obsrvr (obsrvr) wrote,
obsrvr
obsrvr

Category:

Шаги постмодерна и не только - 2

Непознаваемая власть

Политологов сегодня критикуют так, как, наверное, ни критиковали никогда. Ошибки представителей политологического сообщества стали притчей во языцех. И сегодня даже обычный пользователь ЖЖ, не искушенный в политике, считает своим долгом «пнуть» как следует «этих горе-аналитиков». Дескать, ничего-то из их предсказаний не сбывается, все они «гонят пургу».

На самом деле, политологов и вообще всех наблюдателей, работающих в жанре политического прогноза, ругают совершенно зря. Сделать хоть какой-нибудь точный прогноз у нас почти невозможно. И ценность прогнозов заключается не в том, что они сбываются, а, скорее, напротив. Прогноз показывает - насколькореальная политика расходится со всеми рациональными построениями. А спрос на политическое прогнозирование будет всегда – ведь людям неизменно хочется узнать свое будущее. И сколько бы ошибок не делали предсказатели от политологии, люди всегда будут с интересом (и ворчанием) читать их солидные выкладки - примерно с таким интересом, с каким они читают фантастику. Ну, а уж если кто случайно отгадает, то его и на руках носить будут.

Политика в России принципиально непредсказуема, ибо непредсказуема сама власть, которая является центром любой политики. А власть непредсказуема потому, что она, в сущностисвоей непознаваема. Именно в сущности, ибо проявлениявполне нам доступны, и на их основании мы можем выдавать хоть какие-то политические рассуждения. Но сущность власти – она непознаваема. И тем самым власть подобна Божеству, которое тоже не поддается сущностному познанию.

Непознаваемое в Абсолютном превыше познаваемого – это утверждается практически во всех традициях. И лучше всего об этом писали православные богословы, согласно которым познать можно только энергии, логосы, «идеи-воления» Бога. А вот его сущность («усия») остается непознаваемой – это некий пресветлый мрак, «тьма превыше света». Не случайно, кстати говоря, в традиционном обществе власть практически всегда рассматривается как нечто делегированное сверху, а правитель – как некий символ Божества. Сама природа власти – загадочной и непостижимой – указывала на ее особые отношение с Абсолютным.

Между тем, современная западная демократия построена по совершенно другому принципу. Власть здесь вполне прозрачна и предсказуема – она находится на виду у общества, которое посредством СМИ и разного рода общественно-политических инициатив постоянно просвечивает все властные, государственные институты. Конечно, очень многое остается совершенно скрытым (также, как и у нас, многое находится на виду). Сущность власти и на Западе не остается познаваемой до конца, но она все же познаваема в принципе.

Как представляется, истоки этого нужно искать в особенностях средневекового католического богословия. Если православные богословы отрицали возможность познания сущности Бога, то католические признавали возможность ее созерцания. Но это умозрительное достижение глубин Абсолютного не приближало к Богу онтологически, бытийно, не перекрывало пропасть между Творцом и творением. В то же время православная метафизика признавала возможность реального соединения с Божеством, называя его обожением, теозисом.

Из разницы в метафизике вытекает и разница в государственно-политическом устройстве. В современном обществе власть открыта, но эта открытость носит умозрительный характер. Большинство имеет возможность узнать о политиках все – вплоть до их интимных приключений. Но оно в то же время отчуждено от власти многочисленной прослойкой различных посредников – политиков, чиновников, бизнесменов. Эта прослойка подменяет собой власть, вещает от ее имени и манипулирует самими массами. Можно даже сказать, что прозрачность западной власти сродни той прозрачности, которая присуща стеклянному сосуду. По большему счету, власти на Западе нет – с эпохи великих буржуазных революций; там есть имитация власти.

Истинный центр силы и влияния находится в недрах общества, точнее даже – на его дне. Здесь расположилось могущественное подполье, представляющее собой разветвленную сеть различных элитарных клубов, лож и комитетов. Там теневые элиты принимают основные решения, которые в сжатом виде транслируются во «власть», а оттуда – «в народ». То есть прозрачно все то, что находится в стеклянном сосуде «власти», а вот то, что рождается в глубинах западного общества, есть тьма. Только эта тьма находится не выше света, а ниже его. И она представляет собой пародию на непознаваемость подлинной власти.

В мире Традиции все происходило иначе. Власть скрывала сам ход принятия решений, сообщая обществу конечный результат. В то же время она вовсе не закрывала себя от влияний «снизу». Посредством совещательных учреждений (на Руси они назывались Земскими соборами) до власти доходила информация в виде «мнений». И, как ни покажется это странным, данный вид связи намного эффективнее т. н. «народного голосования», которой совершенно необоснованно рассматривается как способ контроля общества над властью. Контроль большинства над меньшинством есть, по большему счету, фикция, ибо последнее обладает гораздобольшим ресурсом и опытом управления.

А вот информация «с мест» всегда полезна. Тем более, когда она поступает не от безликих масс, от имени которых, на самом деле, вещают политиканы, но от конкретных социальных - сословных, профессиональных, региональных и т. д. групп с их реальными запросами и нуждами. (В традиционном обществе все так и было.)

Но дело, конечно, не только, и не столько в совещании «власти с землей». Это совещание есть одна из частных форм. Главное – в их родственной связи. Традиция предполагает устройство государства по типу одной большой семьи, в которой на первом месте находится глава – отец, которым является монарх. Именно при таком, патриархальном порядке происходит настоящее, подлинное соединение человека с властью, приобщение к ее мистическим и социальным энергиям.

Безусловно, и в традиционном мире этот порядок далек от своего прообраза, от собственной «идеи», как и все в этом мире далеко от идеала. И порой речь идет о дистанции огромного размера. Собственно говоря, удаление на такую дистанцию и привело к ликвидации традиционного порядка. Сначала он был сокрушен в Европе, а потом пришла и очередь России. Но, тем не менее, наша страна удалилась от «идеи» подлинной власти не настолько, чтобы она трансформировалась в «симулякр», копию без оригинала. Хотя сама трансформация имела место быть, и ее размеры впечатляют. Но снова повторимся – тем не менее. Пусть и в «искаженном» виде, но власть в России продолжает выражать свою «идею». Она по-прежнему непредсказуема и непознаваема, а в силу этого наиболее интересна. Все ее ходы совершаются неожиданно и ставят в тупик наблюдателей.

А вот оппозиция неинтересна абсолютно. Она не балует нас какими-то нестандартными поступками. Здесь все банально и ожидаемо – дежурная критика в адрес власти, вечные переговоры о коалициях и т. д. Чуть-чуть запахло интригой только весной, когда заговорили о том, что В. Геращенко может стать единым кандидатом от оппозиции. Безусловно, его выдвижение (хотя бы от части оппозиции) было бы очень сильным ходом. Но очень скоро обсуждение закончилось.

Оппозиция продолжает критиковать власть, не замечая того, что это не прибавляет ей сторонников – хотя недовольных у нас вполне хватает. Это означает только одно – для их привлечения нужно нечто большее, чем критика. Нужно придумать какой-то сверхмощный креатив, но оппозиция на это просто не способна.

И если уж власть потерпит поражение, то оно станет результатом серьезного конфликта внутри самой власти. Только он, внутренний конфликт, способен взорвать тайну власти и вынести ее наружу - клочками. Но тогда в клочки будет разорвано и единство всей страны.
http://www.rus-proekt.ru/power/3024.html


Солдатов провел большое исследование православности Медведева.
Вывод:
Россию вновь ждет подчеркнуто православный президент и еще более церковно активная и яркая "первая леди". В ближайшие годы формированию "церковно-государственной симфонии нового типа", похоже, ничто не грозит.
http://holmogor.livejournal.com/2298326.html

Православие для пользователей ПК в России гораздо лучше протестантизма
http://beobaxter.livejournal.com/157737.html

Государственно-эротическая Дума
http://www.zvezda.ru/news_read.php?id=18580
Они реально из Думы стриптиз-клуб собрались сделать?
http://antinazy.livejournal.com/28236.html







Буржуйский Интернет недопустим в Великой Северной Нигерии
http://asterrot.livejournal.com/146307.html


Jesus Camp, 2006
http://i-grappa.livejournal.com/464373.html

Доигрались...
http://andbeev.livejournal.com/15975.html


Матушка в отставке
http://cldlune.livejournal.com/164844.html
Как известно, Святейший Патриарх наградил Ирину Абрамович "Патриаршим знаком материнства". А владыко Кирилл привел госпожу Абрамович в пример еще и потому, что "...имея пятерых детей, она остается "молодой, красивой и привлекательной".
В райцентре Рамешки Тверской области живет ещё одна многодетная мать, вдова священника 38-летняя Светлана Голякова - одна с ДВЕНАДЦАТЬЮ детьми.
Её, конечно же, никто никакими "почётными знаками" за христианское воспитание 12-ти детей и за вид "привлекательный" - не наградит... Максимум, на что может сподобиться наше государство - отнять у матушки детей, потому что семья "малообеспеченная"...

Преступление и наказание
Полгода назад писал о весьма неприятной истории: ученик пытался убить учителя физики за отказ поставить нужную оценку. История получила свое продолжение: этот бывший школьник получил 4 года колонии и приговорен к штрафу (за физический и моральный вред плюс лечение). Родители пытаются обжаловать приговор.
Интересно, а как именно они мотивируют это обжалование?
http://livius.livejournal.com/54564.html

СССР-22. Морская стратегия Сталина
http://holmogor.livejournal.com/2298605.html

Никита Хрущев, mp3
Догоним и перегоним Америку (1963 г.)
http://letopisetz.livejournal.com/581179.html


P.S.
Возмущение депутатками думы такого типа возможно только в европейской, но не византийской традиции.
Например, жена императора Юстиниана была до замужества танцовщицей. В связи с этим полезно перечитать
Как жили византийцы:
Полушутя, полусерьезно византийские книжники завидовали чаще всего лавочникам – торговцам столицы, так как, если не служба, то только торговля гарантировала не имевшего хозяйства человека от опасности остаться без обола (фолла) ко времени обеда.

Каждый император стремился окружить себя преданными людьми. Смена царствования, как правило, вела к резким переменам в ближайшем окружении трона.

Можно было из низов вознестись на высшие ступени иерархической лестницы, можно было по мановению царской руки, скатиться оттуда вниз. Социальная структура византийского общества эпохи феодализма отличалась, как принято теперь говорить, значительной «вертикальной подвижностью» [13].

Все стремились сделать карьеру, увлекаемые мыслью о достижении успеха. Среди удачливых, томимых страхом за место, царили угодливость и раболепие, среди неудачников – зависть и жестокое соперничество, в котором любое средство оправдывало цель. Теоретически признаваемая высшей гарантией от произвола и беззакония социальная и политическая система империи на практике порождала их постоянно. Случаи наказания сановников за превышение своих полномочий были крайне редки.

Императорское благочестие старательно рекламировалось в расчете на популярность его имени.

Сомнения в праве василевса на неограниченную власть, на распоряжение землей, казной, людьми, на возвышение или унижение любого подданного по своему произволу, стали высказываться лишь с последней четверти XI столетия. Эти сомнения – результат все отчетливее формировавшегося классово-сословного самосознания консолидировавшейся феодальной аристократии, которая стремилась поставить трон под свой неослабный контроль.

В Византийской империи организация власти, хозяйства и быта была основана на писаном законе. Справедливо, однако, замечание П. Безобразова, что в истории Византии не понять ничего, если не различать теорию и практику – провозглашаемые законом нормы и их соблюдение [21].

Аморфность корпоративной структуры византийского общества, неустойчивость сословных социальных связей обусловили особенно значительную роль родственных отношений в жизни ромея. Семья для него являлась в сущности единственной надежной опорой. Ее поддержка была тем более существенной, что византийская семья, и в высшей и в низшей социальной среде, представляла собой, как правило, не индивидуальную малую, а большую семью, включавшую в себя несколько индивидуальных семей.

Иоанн Цимисхий

P.P.S. Вот все идет к тому, о чем я писал - к структурам поздней Римской империи и Византии.
Какое нонеча у нас тысячелетье на дворе?

Дополнение
Религия идет в народ

Российские школьники с 1 сентября 2009 года смогут сами выбирать, изучать им «Основы православной культуры» или нет. Такая возможность будет им предоставлена в рамках обязательного школьного предмета «Духовно-нравственная культура». Наряду с «Основами православной культуры» (ОПК) к изучению будут предложены курсы по другим религиям, приверженцы которых есть среди россиян, – исламу, буддизму и иудаизму. А в качестве альтернативы изучению какой-либо религии – курс по светской этике.
http://www.rbcdaily.ru/2007/12/26/focus/311521
Tags: Византия, РПЦ, Россия, история, постмодерн, прогноз, футурология, элита
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments