obsrvr (obsrvr) wrote,
obsrvr
obsrvr

Categories:

О Московской Реновации. "Московская недвижимость всегда в цене" (с)


http://visualhistory.livejournal.com/1717988.html


«Игра была равна»
Московские протесты против «реновации» возбудили оппозиционную общественность явно больше требуемого. Что происходит на самом деле? Две своры грызутся за право сосать кровь из России путём необоснованного присвоения земельной ренты, которая такая высокая из-за столичного статуса и предыдущих вложений в инфраструктуру, то есть являются заслугой всей страны, а не протестующих горожан или мэрии. Моральных оснований поддерживать одну или другую паразитическую свору я не вижу, разве что, в качестве политтехнологической хитрости, но участвовать в оной не собираюс

Одна сторона – это владельцы хрущёвок, по большей части получившие квартиры в выгодной части Москвы на уравнительной основе от советской власти, или потомки советских везунчиков, пока другие такие же граждане в лучшем случае получали такие же квартиры в условном Мухосранске. (Конечно, некоторый процент владельцев квартир купил их в последние полтора десятилетия по высокой цене на честно заработанные деньги, и к ним рассуждения о халявной привилегии не относятся, но я тут пишу о подавляющем большинстве.) Теперь, в отличие от жителей Мухосранска, они имеют доступ к лучшим рабочим местам и привилегированной социальной и физической инфраструктуре, их квартиры стоят сотни тысяч долларов – порою в десяток раз больше, чем аналогичное жильё в провинции. Они хотят, как минимум, сохранить нынешнее привилегированное положение, как максимум – получить ещё лучшую квартиру в новострое в не худшем месте, с ещё более высокой рыночной стоимостью, так чтобы расходы на переселение легли на городской бюджет.

Другая сторона – это стройкомплекс Москвы и покрывающие его чиновники, которые хотят построить на дорогой земле жильё более высокой этажности, компенсировав обитателям хрущёвок потерю неплохими квартирами поблизости, а самим нажиться за счёт дополнительных квартир, построенных на дорогой земле при повышении этажности и за счёт выделенных на переселение средств городского бюджета.

Весь сыр-бор разгорелся из-за того, в какой пропорции земельная рента достанется жильцам, с одной стороны, и стройкомплексу с чиновниками, с другой. Жители хрущёвок хотели бы, чтобы в новостройках, созданных на территории их района, плотность заселения осталась той же самой, т.е. чтобы вся рента осталась у них. Стройкомплекс и чиновники хотели бы напихать в эти районы как можно больше новых жителей, чтобы продать им квартиры по цене, включающей капитализацию ренты за много лет, и тем самым присвоить ренту себе.

В стране со здоровой социально-экономической системой привилегии, созданные не заслугами собственника, а окружающей инфраструктурой и столичным статусом, как минимум, в значительной степени изымались бы через земельный налог. (К сожалению, через земельный налог можно изъять меньше половины земельной ренты, но и это было бы лучше, чем ничего.) Очень сложный вопрос – отделение собственно земельной ренты, обусловленной окружающей объект собственности общественной инфраструктурой, от того дополнительного дохода, который приходится на заслуги самого собственника, например, в виде инвестиций в хорошее жильё; ясно, что изымать налогами следует только первую составляющую, но эта проблема в принципе решаема. Тогда бы не было такого ажиотажного спроса на московское жильё и перенаселённости центра, появились бы дополнительные стимулы жить и работать в провинции, которая получила бы толчок к развитию.

С другой стороны, был бы меньше и тот «излишек», который появляется при сносе вполне ещё функциональных домов и повышении этажности. Хрущёвки простояли бы ещё десятилетия до более полного физического, а не только морального, износа. За это время жители накопили бы (через взносы на капитальный ремонт или на будущее переселение) достаточно денег для переезда в новое жильё. Можно было бы создать централизованную систему взносов на капремонт, несколько выравнивающую стартовые условия для обладателей ветхого и нового жилья, если бы было такое желание, ведь теперешняя схема – крайне мутная.

Кроме того, в стране со здоровой социально-экономической системой в результате строгого соблюдения санитарных норм крупные города не наращивали бы до состояния «человейника» со сверхвысокой плотностью населения, недостаточной инсоляцией и малым озеленением. Невозможность напихать высоток с той же частотой, с которой можно проводить малоэтажную застройку, тоже снижала бы стимулы для преждевременной реновации жилья по московскому сценарию.

В общем, будь в Эрэфии нормальная атмосфера, сейчас бы эти хрущёбы не трогали, только взимали бы с их жителей налоги, уравнивающие их благополучие с провинциальным, а также взимали бы с собственников жилья не в частных домах взносы на капремонт, за которые равномерно по всей стране проводилось бы обновление жилищного фонда. И начинали бы, конечно, не с московских хрущёвок.

Но всего этого нет, и оборзевшие своры с двух сторон грызутся за право сосать у страны больше крови. Жители хрущёвок не выступают с требованием ввести земельный налог (или налог на недвижимость без необлагаемого минимума в квадратных метрах), а московские чиновники не предлагают большую часть этого налога переводить в федеральный бюджет. Оппозиционные политические силы пускаются в откровенную демагогию, например, записные леваки и поклонники советской системы, желая привлечь на свою сторону обладателей хрущёвок, внезапно вспоминают о «священной частной собственности» (хотя земля под домами не была приватизирована, да и бесплатная приватизация привилегированного жилья была небесспорной), но ни словом не говорят о выравнивании положения столицы и провинции. Мало того, в дискурсе записных интернационалистов «коренные москвичи» почему-то приобретают особенную сакральность по сравнению с уроженцами провинции. Провластные же политические силы, у которых рыльце в пушку, надеются решить конфликт через договорняк двух паразитических свор, путём уступок пирога «хрущёвцам», но, конечно же, ни о какой национализации столичной ренты не заикаются.

Никакой симпатии ни одна из сторон конфликта в этой ситуации не заслуживает.

Если режим нарвётся на внезапный удар в спину со стороны своего взбунтовавшегося любимого детища – взращенных московских креаклов, которые подавляющим большинством так послушно трижды голосовали за Ельцина (1989, 1990, 1996 гг.), а потом равнодушно взирали на уничтожение Донбасса, – то я, конечно, расстроюсь из-за того, что наказание режиму пришло не за то преступление (предательство русских), за которое его надо бы наказать. Но уже сейчас понятно, что предстоящий в Эрэфушке взрыв не будет напрямую связан ни с Украиной или Новороссией, ни преданными русскими других республик и окраин, что никаких шансов на протесты из-за самой большой эрэфянской мерзости не осталось. Так что «берите, что дают».

Если же режим жестоко подавит протесты, то я, конечно, расстроюсь из-за неадресного характера наказания москвичей: ведь многие из протестующих не голосовали за Ельцина и не ходили на «марши мира», а несколько тысяч человек из московской агломерации даже участвовали в митинге за помощь Новороссии. Но мы не живём в справедливом мире, и адресного воздаяния не будет. Так что на безрыбье и рак рыба.

В любом случае, реальной депривацией, лишением всего исход этой ситуации не будет ни для одной из сторон. Получить на халяву более комфортабельную квартиру с не меньшей жилой площадью в том же районе – это не бежать с «залитого» Путиным Донбасса из разбомбленного путинскими партнёрами города, не имея ни жилья, ни гражданства, ни работы в «гостеприимной» Эрэфии, по совместительству «родной гавани» для более сакральных крымчан. Пока лишения, доставляемые социально-экономической действительностью и бьющие по слоям, причастным к формированию этой действительности, не затрагивают самого фундаментального (жизни, крова над головой, питания, работы, образования для детей) и, по большому счёту, ограничиваются дискомфортом, я бы не особо переживал.

Другой вопрос – нужно ли национальным политическим силам пытаться возглавить этот протест и направить его в правильное русло, как это предлагает в свежей статье на «Политпрогнозе» уважаемая politnotes. Тут с ходу нужно заметить, что вопрос чисто гипотетический ввиду «наличия отсутствия» в видимом спектре упомянутого субъекта – национальной политической силы. Даже на декларативном уровне все, кто мог бы претендовать на это гордое звание, благополучно сдулись. Так что на вопрос можно было бы и не отвечать.

Вообще, никому нельзя запретить притвориться для протестующих москвичей «своим» и попытаться к ним примазаться, возглавить и перевести в правильное русло, и если такой фокус получится у настоящего патриота, то честь ему и хвала. Только вот я отношусь к такому сценарию скептически. Во-первых, тут нужны недюжинные артистические способности, которые редко есть у твёрдо убеждённых людей. Во-вторых, при попытке влезть в чужую шкуру может состояться «прирастание маски» и такой лидер по-настоящему станет лидером «хрущёвцев», а не русских. В-третьих, раздача популистских обещаний во время агиткампании создаст дискурсивную ловушку для такого лидера в случае гипотетического прихода к власти, и проводить созидательную политику ему будет особенно сложно. Впрочем, чудеса случаются, и запрещать попытку нельзя. Однако стоит подчеркнуть, что те известные публицисты и лидеры, которые примазываются к этому протесту сейчас, – закоренелые пройдохи, которым повод абсолютно безразличен, а страдать ради русской повестки дня они не готовы. Так что покупаться не надо. Думаю, что настоящая национальная сила – это та, которая будет навязывать свою созидательную и общенародную повестку дня даже на протестном этапе, на стадии делегитимации существующего режима, а не примазываться к навязанной ложной повестке дня, которая заставит следовать ложным установкам и спровоцирует неправильную инерцию.

Наиболее же вероятным сценарием, при котором массы населения могут стать восприимчивы к национальным лозунгам и нешкурным долгосрочным интересам, является наступление катарсиса. В какой форме и с чем он может быть связан – понять невозможно. Наверное, русский народ был близок к этому состоянию весной-летом 2014 года, на фоне возвращения Крыма и восстания в Новороссии, но режиму удалось удержать общий дух в русле шкурнической повестки дня. Как будет в следующий раз, понять сложно. Переселяемые «хрущёвцы» не пережили катарсис и близко. Возможно, ситуацию катарсиса можно вызвать целенаправленно, но сделать это, опять-таки, сможет национальная политическая сила, а не беспринципные карьеристы, готовые примазаться к деструктивным устремлениям не самых симпатичных социальных слоёв. Так или иначе, стране нужен катарсис.
http://miguel-kud.livejournal.com/204628.html

Комменты miguel-kud
- Я сильно подозреваю, что в обозримом будущем подавляющей части ветхого жилья в провинции [реновация] и не коснётся, ибо денег в бюджете на строительство нового жилья не будет, а взносы на капитальный ремонт будут оприходоваться со свистом, как деньги на строительство газопроводов. Единственное исключение будет, как в Москве, - если стоимость земли настолько высока, что позволяет покрыть расходы на переселение за счёт новых объектов и оставить застройщику и чиновникам неплохой навар. Или для других объектов особой важности, типа той же Олимпиады.

- [А каким образом жители хрущёвок "сосут кровь у страны"? Так уж сложилось, что им в своё время достались квартиры в лакомых (по нынешним меркам) районах столицы. Они никого не обманывали и не грабили. Квартиры им дал СССР. Неужели одним фактом владения недвижимостью в престижных районах они "сосут кровь"?]
У них доступ к улучшенной социальной и материальной инфраструктуре столицы, которая обеспечивается, грубо говоря, нефтедолларами, а не заслугами "хрущёвцев". (Повторяю, это не относится к тем, кто за честно заработанные деньги купил в последние годы и тем самым заплатил капитализированную ренту за многие годы, я о большинстве говорю.) У них доступ к лучшим рабочим местам, которые, опять-таки, в большинстве случаев обеспечиваются нефтедолларами, а не их заслугами. По-хорошему вся эта рента должна идти в федеральный бюджет без привилегий для жителей столицы.

- Я против того, чтобы выдвигать привилегии "хрущёвцев" вперёд другим, более фундаментальным правам. В частности, базовому равноправию жителей столицы и провинции. Ведь если бы оно было достигнуто, то проблемы бы не было и с реновацией! Просто потому что стимулов для идущих эксцессов не было бы. А, с другой стороны, пока есть стимулы для эксцессов, в виде необлагаемой ренты, то они по-любому будут происходить!

Поэтому и не надо нам бороться с частным проявлением, рассматривать узко московскую проблему взаимоотношений местной власти и населения, надо уничтожить стимулы для этих эксцессов, и тогда будет легче решить местные проблемы взаимоотношений власти и населения.


P.S. Obsrvr -
1) Гуляя в Москау летом 2016 я
а) поражался малоэтажности застройки. Не утыкали все "свечками" по 30 этажей и больше, да, "свечки" есть, но мало крайне мало. И дивился хрущевкам - такие няшные и их никто не снес еще?! Москва ить расейский Новый Йорк, положено все быть в небоскребах, а их тока островки, чо фигня, непорядок...
б) одновременно видел, подъезжая к Москве, прямо леса новостроек, зачастую не заселенных. Что-то здесь не так, почему так, опять какой-то непорядок, думал я. Неужели власти так пекутся о спокойствии в столице, что не городят 30-этажки прямо перед МГУ? Странно как-то все, чего-то я не понимаю.
И вот пришел момент истины. Понимал я правильно, но по обыкновению забегал вперед

2) Реновация - это бесспорно хорошо, так как порушит стабильность, которую долго, с трудом, зачастую интуитивно, выращивала власть. Напор robber barons - это то, что надо для того чтобы запустить настоящий кризис в РФ. Открытые кризисы начинаются с попыток купировать кризис закулисными высокорисковыми сделками. И это может быть крайне хорошо, так как Москва может потерять нечто ценное (сейчас это трудно сформулировать), на чем она держалась, так сказать старт движению "Бегом из Москвы"

3)
Чреду веков питает новость,
Но золотой ее пирог,
Пока преданье варит соус,
Встает нам горла поперек

Писал уже не раз, что Москва в ее нынешнем виде образовалась на пепелище Большой России (от Ленина до Путина) и нет причин тому, чтобы Москва процветала дальше ("все когда либо случается в первый раз"), когда Россия опустынивается.
Реновация - это как история "вишневого сада" и "дворянских гнезд" - жалко, но таково время новаго СобянинаЛопахина ...

Дополнение 1
финансовый след "хреновации"
http://vlkamov.livejournal.com/2030970.html

Дополнение 2
Имя Ему Было Мика
Кроме того, реновация решает и еще одну не слишком явную, но крайне важную вещь - приведение в соответствие реального имущественного расслоения людей с географией их проживания. Доставшееся от времен социализма расселение всякой нищеты и голытьбы с точки зрения мелких и крупных нуворишей, чья концентрация в Москве, естественно, выше, чем в среднем по стране, в непозволительных для них местах, придет в соответствие. Нищета и босота во всем мире живет в фавеллах и гетто - почему в Москве это должно быть иначе? В свое время молодой и успешный предприниматель произнес историческую фразу: "У кого нет миллиарда, может идти в жо..." У вас есть миллиард? Ну вот туда и идите.

Там, за рубежом, такое положение сложилось исторически, у же нас столь вопиющая несправедливость выглядит рудиментом социализма. Нужно быть реалистами - Путин не для того опустил большую часть народа страны в кромешную нищету, чтобы им было позволено оскорблять взор начальства своим каждодневным присутствием. Всю эту мерзость, конечно, нужно вообще отправить в утиль, но для начала - просто убрать с глаз долой. Живут же негры в Гарлеме - какие проблемы?
Tags: Москва, деньги, недвижимость, строительство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments