obsrvr (obsrvr) wrote,
obsrvr
obsrvr

Categories:

Продолжение темы о культуре

и БС

Почему Россия всегда терпела неудачи на Ближнем Востоке
http://inosmi.ru/translation/239339.html
http://palmira.livejournal.com/558844.html

Краткая выжимка:

Если под Ближним Востоком подразумевать все пространство от азиатского 'ядра' на юге до Черного моря и Кавказа на севере, от иранской периферии на востоке до приморских государств Северо-восточной Африки (начиная от Гибралтара и заканчивая Африканским Рогом), итоги советского/российского присутствия в этом регионе можно подвести следующим образом - внешняя политика России на Большом Ближнем Востоке характеризовалась такими чертами, как:
- Непоследовательность
- Нестабильность
- Эфемерность приобретений и окончательность утрат
- Отсутствие общего видения
- Отсутствие основополагающего подхода и 'пилотной' концепции
- Неспособность превратить налаживание межгосударственных отношений на первоначальном этапе в прочные союзы
- Неспособность выявить среди народов и этнических меньшинств региона потенциальных долгосрочных союзников, и наладить с ними сотрудничество
- Неумение распространять русскую или православную культуру
- Неспособность превратиться в притягательный в политическом смысле объект для местных государств и народов, этнолингвистических и религиозных групп
- Полное равнодушие к подлинному развитию региона (в контексте межгосударственных отношений всегда должна существовать ситуация, при которой выигрывают обе стороны)

В чем могут состоять причины провала политики России на Ближнем Востоке?

Причины неудач России, на наш взгляд, связаны со следующими основными факторами:
- Ошибочной контекстуализацией реальных возможностей для российской экспансии на Ближнем Востоке;
- Неточным истолкованием исторических событий;
- Неспособностью концептуализировать информацию культурно-политического характера.
Тип экспансии, традиционный для России - это масштабное расширение территории за счет прилегающих земель; в отличие от великих колониальных держав нового времени - Испании, Португалии, Франции, Голландии, Англии, и, в меньшей степени, Германии и Бельгии - она никогда не практиковала заморских завоеваний.

Российский экспансионизм относится к традиционному имперскому 'приращению земель', известному нам еще со времен шумерских, вавилонских, хеттских, ассирийских правителей, египетских фараонов, персидских царей, Александра и его Epigonoi (преемников), римских императоров, византийских василевсов и мусульманских калифов.

Тот же тезис, однако, можно сформулировать и по-другому: российский экспансионизм - единственный пример подобного имперского территориального расширения, увенчавшегося успехом и оказавшегося устойчивым. За последние 500 лет очень немногие из подобных предприятий завершались долгосрочным результатом. Да, османское владычество в Африке продержалось от 300 до 400 лет. Но завоевание Северной Индии персами во главе с Надир-шахом оказалось эфемерным. Наполеон и Гитлер пытались захватить практически всю Европу, однако их действия быстро завершились крахом и заслужили негативную оценку в истории. Японское вторжение в Китай мы в данном случае не рассматриваем, поскольку для островитян-японцев это, несомненно было 'заморское' предприятие. Все остальные примеры из той же серии были либо кратковременны, либо невелики по масштабу.

Однако российская имперская экспансия представляла собой в основном покорение обширных и почти незаселенных регионов Азии; русские - стопроцентные европейцы по происхождению и склонностям - пришли в азиатское Зауралье лишь в 17 веке. Следует также помнить, что российская экспансия на восток не захватывала гигантской территории Центральной Азии - населенного исключительно мусульманами региона, сохранявшего независимость от Российской империи вплоть до середины 19 века. Россия, будучи северной страной, расширялась на восток за счет самых северных регионов Азии (Сибири); ее экспансия в южном направлении - в Центральной Азии и на Кавказе - началась гораздо позже (в основном в 1860-х гг.).


Таким образом, российский экспансионизм был связан в основном с покорением слабозаселенных земель, чьи немногочисленные коренные народы не создали ни великих государств, ни сложных культурных и политических структур.

Однако покорение и аннексия слаборазвитых территорий - предприятие, полностью отличающееся от подчинения народов и земель, где сформировались великие государства и утонченные культуры. Во втором случае колониальная модель предусматривает иные подходы, позиции, и политику. Присоединение Сибири - совсем не то, что оккупация Индии Англией, подчинение Египта, Алжира, Туниса, Марокко и Камбоджи Францией или захват Сомали и Абиссинии Италией. В ранний период европейских колониальных завоеваний и заморских экспедиций уже можно отметить эти две категории покорения земель. Так, испанцы в Мексике и Перу встретили ожесточенное сопротивление, а португальцы захватили территорию современной Бразилии с куда меньшими затруднениями.

России, знакомой по своей истории с совершенно иным типом экспансии, было трудно выработать новый подход в ходе своего постепенного продвижения на Кавказ и в Центральную Азию. В результате в этих регионах ее экспансия сопровождалась массовым исходом местного населения, бежавшего из Самарканда, Бухары, Хивы и других земель Центральной Азии в Иран, Османскую империю, Афганистан и колониальную Индию.

В результате русские так и не разработали тех дипломатических и культурных методов, которые французы и англичане использовали во многих своих колониях, в частности в Индии, Египте, Марокко, Ливане, Абиссинии и др. Для русских экспансия всегда была синонимом аннексии территорий и тоталитарного управления; им удалось осуществить эту политику в Центральной Азии и части Закавказья, которую они отторгли у Османской империи и Ирана. Однако подобный подход не позволял России выработать эффективную линию в отношении Ближнего Востока.

Без правильного понимания контекста, - реалий культурной, языковой, религиозной и политической среды, в которую они пытались проникнуть - русские не смогли разработать и нужных методов, позволяющих обеспечить им долгосрочное присутствие в этом регионе.


Как уже отмечалось, в российских университетах и исследовательских центрах, академиях, военных и дипломатических ВУЗах хватает специалистов по любым вопросам, связанным с политикой, экономикой, обществом, культурой, религиями, языками, литературой, и историей (включая историю искусств) стран Ближнего Востока. Но достаточно ли этого?

Как выясняется, большое значение в этом плане имеет содержание востоковедческих дисциплин, изучаемых в России. Необходимо помнить, что, за исключением культур и цивилизаций, возникших на территории самой России, востоковеды из этой страны никогда не были лидерами и первопроходцами ни в египтологии, ни в ассирологии, ни в иранистике.

Приход к власти советского режима, естественно, привел к появлению целой прослойки ученых - марксистов-ленинцев, методично утверждавших прерогативы диалектического и исторического материализма. Он представлял собой совершенно особое идейное течение и методологию, но отказ от инструментария 'буржуазной' науки не расчистил путь для правильного истолкования античной эпохи: напротив, на изучаемые исторические периоды несоразмерно и искусственно переносились современные концепции и постулаты. Это привело к серьезнейшим искажениям и неверному истолкованию предмета.

Вот один пример: если подсчитать, сколько публикаций в год 'выдавали на гора' советские египтологи, само количество и объем статей, лекций, докладов, книги производит внушительное впечатление. Но если по 'производительности труда' они догнали, а возможно и перегнали своих французских или немецких коллег, то разнообразие затрагивавшихся советскими египтологами тем было крайне невелико. Более 95% публикаций касались социально-экономических и политических вопросов. Очень редко советские востоковеды обращались к таким темам, как религия, мифология, ритуалы, верования, культы и духовные потребности народов древности.

Советская школа востоковедения оказала некоторое влияние на развитие французской историографии (прежде всего появление 'школы 'Анналов''), но с точки зрения ближневосточного социально-политического ландшафта этот аспект имеет второстепенное значение. Таким образом, несмотря на революционную теоретико-философскую основу (диалектический материализм), материализм исторический не сыграл по-настоящему революционной роли в изучении азиатских цивилизаций Ближнего Востока.

Схемы, разработанные колониальными державами, и навязанные ими же процессы в плане
1. государственного строительства на территориях, чье население ложно осуществлялось с несуществующими ближневосточными 'нациями',
2. создания контролируемых государством систем образования в ближневосточных королевствах и государствах,
3. деформации и изменения культуры и поведенческих систем коренных народов, а также
4. создания и распространения политических и идеологических теорий жителями региона, получившими образование в английских и французских университетах,
так и не стали объектом тщательного изучения советскими востоковедами, которые, из-за используемых принципов и методов, не могли обеспечить научную критику востоковедения колониальных держав.

На практике же советское востоковедение даже не затронуло целый пласт колониальной политики, осуществлявшейся на Ближнем Востоке с наполеоновских времен за счет перманентной реализации соответствующих англо-французских планов и махинаций. И пока Россия не исправит этого упущения, ей не выработать реалистических представлений о Ближнем Востоке, не говоря уже о точном определении объекта противодействия - англо-французской колониальной политики, и разработке плана, позволяющего добиться преимущества и в конечном итоге сорвать схемы и махинации колонизаторов.


На Ближнем Востоке до сих пор существуют реальные, исторически сложившиеся народы - и только с ними возможно заключение взаимовыгодных альянсов. Все эти народы подвергаются чудовищному угнетению и находятся под угрозой уничтожения в лингвистическом, религиозном, культурном, а следовательно и национальном плане.

Слишком долго русские проецировали на ближневосточные реалии концепции, актуальные для территории самой России/СССР; подобный подход неэффективен, поскольку он лишь наносит ущерб российским интересам на всем пространстве от Мавритании до Омана и от Сирии до Сомали.

Чтобы способствовать распространению свободы, прав человека, демократии, культурной идентичности и национального строительства в регионе, российская ближневосточная политика должна развиваться по следующим направлениям:

- Альянс с берберскими политическими группировками в Алжире, формирование берберских элит и содействие созданию берберского государства на части территории Алжира.
- Альянс с политическими группировками беджа в Судане, формирование беджийских элит и содействие созданию государства беджа в провинциях Судана на побережье Красного моря.
- Активное участие в установлении мира в Сомали и объединении этой страны.
- Альянс с политическими группировками кушитского народа оромо, сотрудничество с элитами оромо и содействие созданию государства оромо (Кушитской Эфиопии) со столицей в Финфинне (неправомерно переименованной в Аддис-Абебу завоевателями-абиссинцами).
- Альянс с политическими группировками мехра и сокотрийцев в Йемене, формирование мехранских и сокотрийских элит и содействие созданию государства Мехра в юго-восточной части Йемена.
- Альянс с йеменскими элитами в провинции Саада, поддержка их героической борьбы за независимость от жестокого тоталитарного панарабистского режима в Сане, содействие созданию Сабейского государства в северо-восточной части Йемена с последующим поощрением сепаратистского движения в провинции Наджран на юго-западе Саудовской Аравии.
- Альянс с политическими группировками белуджей, формирование белуджийских элит и содействие созданию государства белуджей на части территории Ирана и Пакистана.
- Альянс с политическими группировками дофарцев, формирование дофарских элит и содействие созданию берберского дофарского государства на части территории Омана.
- Альянс с арамейскими политическими группировками в Турции, Сирии, Ираке, Иране, Ливане и с арамейской диаспорой, формирование арамейских национальных элит и содействие созданию восточно-христианского арамейского государства на части территории Сирии, Ливана и Ирака.


P.S. Правда сама статья уж очень явно антиарабская.
Но мысли интересные.
Tags: Россия, СССР финансы, культура, нации, политика, статьи, этнос
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments