obsrvr (obsrvr) wrote,
obsrvr
obsrvr

Categories:

Итоги века России 1917-2016. Читая Каутского или Почему Осины Не Родят Апельсины.

Зачитал враждебную писанину - Советские ученые на протяжении десятилетий пытались объединить свою страну в сеть. То, что мешало им тогда, раскалывает глобальный интернет сегодня., но шо торкнуло (в статье повторено 3 раза - для самых трудных):

Первая глобальная компьютерная сеть появилась благодаря капиталистам, которые вели себя как готовые к сотрудничеству социалисты, а не социалистам, которые вели себя подобно конкурирующим капиталистам.

парадокс холодной войны состоит в том, что готовые к сотрудничеству капиталисты перехитрили соперничавших между собой социалистов

глобальный интернет появился благодаря капиталистам, которые вели себя как готовые к сотрудничеству социалисты, а не социалистам, которые вели себя подобно конкурирующим капиталистам.


Парадоксально, да.
Родимые пятна сталинизма, да.
Полез было почитать ишшо Троцкого, да что-то после первых 4-5 статей из "Бюллетеня оппозиции" с критикой сталинизма чой-то послышалось родное: "А нас то за шо?"
Потом наткнулся у Троцкого на фамилию Каутский.
Чуток заблажилось - "Пролетарская революция и ренегат Каутский" - то и помнят изучатели советского вузовского марскистско-ленинского "пентиума".

Полез в Вики

В конце небольшой списочег работ. Зачитал
От демократии к государственному рабству 1921
По чесноку - аффтар жжот!
Припечатывает иудушку Троцкого мастерски.
Стиль чем-то напоминает Костика Крылова - барственно-вальяжно, чуток с ленцой раскатывает все мечтания красных прометеев.

Ну из сегодняшнего дня видно шо аффтар был историческим оптимистом.
А почему - читаем - Нефть: капитал против демократии в Эксперте
Сама статья ушла в платный архив, но скопирована здеся

Итакушки - стройный ряд детектед
от (Путин+Ельцин) к (Сталин+Ленин) читать можно на манер "Дом который построил Джек":

Вот клика путинская убогая,
Которая покрывает семью ельцинскую особую,
Которая покрывает номенклатурную приватизацию горбачевскую
Которая скрывает рост брежневский партноменклатуры огромный
Который вызван хрущевской партийно-чиновничей вольницей стартовавшей
Который происходит от сталинского террора и ограбления всеобщего
Который связан с ленинской диктатурой партийной
В доме который построил недоразвитый российский социализм императорской России
Которая была бедна от недоразвитости промышленности огромной ...


Да-с, потому и осины не родят апельсины, бишь то почему в неразвитой экономически стране с отсутствием демократии (РИ-СССР-РФ), постоянно истощаемой военными катастрофами (ПМВ-ГВ-ВМВ-ХВ), социализм выходит весьма специфический в стиле Шамши-Адада и Третей династии Ура

Вот откуда рейтинги по 86% процентов и "Есть Путин - есть Россия".
Скрепы ввиду неразвитости общества самые примитивные - в виде бюрократии и тайной полиции. Так что мечтания о социализме разбились о презренное Бытиё ...

P.S.
Да-с, 1991 навсегда перевернул страницу с мечтаниями про передовую роль пролетариата. Поезд ушел через станции автоматизация и компьютеризация и несется на всех парах к станции роботизация. И все мечты с "диктатурой" пролетариата идут лесом.
Кстати дедушко Каутский жжот напалмом. Оказываецца

1) "диктатура" пролетариата" - это ленинский новодел. Нетути у Маркса такого. Даж в знаменитом Манифесте Коммунистической партии нетути слова "диктатура". Есть "господство", да-с, Марск и Грамши рулят ...
2) Троцкий противопоставляет демократии “варварскую школу войны” как лучшую воспитательницу пролетариата. Но, к сожалению, война имеет две весьма различные стороны: победу и поражение. Революцию вызвала не война вообще, а поражение.
В п о б е д и в ш и х г о с у д а р с т в а х война не революционизировала рабочих, а опьянила их победой. Она почти повсюду, а именно во Франции, в Англии и в Америке в первый год после войны до крайности ослабила социалистическое движение.
В п о б е ж д е н н ы х г о с у д а р с т в а х поражение разложило армию и этим временно привело пролетариат к власти, но война расколола его на враждебные фракции, деградировала некоторые слои его морально, интеллектуально и физически, до крайности увеличила преступность и жестокость и породила слепую веру в силу и самые бессмысленные иллюзии. Поэтому пролетариат нигде не мог закрепить за собой занятые позиции, и даже в России очень скоро вынужден был уступить захваченную им власть новой бюрократии и новой армии.
Усматривать в войне школу социализма — это поистине идея, достойная военного министра, но не социалиста.

3) Коммунисты всех стран безгранично возмущаются всяким правительством, которое не предоставляет им полнейшей свободы печати, собраний, союзов и т. д. Но требование такой же свободы в советской республике вызывает у них только насмешку.
4) Совершенная бессмыслица — думать, что свобода парламентских прений, свобода печати и организаций нужна пролетариату только там, где он еще только борется, но не там, где он уже г о с п о д с т в у е т.
Ведь и господствующий класс никогда не совпадает с правительством и правительственными учреждениями. Поэтому и он нуждается в свободе критики по отношению к правительству и в самостоятельной, не зависимой от правительства, информации.
Еще в 1917 году я указал на то, что задачи современного государства слишком сложны для того, чтобы они могли быть удовлетворительно разрешены чисто бюрократическим путем, без содействия общества и его органов и без максимума самоуправления в различных областях.
В гораздо большей степени, чем к современному буржуазному государству, это положение относится к государству пролетарскому, в котором к ряду старых задач присоединяется еще много новых. Именно здесь нужна самая полная демократия для того, чтобы бороться с бюрократической закостенелостью, медлительностью, путаницей и коррупцией и развить в массах способности, необходимые для успешного разрешения государственных задач.

5) демократия соответствует потребностям не только пролетариата, но и широких народных масс. А внутри самого пролетариата в демократии заинтересованы все слои, а не только социалистически-мыслящие.
За демократией стоит, стало быть, значительно большая сила, чем за социализмом. Демократия начинает свое победное шествие еще до социализма, и она подчас успешно развивается даже в таких условиях, в которых социалистическим партиям приходится отступать.
Было бы большой ошибкой на основании опыта таких отсталых стран, как Россия и Венгрия, делать какие-либо заключения о перспективах демократии в капиталистически развитых странах Запада.

6) коммунисты все социалистические партии, которые не пляшут под их дудку, причисляют к контрреволюционерам. А коммунисты одни, конечно, не имеют никаких шансов когда-либо получить большинство в какой-нибудь цивилизованной стране. В этом я и не сомневаюсь. Так что если поставить вопрос таким образом, то они имеют полное основание относиться с недоверием к демократии.
Но если так, то какие же методы они собираются противопоставить демократическим? Их формула очень проста: надо вооружить коммунистов и разоружить всех других.
Поистине, изумительный по простоте и убедительности рецепт. Если какая-либо партия одна только располагает оружием, а все остальное население безоружно, — то она может делать в государстве все, что ей угодно, покуда — не погибнет. Ибо, как известно, очень долго на штыках сидеть нельзя, а что касается производственного процесса, то при помощи оружия его можно, если угодно, основательно разрушить, но никак нельзя перестроить на новой основе и пустить в ход. Для этого необходимо деятельное соучастие, по крайней мере, производителей. Если же это соучастие возможно, то незачем предварительно путем устранения демократии и применения вооруженного насилия озлоблять против себя производителей


Самое главное затруднение возникает уже при самом первом шаге. Шаг этот предпринимается в предположении, что революционеры составляют только меньшинство населения. Нет сомнения, что это меньшинство станет преобладающей силой, если ему удастся сделаться единственным обладателем оружия в стране. Но вышеприведенный рецепт не говорит, к сожалению, ничего о том, каким образом лишить оружия противную партию, располагающую большинством в стране. А ведь это и есть центральный вопрос.

В современном государстве нормальным положением является всеобщая воинская повинность. При ней все классы имеют оружие. Но Бог, как известно, всегда на стороне самых сильных батальонов. Если бы солдаты могли свободно распоряжаться своим оружием, то дело и без того решилось бы большинством, все равно, аппелировали ли бы мы к избирательным бюллетеням или к силе.

Но для революционеров, находящихся в меньшинстве, дело принимает еще худший оборот благодаря тому, что на войне играет роль не только в о о р у ж е н и е, но и к о м а н д о в а н и е. А последнее почти исключительно находится в руках противника.

В России, где крестьяне были революционны, а солдаты с наибольшим воодушевлением шли за той партией, которая обещала им немедленный мир любой ценой, — большевикам удалось собрать вокруг себя большую часть вооруженной силы, разоружить своих противников и создать затем свою собственную армию. При ее посредстве им всегда удавалось справляться со своими безоружными противниками, даже в те моменты, когда они составляли большинство населения. У большевиков, стало быть, были все основания бояться вердикта демократии и противопоставлять ей метод вооружения революционеров и разоружения их противников.

Но уже для Германии этот шаблон оказался непригодным. Здесь крестьяне не революционны, а реакционны. Буржуазные классы — также значительно сильнее и воинственнее, чем в России. После распада армии они запаслись оружием подобно тому, как это сделали многие рабочие, а остатки распавшейся армии отдали себя в распоряжение не большевиков (спартакистов или коммунистов), как в России, а их противников.


7) Большевистское толкование диктатуры путано и неясно, когда речь идет о классовой диктатуре, о д и к т а т у р е п р о л е т а р и а т а. Но оно становится ясным и простым, если эту диктатуру брать в обычном значении этого слова, как д и к т а т у р у п р а в и т е л ь с т в а.
8) Раздел "г) Диктатура заговорщиков" - это прямо надо цитировать весь - не в бровь, а в глаз!
9) Раздел "д) Большевизм" - тож доставляет. Избранное
внутри большевистской организации демократия была устранена и заменена диктатурой Центрального Комитета со всеми ее атрибутами еще задолго до того, как большевизм объявил войну демократии как форме государственного строя. Он требовал демократии и притом самой далеко идущей до тех пор, пока он сам еще не был у власти. Когда же ему в октябре 1917 года удалось путем смелого переворота захватить в свои руки государственную власть, то он немедленно принялся приспособлять государственный строй к строю своей партии, принявшей в этот момент название коммунистической.
...
Но простого роспуска всех других социалистических партий оказалось недостаточным для того, чтобы всецело подчинить разбуженные революцией рабочие массы влиянию большевистской партии и ее Центрального Комитета так, чтобы всемогущество или диктатура рабочего класса сама собой превратилась в диктатуру Центрального Комитета. И тогда для достижения этой цели не осталось ничего иного, как вернуться к методам царизма, прикрытым вначале всякого рода обманчивыми покровами. Для отсталости России и ее пролетариата характерно, что нечто подобное могло быть осуществлено. Это доказывает, как глубоко вкоренился царизм в общественных у с л о в и я х России, но, конечно, не в ее п о т р е б н о с т я х.

В государстве была создана новая бюрократия, совершенно по тому образцу, который Ленин в 1904 г. сочинил для партийной организации. Подобно тому, как у него центральный орган партии имел задачей контролировать, руководить и определять все жизненные проявления как отдельных партийных деятелей, так и всего рабочего движения, — так и эта новая бюрократия должна была контролировать, направлять и определять все жизненные проявления всего населения России не только в области государственного бытия, но и во всем процессе производства и обмена, — мало того, контролировать, направлять и определять всю социальную жизнь, все мышление и чувствование народных масс страны. Если, по словам библии, без воли божией ни один волос с головы не спадет, то в советской республике ни одного гвоздя нельзя вбить в стену без разрешения всемогущей и всеведущей советской бюрократии.

Для того, чтобы сделать невозможным всякое сопротивление этому чудовищному полипу, была создана постоянная многомиллионная армия с железной дисциплиной и гигантский полицейский аппарат “чрезвычайных комиссий”, имевших право без долгих разговоров устранять с пути всех тех, которые казались диктаторам неудобными или хотя бы даже подозрительными.

Перенесши таким образом диктатуру Центрального Комитета из партии на все государство, большевики стараются еще и перенести эту систему за пределы данных границ России.
...
Никому не известные, ни перед кем не ответственные посланцы Москвы начинают направлять и контролировать все коммунистические партии вне России. То, против чего Энгельс так боролся в 1870 г., стало реальностью в III Интернационале: он находится под русской командой и управляется диктаторами, которые ему самому неизвестны. Если в России большевизм является диктатурой над пролетариатом, то в Интернационале он представляет собою заговор против пролетариата. А вместе с методом заговорщичества возродилась и старая тактика восстаний, причем никогда еще массы так легкомысленно и необдуманно не превращались в пушечное мясо, как теперь под эгидой Москвы.

10) Когда война и блокада закончились, нам заявили, что отныне начинается экономический подъем. Но этот подъем оказался такого рода, что большевизм после года мира оказался вынужденным капитулировать перед капитализмом. Само собой разумеется, что мы Ленина и его единомышленников упрекаем не за то, что они признали капитализм неизбежным на данной ступени развития России, а за то, что они дошли до этого сознания только теперь, после того, как целых 4 года с беспощадной энергией действовали в прямо противоположном направлении, объявляя предателем и ренегатом всякого, кто раньше них дошел до цивильного понимания вещей. А ведь для социалиста, прошедшего марксистскую школу, и не особенно трудно было раскусить истинное положение вещей, ибо марксисты уже несколько десятилетий тому назад познали и определили грядущую русскую революцию как буржуазную.

Четыре года крови, слез и разрухи большевики могли бы сэкономить России, если бы у них был тот дар самоограничения пределами достижимого, который был у меньшевиков и который является необходимым отличием действительно крупных политиков.

Но мне могут возразить, что если большевизм и вынужден был возвратиться к капитализму, то все же он не напрасно работал, ибо привел Россию на такую экономическую ступень, при которой стал возможен государственно-регулированный капитализм, так называемый “государственный капитализм”, который-де является высшей формой современного способа производства, переходной ступенью к социализму.

Но мы не можем оставить большевизму и этого последнего утешения. Все его великие успехи состояли в том, что он разрушил даже те ничтожные начатки развития в сторону социализма, которые были уже в России до него. Все марксисты сходятся между собою в том, что социалистическое строительство может совершаться тем скорее и решительнее, чем более развита крупная промышленность, чем более усовершенствованы пути сообщения, чем больше города преобладают над деревней.

А чего достигли большевики? Они организовали государство но образу и подобию своей партии и подчинили всю хозяйственную жизнь государственной власти, т. е. превратили весь аппарат производства и обращения в гигантский механизм, внутреннее трение которого было так велико, что оно поглощало почти всю общественную энергию, так что для действительной производительной деятельности почти что ничего не оставалось.

11) ж) Грозящая катастрофа -
Бухарины, Ленины, Троцкие ничем не уступают Бурбонам, Габсбургам и Гогенцоллернам в цеплянии за свою самодержавную власть. При этом совершенно не важно, что одни считают себя владыками “милостью Божией”, а другие “милостью пролетариата”. Ибо пролетариат, якобы возложивший на большевиков диктаторские полномочия на вечные времена, является такою же фикцией, как тот бог, помазанниками которого на земле считают себя царские династии
...
Помимо этого большевики сильно ошибаются, полагая, что можно произвольно отделить экономику от политики и что им удастся спасти себя, делая одни только экономические уступки, или что экономические уступки являются средством для того, чтобы избежать политических уступок.

Для того, чтобы Россия могла выйти из своего теперешнего критического состояния, ей совершенно необходима заграничная помощь, заграничный капитал.

С другой стороны, для восстановления России необходим не только заграничный капитал. Большевистский режим распылил почти весь тот запас квалифицированных рабочих, который накопился в России за последние полвека промышленного развития. Теперь везде огромный недостаток в квалифицированных рабочих, и это является, пожалуй, наиболее крупным препятствием для возрождения русской промышленности. Этот недостаток квалифицированной силы будет болезненно ощущаться даже и тогда, когда сырья и топлива будет в изобилии.

России столь же необходимы заграничные квалифицированные рабочие, как и заграничный капитал. Но эти рабочие еще меньше, чем капиталисты, захотят ехать в Россию, поскольку там не будет демократического режима. Или Ленин, Троцкий и Бухарин полагают, что рабочие, привыкшие к западно-европейской культуре и свободе, охотно полезут в ад нынешних русских городов, из которого без оглядки бегут и русские рабочие, не слишком избалованные всем прошлым развитием при царизме? Русские большевики, из которых многие в свою бытность в эмиграции подолгу живали в Западной Европе, очевидно, плохо изучили западно-европейских рабочих, если они полагают, что последние когда-либо примирятся с мерзостью всяких “Че-ка”; что они согласятся участвовать в профессиональных союзах, в которых им придется “держать язык за зубами” и в которых правление будет назначаться правительством; что они согласятся удовлетвориться чтением одних только правительственных газет и безропотно подчинятся всем бесчисленным стеснениям со стороны правящей бюрократии. Только рабочие с рабской душой могут себя хорошо чувствовать в современной России. Кто до сих пор устремляется из-за границы в Россию, так это литераторы и т. п. интеллигенты, которые попадали в свиту диктаторов, образуя там слой привилегированных и паразитов. Рабочие же, которые, будучи соблазнены заманчивыми описаниями насквозь изолгавшейся прессы, отправлялись в Россию, чтобы там жить трудом своих рук, почти все через короткое время возвращались обратно


Вообще читать Каутского спустя 95-лет опосля делаешь открытия как господин Журден -
большевики-то размовляли прозою бюрократизма-терроризма. И потому каков поп таков и приход - чаво удивляться коммунистам Гобачеву, Ельцину и Путину?
Tags: Ленин, Почему Россия не ..., Путин, Троцкий, демократия, история, партии, революция, рецензии, социализм, циклы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment