obsrvr (obsrvr) wrote,
obsrvr
obsrvr

Categories:

Тибет-3

Политика Великобритании в Тибете

На протяжении многих веков Китай пытался подчинить себе своего юго-западного соседа - Тибетское государство. В определенные периоды истории Китаю удавалось добиться этого, но затем, воспользовавшись очередным ослаблением опасного соседа, Тибет выходил из-под китайского контроля и восстанавливал свою независимость. В последний раз Тибет сумел обрести фактическую независимость в период с 1912 по 1950 гг., то есть всего лишь на 38 лет. Условиями, способствовавшими обретению этой короткой независимости, явились Синьхайская революция 1911 г. в Китае и заинтересованность крупных европейских держав в установлении своего влияния в Тибете.

В первой половине XX в., в период существования независимого Тибетского государства, значительным влиянием в Тибете пользовалась Великобритания, которая проводила свою политику в «Стране снегов» руками английской администрации Индии. Этому влиянию пытались помешать дипломаты Советского государства и Китая, имевшие собственные планы относительно Тибета. Для советского руководства Тибет представлялся чем-то вроде Северной Монголии, народу которой уже была навязана социалистическая модель развития и оказывалась серьезная поддержка. «Экспорт революции» в Тибет долнсен был сопровождаться одновременным подрывом английского влияния в стране.

Для республиканского Китая Тибет был всего лишь отколовшейся частью китайской территории, вернуть которую следовало любой ценой. Власти Китая никогда не признавали независимости Тибета, расценивая деятельность тибетского правительства как проявление сепаратизма, поддерживаемого и поощряемого британской администрацией Индии. Если обезопасить страну от советских происков было для тибетских властей сравнительно легко, то для, противодействия китайскому давлению нужна была серьезная внешняя сила.

Великобритания, как и другие страны мира, не решилась на дипломатическое признание Тибета как суверенного государства. Тем не менее, между двумя странами сложились особые неформальные отношения, благодаря которым более трех десятилетий Тибет сдерживал натиск со стороны Китая.

После деколонизации Индии сложившаяся система англо-тибетского сотрудничества как бы по праву преемственности перешла к новым индийским властям. Индия была готова углублять и развивать дружественные отношения с Тибетом, но двусмысленность предыдущей английской политики в Тибете рано или поздно должна была проявиться в международных отношениях.
В 1951 г.„ в условиях военного давления со стороны коммунистического Китая тибетские власти вынуждены были подписать с КНР «Соглашение о мерах по мирному освобождению Тибета», что означало возвращение страны в состав Китая. Дальнейшие события хорошо известны.

Особые отношения Индии с Тибетом, основы которых были заложены предшествующей английской политикой, выразились в предоставлении тысячам тибетских беженцев политического убежища в Индии и создании условий для сохранения традиционной культуры. Разумеется, политика Индии в отношении тибетской эмиграции вызывает недовольство властей КНР. Китай и Индия имеют территориальные претензии друг к другу, причем истоки пограничных проблем во многом относятся к периоду «особых» англотибетских отношений. Таким образом, последствия английской политики в Тибете в указанный период ощущаются и в наши дни, что делает рассматриваемую проблему политически актуальной.



Английская политика в Тибете изучена далеко не полностью. Нередко эта политика оценивается различными авторами с прямо противоположных позиций. Между тем, за прошедшие полвека накопилась солидная источниковая база,, позволяющая объективно и подробно исследовать данную
проблему. Иначе говоря, существует и научная актуальность проблемы английской политики в Тибете, определяющая необходимость дальнейшей разработки указанной темы.
Степень изученности темы. Начало историографии политики Великобритании в Тибете в первой половине XX в. было положено в ЗО-е годы работами Ч.Белла и Ф.Чэпмэна, в свое время непосредственно посещавших Тибет. Особенностью вышеназванных трудов является то, что их содержание можно условно разделить на две части - одна из них представляет собой научное исследование интересующей нас темы, а другая посвящена описанию поездки самого автора в Тибет и может рассматриваться в качестве источника.

Ч. Белл являлся одной из самых знаковых фигур в англо-тибетских отношениях. Его знакомство с Тибетом началось в 1904 г., когда он был назначен политическим офицером в Долине Чумби, оккупированной британскими войсками в соответствии с Лхасским соглашением 1904 г. В 1908-18 гг. Ч. Белл находился на посту политического офицера в Сиккиме, а в 1920 г. был послан со специальной дипломатической миссией в Лхасу, где оставался до 1921 г. Благодаря дружественным отношениям, которые сложились между Ч. Беллом и Далай-ламой XIII во время пребывания последнего в Индии в 1910-12 гг., стало возможным восстановление прерванных в послевоенный период англо-тибетских отношений. Именно Ч. Белл стал главным инициатором и автором новой британской политики в Тибете, которая была принята Лондоном после его миссии в Лхасу и осуществлялась вплоть до 1947 г.

В этой связи его книги представляют собой огромный научный интерес, так как позволяют проследить не только историю англо-тибетских контактов, начиная с С. Тернера и Дж. Богля, чему автор посвятил небольшой очерк, но и необходимо отметить, что работы Ли Дэвдэна, В. Д. Шакабпы и X. Ричардсона также можно условно разделить на две части, что позволяет использовать их и как источник, и как историографию.

Ф. Чэпмэн также посетил Лхасу в 1936 г. вместе с британской миссией во главе с Б. Гоулдом, британским политическим офицером в Сиккиме. Автор посвятил небольшой очерк тибетской истории и началу англо-тибетских контактов во времена У. Гастингса, генерал-губернатора Индии. Подчеркивается, что экспедиция Ф. Янгхазбенда в значительной степени изменила отношение тибетского правительство к контактам с Великобританией, так как оно убедилось в отсутствии у Лондона намерений захватывать Тибет или уничтожать его религию. Он подчеркивает значение деятельности Ч. Белла и его личных отношений с тибетским иерархом для поддержания контактов с лхасскими властями.

Вышеперечисленные работы заложили основу проанглийской трактовки «тибетской» политики Великобритании, согласно которой отношения между странами носили обоюдно дружественный характер. В этом контексте рассматриваются основные проблемы англо-тибетских отношений.

В этот же период выходит работа индийского историка Т. Даса, посвященная английской политике в Тибете в период с конца XVIII в. и до Вашингтонской конференции 1921-1922 гг. В целом автор в очень резких выражениях оценивает британскую деятельность в регионе как агрессивную и направленную на завоевание тибетской территории. Данная работа носит ярко выраженный прокитайский характер и представляет собой лишь сжатую историю англо-тибетских отношений. В частности, автор уделяет большое внимание отдельным моментам (первые британские миссии в Тибет, экспедиция Ф. Янгхазбенда Симлская и Вашингтонская конференции) и пропускает, тем самым, значительные эпизоды, которые играют важную роль для объективной оценки британской политики в Тибете. Негативная оценка индийским историком деятельности британцев в Тибете напрямую связана с колониальной политикой Великобритании по отношению к Индии.

Китайская историография базируется на гоминьдановской идее о том» что тибетцы — это один из народов Китая. Эта идея из работ Сунь Ятсена и Чан Кайши перешла в труды коммунистических историков Китая. Отличительной чертой китайской историографии является подчеркнуто отрицательная оценка деятельности британцев в Тибете. Начало подобной трактовки «тибетской» политики Великобритании было положено книгой Ли Дэцзэна6, в которой Тибет представляется как составная часть Китая, а политика Англии оценивается как направленная на разъединение двух родственных территорий и завоевание Тибета. Такой же точки зрения придерживаются и современные китайские авторы (Чжэн Шань, Ван Фужень, Я Ханьчжан).

Вместе с тем следует подчеркнуть важность работ Я Ханьчжана, где приводится подробные жизнеописания Далай-лам и Панчен-лам, в том числе и в интересующий нас период. И хотя в этих исследованиях автор и не отошел от негативных оценок деятельности британцев, его работы содержат упоминания о важных фактах англо-тибетских отношений. Кроме того, исследование Я Ханьчжана отличается тем, что автор на протяжении всего повествования цитирует большое число источников, стремясь дать более объективную картину происходящих событий.

В отечественной историографии первые сведения о британской политике в Тибете появляются в работе К. Харнского . Автор оценивает миссию Ф. Янгхазбенда как направленную на захват не только Тибета, но и близлежащих территорий. К. Харнский обвиняет британское правительство в том, что оно воспользовалось Синьхайской революцией 1911 г., чтобы изгнать представителей китайских властей из Тибета, тем самым, освободив себе дорогу. Наконец, он неправильно определяет время начала Симлской конференции и цели конференции. По его мнению, эта трехсторонняя встреча была открыта в 1912 г. и должна была урегулировать пограничный тибето-китайский спор. На самом деле,, конференция началась в 1913 г. и имела своей целью определить статус Тибета.

Подобная оценка была характерна и для 50-х гг. XX в., и наиболее ярко проявилась в работах В. П. Леонтьева и Р. Е. Пубаева. Оба автора называют британскую деятельность в Тибете экспансионистской и направленной на завоевание Тибета. Они обвиняют Великобританию в том, что она инспирировала антикитайские выступления в Тибете в период Синьхайской революции 1911 г. с целью последующего установления там протектората.

Очевидно, критика отечественными историками британской деятельности в Тибете была связана с победой коммунистического режима в Китае и установлением китайской власти в Тибете в 50-х гг. Вследствие того, что сама китайская историография, как периода Гоминьдана, так и КНР, обвиняла британцев в подстрекательстве тибетского правительства к отделению от Китая, подобная оценка естественным образом перешла и в отечественную историческую науку.

Начиная с 50-х гг. XX в. в индийской и европейской историографии появляются большое количество исследований, которые тем или иным образом касаются некоторых аспектов британской политики в Тибете. Основным толчком для их появления становится конфликт между тибетским и китайским правительствами и бегство Далай-ламы XIV в 1959 г. в Индию. В результате сразу же выходит книга «Далай-лама и Индия»11, в которой группа авторов описывает отношения между двумя государствами, и дает сжатый очерк деятельности Великобритании в Тибете. В основном он касается экспедиции Ф. Янгхазбенда и Симлской конференции 1913-14 гг. Кроме того„ появляется ряд статей в «Индийском ежеквартальнике», где можно проследить реакцию индийского правительства и Далай-ламы XIV на ужесточение китайской политики в Тибете. Кроме того, поднимаются такие вопросы, как состояние индийско-тибетской границы, поддержка британским правительством требований Далай-ламы ХШ о независимости и история взаимоотношений между тибетскими высшими иерархами (в частности позиция Великобритании в вопросе возвращения Панчен-ламы IX в Тибет, после того как он бежал в Китай в 1923 г.).

Следующее десятилетие положило начало появлению большого количества работ, посвященных отдельным проблемам британской политики в Тибете.. К таковым относится книга Б. Чакраварти о проблеме взаимоотношений англо-индийского правительства с племенами, населяющими пограничную между Тибетом и Индией территорию Ассама. Автор отмечает, что именно Симлская конференция положила начало урегулированию этого вопроса.
Вслед за этим выходит работа английского историка А. Лэмба, состоящая из двух томов и посвященная Симлской конференции 1913-14 гг., которая сыграла большую роль в оформлении британской политики по отношению к Тибету. Автор очень подробно рассматривает предысторию созыва трехсторонней встречи, анализирует цели каждой стороны, приводит точное содержание переговоров, и дает в целом положительную оценку роли британской дипломатии в этом процессе.

В конце 6Q-x гг. появляются работы Дж. Колмаша и Р. Рахула16, которые касаются отдельных проблем Симлской конференции и тибетской истории. Необходимо отметить, что в 1962 г. вышла книга X. Ричардсона, который был британским торговым агентом в Гьянцзе и Ятунге, и находился в Тибете с 1936 no 1949 гг. В своей работе «Тибет и его история» , которая отражает английский взгляд на проблему, автор предлагает не только очерк тибетской истории, но и взаимоотношений Великобритании и Тибета. Так же, как и труды Ч. Белла и Ф. Чэпмэна, книга X. Ричардсона состоит из двух частей -исследование британской политики по отношению к Тибету, начиная с экспедиций 80-х гг. XVTII в., и описание деятельности самого автора в этой стране, которое можно рассматривать в качестве источника.
70-е гг. были ознаменованы появлением работ таких историков, как Б. Бурман и П. Мехра, которые отличаются достаточно нейтральным подходом в оценке британской политики в Тибете. Хотя работа Б. Бурмана в большей степени посвящена истории Тибета после потери им независимости, но его исследование частично касается тибето-русских взаимоотношений и роли Великобритании в попытках тибетского правительства модернизовать Тибет.

Каждая работа П. Мехры представляет собой глубокое и тщательное исследование какой-либо отдельно взятой проблемы тибетской истории в период XX в. Так, например, он подробно рассматривает все составляющие конфликта между Далай-ламой XIII и Панчен-ламой IX, причины экспедиции Ф. Янгхазбенда , анализирует пограничный вопрос в англо-тибетских отношениях и т. д. В целом вышеперечисленные работы отражают проанглийский взгляд на проблему взаимоотношений Великобритании и Тибета.
В это же время появляется тибетская историография проблемы,, которая отличается своей малочисленностью, ограниченными времешшми рамками, узкой специализацией тем и нейтральным подходом в оценке британской политики в Тибете. Главным образом следует отметить работы таких авторов как К. Дондуп, Дава Норбу, С. Гелек и В. Церинг. Данные статьи а основном посвящены рассмотрению отдельных проблем тибетской истории. Например, исследуются причины неудачной попытки тибетского правительства вступить в Лигу Наций и добиться признания независимости путем организации торговой миссии в Индию, Китай, США и Великобританию в 1948 г.; эксперимент тибетского правительства в области образования; формирование политического статуса Тибета с точки зрения современных международных отношений. Кроме того, авторы затрагивают тему британской политики относительно перечисленных вопросов. Следует особо отметить работу такого известного тибетского историка как В. Д. Шакабпа ..

В целом в 70-90-е гг. XX в. наблюдается устойчивый интерес к проблеме Тибета, в большей степени вызванный деятельностью Далай-ламы XIV и его международными контактами, в том числе и с Россией. С 80-х гг. появляются статьи в таких журналах как «Изучение Тибета», «Тибетский журнал», «История сегодня». Наиболее интересной среди них представляется работа X. Спенса, помогающая раскрыть роль Великобритании в. проводимой Далай-ламой XIII и его фаворитом Царонгом политике модернизации Тибета.

Также следует выделить книгу П. Эдди, в которой автор рассматривает историю Тибета в плане борьбы за него Великобритании и России. Выбранный П. Эдди ракурс рассмотрения тибето-британских отношений определяет и временные рамки данного исследования - конец ХГХ в. - первые десятилетия XX в. А именно, автор уделяет внимание тому периоду, когда шла борьба между британскими и российскими интересами в Центральной Азии. Тибет же использовался царским, а затем советским, правительством как средство давления на Лондон. Поэтому, периоду, последовавшему вслед за Симлской конференцией, П. Эдди уделяет лишь поверхностное внимание.

В концептуальном плане зарубежная историография этого периода не дала ничего нового, продолжая отражать проанглийский взгляд на проблему англо-тибетских отношений.
В отечественной историографии 70-90-х гг. XX в. по-прежнему превалирует прокитаиская оценка деятельности англичан в Тибете. В это время выходят работы, в которых история Тибета рассматривается в контексте исследования китайской истории. В книге П. И. Острикова, не включающей в себя тибетские источники, утверждается, что Англия желала отторгнуть Тибет от Китая. Сладковский, анализируя политику Великобритании по отношению к Китаю, отмечают, что появление интереса у британского правительства по отношению к Тибету было вызвано, прежде всего, необходимостью укрепления позиций в Центральной Азии и соперничеством с Россией на Дальнем Востоке.
В работе В. А. Богословского и А. А. Москалева «Национальный вопрос в Китае (1911-1949 гг.)», основанной на китайских источниках, авторы отмечают, что именно позиция Великобритании помешала китайскому правительству «решить» тибетский вопрос в 1912 г. путем ввода военных сил. В то же время многие суждения авторов вызывают сомнение и требуют пересмотра или дополнения. Например, о стремлении Англии полностью подчинить себе внешнюю политику Тибета.
Наконец, следует обратить внимание на статью Н. С. Кулешова, вошедшую в сборник «Китай и соседи в новое и новейшее время». Автор, рассматривая в основном вопрос о тибето-китайских отношениях, кратко затрагивает тему британской политики в Тибете. Н. С. Кулешов отмечает нейтралитет Великобритании в период Синьхайской революции и содействие Тибету в период до и после Симлской конференции. Также он упоминает» что главной целью, которую британское правительство преследовало, организуя эту трехстороннюю встречу, было обеспечение спокойствия своих индийских границ вследствие надвигающейся мировой войны .

Современный период характеризуется появлением в отечественной историографии работ, посвященных отдельным вопросам тибетской истории. Например, это исследования, связанные с политикой царской России, а впоследствии большевиков, в Тибете.Прежде всего, необходимо отметить работы А. Андреева и В.Ш.Бембеева, которые широко используют многочисленные архивные данные, позволяющие проследить историю контактов, и выяснить отношение советского правительства к тибетской политике Великобритании. При этом необходимо
подчеркнуть, что позиция самого Бембеева относительно британской политики во многом основывается на точке зрения, отраженной в дневниках Хомутникова.

Другой взгляд на британскую политику в Тибете в контексте тибето-советских отношений отражен в работе А. Андреева. Комплексный подход и использование более широкого крута источников позволили автору сделать вывод, что политика Великобритании по отношению к Тибету не носила ярко выраженного агрессивного характера. По мнению автора, активизация британской политики в Тибете была связана с необходимостью противостоять возможному увеличению советского влияния в регионе.

Особое внимание необходимо уделить исследованию А. С. Клинова, где приводится анализ позиции великих держав по отношению к статусу Тибета. Следует отметить, что трактовка автором некоторых событий, имеющих отношение к англо-тибетским контактам, является несколько односторонней. Например, А. С. Клинов высказывает мнение, что дипломатическая помощь Лондона Тибету была всегда направлена против Китая. Автор считает, что целью британского сотрудничества с тибетскими властями в области образования, торговли и идеологии было создание пробритански настроенного общества,, не склонного к сближению с Китаем. В целом А. С. Клинов расценивает британскую политику в Тибете не как экономическую экспансию, а как торговое сотрудничество. К сожалению, автор, в своей интересной и полезной книге, уделил проблеме англо-тибетских отношений только один параграф.

В 2002 г. опубликована книга В. А. Богословского, посвященная политике Далай-ламы XIII в период независимости Тибета. Автор затрагивает интересующий нас вопрос поверхностно и кратко, опуская важные составляющие англо-тибетских отношений. Так, например, очень слабо отражена роль британского правительства в вопросе о возвращении Панчен-ламы IX в Тибет, вычеркнуто англо-тибетское сотрудничество в периоде 1913 по 1920 гг. и т. д. К тому же автор расценивает политику Лондона как направленную на установление протектората в Тибете, с чем нельзя согласиться.

В начале XXI в. издано множество работ, посвященных миссии Н. К. Рериха в Тибет в 1927-28 гг. и планам советского руководства относительно «Страны снегов». Эти книги рассчитаны на широкий круг читателей за счет, «сенсационности» приводимых в них данных. Поэтому данные работы нельзя рассматривать как строго научные исследования, объективно отражающие происходящие события. Приводимые в этих книгах отрывочные сведения о британской деятельности в Тибете не подтверждены документально.

Таким образом, изучение историографии проблемы позволяет,

Во-первых, условно выделить две группы работ:
1) «проанглийская» - представлена исследованиями английских, индийских и тибетских авторов, где отражается дружественный характер англо-тибетских отношений, а Китай рассматривается как главный фактор, тормозящий дальнейшее развитие этих контактов;
2) «прокитайская» - состоит из книг китайских и отечественных историков, оценивающих британскую политику как экспансивную и направленную на завоевание Тибета. В этом контексте агрессивные действия Китая в Тибете оправдываются как носящие законный характер и имеющие целью защитить не только китайские интересы, но и тибетские.

Во-вторых, определен основной вклад историографии в изучение интересующей нас проблемы - дано описание отдельных аспектов английской политики в Тибете (миссия Ф. Янгхазбенда, Симлская конференция и т. д.), освещена позиция сторон в «тибетском» вопросе (хотя зачастую без обоснования причин формирования того или иного подхода), рассмотрена роль личностей в британской политике в Тибете.

В-третьих, выявлено отсутствие упоминания о таких важных моментах британской политики в Тибете, как причины кризиса англо-тибетских отношений в периоды 1916-1919 гг. и 1925-1930 гг., позиция Великобритании на протяжении конфликта между Далай-ламой XIII и Панчен-ламой IX, наконец, причины колебания Тибета между Китаем и Великобританией. При этом в силу явной приверженности авторов вышеперечисленных работ к одной из доминирующих точек зрения (проанглийской или прокитайской), возникает необходимость более объективного исследования всех составляющих британской деятельности в Тибете.

В 1903-1904 гг. Великобритания впервые предприняла попытку установления дипломатических и торговых отношений непосредственно с тибетским правительством. Именно с экспедиции Ф. Янгхазбенда начинает складываться британская политика по отношению к Тибету. При этом тот факт, что данное исследование начинается с более раннего периода, а именно, с первых попыток британцев установить торговые отношения с Тибетом, объясняется необходимостью понять причины и цели, которые стимулировали британское правительство на этот шаг. Верхний рубеж представляет собой время, когда лхасские власти отправили торговую хмиссию в Индию, Китай, США и Великобританию. Неудача миссии в Лондоне показала, что британское правительство практически утратило интерес к Тибету вследствие обретения Индией независимости.

Леонтьев В. П. Иностранная экспансия в Тибете. 1888-1919. М., 1956.
Пубаев Р. Е. Экспансия Англии в Тибете и борьба тибетского народа против английских захватчиков (конец XVIII-начало XX в.): автореф. дис. канд. ист. наук Л., 1955./
Остриков П. И. Империалистическая политика Англии в Китае в 1900-1914 гг. М., 1978. С. 216.
Сладковский М. И. Китай и Англия. М., 1980.
Богословский В. А., Москалев А. А. Национальный вопрос в Китае(1911-1949). М, 1984
Белов Е. А, Тибетская политика России (1900-1914) (По русским архивным данным)// Восток. № 3. 1994. С. 100-108.
Кулешов Н. С. Россия и Тибет в началеХХ в. М., 1992.
Клинов А. С. Политический статус Тибета и позиция иностранных держав (1914 - конец XX в.). Майкоп, 2000.
Богословский В. А. Политика Далай-ламы ХП1 в Тибете. М., 2002. С. 24.
Первушин А. Оккультные войны НКВД и СС. М., 2003;
Шишкин О. А. Битва за Гималаи. М., 2003;
Минутко И. Искушение учителя. Версия жизни и смерти Николая Рериха. М., 2002.

http://www.mirrabot.com/work/work_66807.html
Tags: Великобритания, Китай, Тибет, дипломатия, история, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment