхушки правящей группировки Тибета были люди, категорически выступавшие против реформ, так как в их интересах было увековечить крепостной строй. Они умышленно нарушали и подрывали «Соглашение из 17 статей» и развернули оголтелую деятельность, нацеленную на раскол Родины. В марте – апреле 1952 года незаконная организация в Тибете «Народное собрание» при поддержке сыцо (правителя) местного тибетского правительства в Лонкава и Лосан-Джаси спровоцировала в Лхасе беспорядки. Члены этой организации выступили против «Соглашения из 17 статей» и потребовали вывода из Тибета частей НОАК. В 1955 году калунь местного тибетского правительства Соркан и другие развернули тайную деятельность с целью поднять вооруженный мятеж в населенных тибетцами районах бывшей провинции Сикан. В 1956 году мятежники блокировали здания местной администрации, зверски убили несколько сот должностных лиц и мирных жителей. В мае 1957 года при поддержке калуней местного тибетского правительства Нюсяра Тудэнь-Таба и щагэба Вончу-Дэтуня мятежники основали союз «Четырех рек и шести гор», а вскоре после этого сформировали «Армию в защиту веры». Лозунги мятежников требовали «независимости Тибета» и выступали против проведения реформ. Бесчинства вооруженных мятежников принимали все более широкий размах, охватили Чамдо, Динчин, Нагчу, Шаньнань и другие места. Бандиты убивали кадровых работников, устраивали диверсии на коммуникациях, нападали на представительства Центрального правительства, гарнизоны НОАК, грабили имущество, жестоко расправлялись с мирным населением, насиловали женщин. В уезде Нэутун мятежники пытались склонить тибетца-торговца по имени Дудта Паджа к вступлению в свой отряд, а когда тот ответил отказом, они схватили его и его жену, подвесили к потолку и жестоко избили. После этого они умертвили Дудата Паджу, а жену его изнасиловали. По признанию местного тибетского правительства от населения то и дело поступали жалобы на бесчинства мятежных банд. Только в августе 1958 года поступило более 70 жалоб.

Центральное народное правительство, руководствуясь интересами национального сплочения, неоднократно указывало местному тибетскому правительству на необходимость строго карать мятежников, наладить поддержание общественного порядка. Оно обещало калуням местного тибетского правительства, что «Центральное правительство не изменит своего решения отложить проведение реформ в Тибете, причем в ходе реформ, которые будут проводиться в будущем, будут применяться мирные методы». Однако реакционная клика верхушки Тибета сочла эту позицию Центрального правительства за проявление слабости и высокомерно объявила, что, дескать, «вот уже девять лет как ханьцы не смеют тронуть ни волоска на нашем распрекрасно, наисвятейшем строе; когда мы их бъем, они лишь слабо сопротивляются, не в состоянии дать ответный удар; если нам удастся доставить в Лхасу большую партию оружия, то мы ударим по ханьцам и они обратятся в бегство. Ну а если не побегут, то мы увезем Далай-ламу в Шаньнань, там соберем силы и нанесем контрудар, вернем себе Лхасы. Если же и это не удастся, то уйдем в Индию».

С самого начала вооруженный мятеж в Тибете получил поддержку со стороны враждебно настроенных по отношению к Китаю зарубежных сил. В книге Нормана С. Хол «США, Тибет и Китай» упоминается, что в 1957 году Центральное разведывательное управление США рекрутировало 6 парней из проживавших за границей тибетских эмигрантов и направило их для прохождения курса в разведшколу на острове Гуам. Эти парни были обучены умению ориентироваться по карте, пользоваться рацией, стрельбе из разных видов оружия, высадке с паряшютом. После этого американцы в разное время приняли для прохождения спецподготовки на военной базе в Колорадо 170 человек – членов так называемого «партизанского отряда кхампа». Прошедшие подготовку были частично сброшены десантом на территории Тибета, частично проникли туда другими путями. Они ставили совей задачей «создать эффективное движение сопротивления», чтобы «воспрепятствовать китайской оккупации». В статье «Замыслы американского ЦРУ в отношении Тибета», помещенной в номере от 5 сентября 1975 года «Фар Истери экономик ревью», выходящего в Сянгане, говорится: В мае 1958 года двое из первой партии тибетцев, прошедших спецподготовку в американской разведшколе, в качестве агентов ЦРУ прибыли в Шаньнань, в штаб мятежников, командующим которых был Андругцан Гомпо-Джаси, и немедленно установили связь с ЦРУ. Вскоре после этого американцы доставили самолетами и сбросили в районе Тигу большую партию боеприпасов, предназначенных для тибетских мятежников. В этой партии было 20 легких пулеметов, 2 миноместные пушки, 100 винтовок, 600 ручных гранат, 600 снарядов, около 40 тысяч патронов.в то же время американцы доставили мятежникам, засевшим в округе Шаньнань, большие партии оружия и боеприпасов сухопутным путем.

Вступление тибетских феодалов-крепостников, решивших во что бы то ни стало отстоять крепостной строй, в сговор с зарубежными реакционными, антикитайскими силами способствовало быстрому расширению масштаба деятельности мятежников. Общий вооруженный мятеж, вспыхнувший 10 марта 1959 года в Лхасе, явился результатом их заговорщицкой деятельности, мятеж этот был тщательно продуман и подготовлен.

7 февраля 1959 года Далай-лама по собственной инициативе обратился к заместителю командующего Тибетским военным округом Дэн Шаодуну с просьбой посмотреть концент Ансамбля Тибетского военного округа: Я слыхал, что недавно вернувшийся из внутренних районов Ансамбль Тибетского военного округа выступает с интересной программой. Я хотел бы побывать на их концерте. Прошу вас устроить это». Дэн Шаодун и другие работники штаба ответили, что готовы устроить такой просмотр для Далай-ламы, попросили его уточнить время и место, удобные для него. Кроме того, они поставили в известность Соркана и других калуней местного тибетского правительства, а также адъютанта Далай-ламы Чицзяна Лосан-Иси относительно пожелания Далай-ламы. 8 марта Далай-лама назначил время просмотра – 3 часа пополудни 10 марта и место – конференц-зал Тибетского военного округа. Работники Тибетского военного округа со всем тщанием подготовились к приему Далай-ламы. Вечером 9 марта мэр Лхасы Мибоин распространил подстрекательский слух: Завтра Далай-лама отправится в Военный округ на банкет, смотреть концент. Ханьцы уже приготовили самолет, чтобы увезти на нем Далай-ламу в Пекин. Этот мэр призвал также жителей Лхасы послать по одному человеку от каждой семьи в Норбулинку (местоположение резиденции Далай-ламы) с петицией, умоляя Далай-ламу ни в коем случае не ходить на концерт. Утром следующего дня мятежники, действуя то силой, то уговорами, собрали около 2 тысячи человек и направились всей толпой в Норбулинку. Был пущен слух: «Военный округ собирается отравить Далай-ламу». По пути выкрикивали лозунги «независимый Тибет», «долой ханьцев». Мятежники нацесли травму находившемуся на месте событий заместителю командующего Тибетским военным округом, в прошлом занимавшем пост калуня, Сомпо Цэван-Жэньцзэню; забросав камнями, заживо убили члена Подготовительного комитета по созданию Тибетского автономного района, прогрессивного деятеля-патриота пагпалха Соднам-Дзямцога, а труп его привязали к хвосту лощади и поволокли в центр города. Вслед за этими событиями мятежники созвали так называемые «Собрание народных представителей» и «Народное собрание Тибетского независимого государства», стали в спешном порядке сколачивать новые вооруженные формирования. Они открыто пошли на рызрыв «Соглашения из 17 статей», провозгласили «независимость Тибета», изменили Родине, подняв всесторонний вооруженный мятеж.

Несмотря на то, Норбулинка была блокирована мятежниками и связаться с Далай-ламой было не так-то легко, все же представитель Центрального правительства в Тибете Тань Гуаньсань, прибегнув к помощи патриотически настроенных лиц, передал Далай-ламе три письма, дотированные 10, 11и 15 марта. В своих письмах Тань Гуаньсань писал, что вполне понимает положение, в котором оказался Далай-лама, выражал озабоченность по поводу его безопасности и указывал, что мятежники пошли на оголтелую вооруженную провокацию, в связи с чем он требует, чтобы местное тибетское правительство приняло меры по немедленному пресечению действий мятежников. Далай-лама в ответ на письма Тань Гуаньсаня направил ему три письма от 11, 12 и 16 марта. В своих письмах Далай-лама писал: «Реакционные злостные элементы под предлогом обеспечения моей безопасности занимаются деятельностью, наносящей мне вред. Я принимаю меры к устранению этого». «Незаконные действия реакционных кругов очень огорчили меня... Сейчас я принимаю все возможное к разрешению инцидента, серьезно подрывающего отношения между Центральным правительством и Тибетом, произошедшего под предлогом защиты моей безопасности». В письме от 16 марта Далай-лама сообщает, что он уже «сделал наставления», «серьезно осудил» незаконные действия, выступая перед работниками местно правительства. Он кроме того писал, что при возможности посетит штаб военного округа. Все три письма Далай-ламы в свое время были в виде фотокопий опубликованы Телеграфным агентством Синьхуа и до сих пор находятся в полной сохранности.

Однако ночью 17 марта Соркан Ванцин-Гэлэ, Нюсяр Тудэнь-Таба, Сянька Джигми-Доджи и другие главари мятежа насильственным путем увезли Далай-ламу из Лхасы в Шаньнань, где была опорная база вооруженных мятежников. После того, как мятеж провалился, все они бежали в Индию.

После того, как Далай-лама был увезен из Лхасы, мятежники подняли около 7 тысяч человек и ранним утром 20 марта организовали крупномасштабное нападение на партийные, административные и военные учреждения. Расквартированные в Лхасе части НОАК в обстановке, не позволявшей продолжать оставаться в бездействии, получили приказ утром в 10 часов дать мятежникам вооруженный отпор, при поддержке патриотически настроенных духовенства и гражданского населения всего за два дня они решительно подавили мятеж в Лхасе. Вслед за тем были разгромлены и мятежники, засевшие в Шаньнани. Постепенно были ликвидированы и рассеянные в других местах вооруженные отряды мятежников.

Collapse )

Тибет-11

ФЕОДАЛЬНО-КРЕПОСТНОЙ СТРОЙ В СТАРОМ ТИБЕТЕ

На протяжении веков вплоть до 1959 года, в котором приступили к демократическим реформам, в Тибете господствовал феодально-крепостной строй, в политическом отношении существовала теократия – диктатура верхушки духовенства и феодальной знати. По жестокости существовавших подрядков мрачная эпоха феодально-крепостного строя в Тибете нисколько не уступала феодальному средневековью в Европе, а может быть, даже превосходила его. В Тибете были три категории крепостников-землевладельцев: административная верхулка, феодальная знать и высокопоставленные служители монастырей. Они составляли лишь 5 процентов всего населения Тибета, но зато в их собственности были вся пахотная земля, все пастбища, леса, горы, реки и значительная часть скота. По данным статистики в начальный период правления цинов (17 век), из 3 миллионов кхал (15 кхал=1 гектару) пахотных земель 30,9 процента составляли владения административной верхушки, 29,6 процента – владения феодальной знати, 39,5 процента – владения монастырей и высшего духовенства. Накануне демократических реформ (1959) в Тибете насчитывалось 197 семей потомственных аристократов, 25 семей крупных землевладельцев, среди которых 7-8 семей пользовались наибольшим влиянием. Во владении каждой аристократической семьи было несколько десятков поместий площадью в несколько десятков тысяч кхал.

Крепостные и рабы составляли более 90 процентов населения. Они делились на «чаба» - крепостных, получивших от землевладельца небольшой надел земли и обязанных за это отбывать барщину, и «дуйцюн» -- так называемые «бедные дома» -- крепостных, прикрепленных к поместью хозяина и не имевших ни земли, ни личной свободы. Кроме того были «ланшэн» - наследственные рабы, лишенные каких бы то ни было средств производства и не имевших личной свободы. «Ланшэн» составлял 5 процентов населения.

Феодал владел крепостными как своей собственностью, мог распоряжаться ими, как хотел, мог продать, уступить, подарить, отдать в уплату за долг, обменять и т. п. Как свидетельствуют исторические документы, в 1943 году один богаты феодал по имени Чэнгмоим Норбу Вангуай продал монаху-чиновнику Гарчжола Камси из района Чжигоин 100 крепостных по цене 60 тибетских лянов серебром (соответствует примерно 4 китайским лянам серебром) за каждого, кроме того он отдал монастырю Куньдэлин 400 крепостных в качестве покрытия долги в размере 3 тысячи тибетских пин серебром (около 10 тысяч китайских юаней серебром). Феодал распоряжался рождением, смертью, женитьбой и замужеством своих крепостных. Если крепостной парень захотел жениться на крепостной девушке, принадлежащей другому хозяину, он должен был уплатить хозяину невесты выкуп. Бывало, что в обмен на крепостную, выданную замуж за парня своего поместья, феодал отдавал девушку из числа своих крепостных. Могло быть и там, что вступившие в брак крепостные и после женитьбы оставались собственностью своих прежних хозяев. В таком случае рождавшийся у них мальчик переходил в собственность хозяина мужа, а если рождалась девочка, то она становилась собственностью феодала, являющегося хозяином ее матери. Все дети крепостных с самого рождения заносились в реестры крепостных и были обречены всю жизнь быть собственностью феодала.
Collapse )


Проценты на взятую в долг ссуду росли как снежный ком, задолженность по ней передавалась по наследству от отца к сыну, от сына к внуку, разорялся долждник, разорялся человек, давший поручительство, а долг продолжал расти. В уезде Моньджокунька был крепостной по имени серинг Гоинбо. Его дед в свое время взял в долг у монастыря Сэра 50 кхал (1 кхал=14кг) зерна. В течение 77 лет дед, отец и сам Серинг Гоинбо 77 лет выплачивали монастырю Сэра зерном задолженностью по процентам, всего уплатили более 3 тысяч кхал зерна, однако заимодавец утверждал, что за его семьей все еще числится долг в размере 100 тысяч кхал. Крепостной Дайизин из Донгара в 1941 году взял в долг у хозяина 1 кхал ячменя. К 1951 году хозяин потребовал возврата долга в размере 600 кхал зерна. Дайнзину ничего не оставалось, как уйти из родного села. Но хозяин тогда схватил сына (7лет) Дайнзина в качестве уплаты задолг, жена его покончила самоубийством.

Для защиты интересов феодалов нравители Тибета разработали целый ряд законов. На протяжении нескольких веков действовали «Кодекс из 13 пунктов» и «Кодекс из 16 пунктов», согласно которым все население Тибета делилось на три категории и 9 разрядов, причем оговаривались очень четко неравные права каждого разряда перед законом. Эти кодексы гласили: «не вступай в пререкания с образованными младшими членами знатных фамилий», тяжким преступлением считалось, если принадлежавший к низкому разряду поднимал руку на вышестоящего, било если нижний чин осмеливался вступать в пререкания с высшим чином, совершивший его подвергался аресту»; «аресту подвергатся крепостные, отказавшиеся подчиниться хозяину», «аресту подлежит простолюдин, толкнувший должностного чиновника» и. п. Был также пункт, предусматривающий «арест и избиение плетьми в случае, если человек, подавший жалобу вану, не сумел соблюсти положенного ритуала». В отношении лиц, принадлежавших к разным разрядам, но совершивших одинаковое преступление, полагались различные по степени строгости наказания. Так в статье о мере наказания за убийство говорилось: «Все люди делятся на категории и разряды, в зависимости от чего устанавливается и цена за их жизнь». За убийство сына вана, живого будды и других представителей высших разрядов полагался штраф золотом в размере, равном весу трупа убитого. А стоимость жизни представителей низших разрядов – женщин, мясников, охотников, ремесленников и т. п. Оценивалась в размере, едва достаточном для покупки куска соломенной веревки. Пункт, касавшийся возмещения за нанесенную травму, устанавливал: Слуге, по вине которого хозяин получил травму, следует отрубать руку или ногу; хозяин, избивший слугу, может пригласить врача, чтобы тот залечил раны избитого, но хозяин отказывался платить какую бы то ни было денежную компенсацию.
Collapse )