obsrvr (obsrvr) wrote,
obsrvr
obsrvr

О будущем (на примере Германии)

Амбициозная схема перекрестного субсидирования стала стимулом развития новой отрасли

Компания Q-Cells, расположенная в Вольфене, что к северу от Лейпцига, - крупнейший мировой производитель фотоэлементов, используемых в солнечных батареях. В прошлом году она опередила японский гигант Sharp и недавно объявила о существенном росте продаж (на 59%) и прибыли (на 69%). На первый взгляд Германия, которую нельзя назвать солнечной страной, кажется не совсем обычным кандидатом на лидерство в этой отрасли. Тем не менее именно ей принадлежит первенство по установленной мощности возобновляемых источников энергии и третье место по производству солнечных батарей (после Китая и Японии).

Опубликованный весной последний отчет Министерства окружающей среды и охраны природы Германии о состоянии данной отрасли показывает, насколько быстро она развивается. В настоящее время на долю возобновляемых источников приходится 6,7% всего энергопотребления против 5,5% в 2006-м и 3,5% в 2003-м. Оборот здесь в 2007 году составил 24,6 млрд евро (32,9 млрд долларов), что на 10% выше, чем в 2006-м, и примерно в 4 раза больше по сравнению с 2000-м. Доля электричества, получаемого с помощью возобновляемых источников, достигла 14,2% против 11,7% в 2006-м - отчасти благодаря более сильным ветрам в прошлом году. Это означает, что Германия уже выполнила поставленную перед членами Евросоюза задачу, согласно которой возобновляемые источники должны вырабатывать 12,5% всей электроэнергии.

Андреас Дюзер из концерна Enercon, выпускающего ветроэнергетическое оборудование в Нижней Саксонии, надеется, что производство оборудования для возобновляемых источников энергии займет важное место в немецкой промышленности наряду с автомобиле- и станкостроением. Численность рабочих мест в секторах, связанных с возобновляемыми источниками энергии, возрастет с 250 тыс. в 2007 году до примерно 710 тыс. в 2030-м, что к тому времени будет соответствовать занятости в автопромышленности, прогнозирует Торстен Хенцельманн из консалтинговой компании Roland Berger.

Согласно EEG электроэнергия, вырабатываемая возобновляемыми источниками, должна покупаться по щедрым «входным тарифам», которые устанавливают расценки выше рыночных и фиксируют их на 20 лет. Например, энергия, которую производят размещенные в 2007-м на крышах зданий фотоэлектрические системы, может продаваться по тарифу 0,49 евро за киловатт-час (что примерно в 7 раз больше сегодняшней оптовой цены) до 2027 года. Фиксированный тариф позволяет инвесторам рассчитать прибыль и устраняет неопределенность в вопросах финансирования.

Предприятия коммунального хозяйства, приобретающие энергию по более высокому тарифу, перекладывают дополнительные издержки на потребителей в виде бОльших счетов за электричество. В результате в прошлом году к стоимости электроэнергии прибавился в среднем один евроцент за киловатт-час и тем самым средний счет домохозяйства за электричество увеличился на 5%, или на 3 евро, в месяц. В пересчете на страну в 2007 году данная сумма составила 7,7 млрд евро, что на 38% больше, чем в предыдущем. Энтузиасты считают, что это невысокая цена для запуска новой отрасли и сокращения выбросов углерода энергетического сектора.


Политическая мощь пенсионеров вызывает все большее беспокойство

Конфликт поколений, спустя сорок лет после появления этого понятия, возвращается в Германию. С самым резким предостережением по данному поводу выступил бывший президент Роман Херцог, хотя ему самому уже далеко за 30. Германия, заявил он, рискует превратиться в «демократию пенсионеров», где «старые будут грабить молодых». Причиной его тревоги послужило решение правительства дать пенсионерам чуть больше денег, чем планировалось. Но ведь они достойны «хоть капли» благ экономического подъема, парировал Вальтер Хиррлингер, председатель Социального союза VdK, представляющего интересы пенсионеров, инвалидов и больных.

Германия сделала больше, чем большинство других развитых стран, для того чтобы обезвредить пенсионную бомбу замедленного действия. В период с 2001 по 2004 годы правительство сдерживало будущие увеличения пенсий, привязывая их к соотношению количества плательщиков пенсионных взносов и получателей пенсий. Оно также ввело стимулирующие меры, частично финансируемые самими пенсионерами, для тех, кто трудится в настоящее время, чтобы они могли накопить собственные будущие пенсии. Правительство «большой коалиции» СДПГ и Христианско-демократического союза (ХДС) продолжило эту политику, приняв закон о постепенном повышении пенсионного возраста с 65 до 67 лет начиная с 2012 года.

Между тем в Германии вызывает беспокойство рост стоимости медицинского обслуживания. А Бундесбанк считает, что пенсионный возраст нужно снова повысить - до 68 лет или более. Иначе в пенсионной сфере «остается совсем мало пространства для дальнейших реформ», - говорит Мартин Вердинг из Института экономических исследований Ifo в Мюнхене.
http://magazine.rbc.ru/economist/23/05/2008/171213.shtml


Кто унаследует Германию

Немецкое общество вынуждено пересматривать свои взгляды на то, какое место в его жизни должна занимать молодежь. Привычный образ немецкого студента, до 30 лет перебивающегося случайными заработками и живущего на социальное пособие, признан экономически неэффективным и уходит в прошлое. Немцы хотят видеть новую молодежь — готовую к большим нагрузкам и рассчитывающую на лучший уровень жизни.

Долгие годы и само немецкое общество рассматривало 25−летних граждан как детей, недостаточно взрослых для серьезной работы. Многие работодатели если и нанимали работников в возрасте до 30 лет, то лишь на позиции «практикантов», что чаще всего означало символическую зарплату при минимальной ответственности. Государство шло еще дальше, по сути, объявляя лиц в возрасте до 27 лет «детьми», например выплачивая их родителям «детское пособие». Заполняя анкету для регистрации по месту жительства, гражданин легко мог встретить вопрос «Проживают ли с вами дети в возрасте до 27 лет?», а суды предпочитали судить 21−летних обвиняемых по специальному уголовному кодексу для подростков.

Еще пару лет назад совершенно нормальной считалась ситуация, когда приближающийся к тридцатилетию студент продолжал годами жить в комнате в общежитии и работал от случаю к случаю. Такое положение вещей помогало неплохо гасить социальные конфликты, предоставляя молодежи большую свободу самовыражения при сносном уровне жизни, а также существенно сокращая конкуренцию на рынке труда. Однако данная модель успешно работала лишь при устойчивом экономическом росте и достаточном количестве молодежи

Сегодня Германия уже не может позволить себе прежнего вольного обхождения с таким ресурсом, как молодежь. Немецкая экономика растет весьма скромными темпами. В прошлом году рост ВВП составил лишь 2,7%, а на ближайшие годы прогнозируется и того меньше — 1,7%, что сильно затруднит финансирование социальных программ, в том числе поддержку образования.

С другой стороны, стремительно сокращается и доля молодых немцев в обществе. По данным немецкой статистической службы, граждане в возрасте от 20 до 29 лет составляют сейчас лишь 11,8% населения страны, в возрастной группе от 10 до 19 лет находятся 10,7% немцев, а дети младше девяти лет — это и вовсе лишь 8% населения.

При этом возрастная группа 40–49 лет составляет целых 16,6% населения Германии. Таким образом, уже через несколько лет число выходящих на пенсию немцев превысит число входящих на рынок труда. К 2030 году соотношение пенсионеров и работающих составит 1:2, что по сути будет означать как стремительный рост и без того высоких налогов, так и колоссальное сокращение пенсий.

Искусственное затягивание возраста окончания гражданами университетов выглядит непростительным расточительством трудовых ресурсов. По прогнозам аналитиков компании McKinsey, уже через десять-двенадцать лет немецкой экономике будет не хватать 6 млн рабочих рук и среди них не менее 1,2 млн высококвалифицированных специалистов. Уже сегодня, по некоторым данным, немецким компаниям не хватает около 100 тыс. инженеров.

Дефицит молодых кадров подстегивается и ростом эмиграции из страны. За последние два десятка лет число немцев, эмигрирующих из страны, увеличилось более чем в два с половиной раза — с 60 тыс. в 1990 году почти до 160 тыс. в 2007−м. Подавляющее большинство мигрантов — хорошо образованные молодые люди. Согласно опросу немецкого института экономики IW, более 35% граждан в возрасте до 40 лет признались, что «в последнее время всерьез размышляли о том, не стоит ли покинуть страну на долгое время или вовсе эмигрировать из нее». Более 80% готовых эмигрировать назвали главной причиной стремление к поиску бОльших возможностей, 66% — желание спастись от бюрократии, 64% — избежать слишком высоких налогов. Понятно, что, если обучение в вузах и дальше будет таким же «неторопливым», ситуация может стать просто катастрофической.

http://expert.ru/printissues/expert/2008/21/kto_unasleduet_germaniyu
Tags: Германия, будущее
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments