obsrvr (obsrvr) wrote,
obsrvr
obsrvr

Categories:

Советские финансы. Реформа 1947 г. и не только




Сейчас уже только ленивый и нелюбопытный не знает, что в сталинском и хрущёвском СССР 9 мая был обычным рабочим днём. Более дотошные в курсе того, что история была интереснее. А именно – 8 мая 1945 года Указом Президиума Верховного Совета СССР (вотированным, как обычно, постановлением Совнаркома) 9 мая было объявлено Днём всенародного торжества - Праздником Победы, и, как следствие, нерабочим днём. И хотя, конечно, отсутствие Сталина на первом Параде Победы уже было «звоночком», до поры до времени всё казалось нормальным, «как у людей».

Более того. У нас был ещё один праздник победы – 3 сентября, день победы над Японией (указ Президиума Верховного Совета СССР от 2 сентября 1945 года) – тоже нерабочий день. Учитывая историческую память о предыдущей русско-японской войне, а также количество потерь – вполне заслуженно.

Итак, День Победы – да ещё дважды в год – праздновался не только в 1945, но и в 1946 и 1947 годах.

Отменён праздник был при очень интересных обстоятельствах.

23 декабря 1947 года было опубликовано постановление Президиума Верховного Совета СССР следующего содержания:

1. Во изменение Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1945 года считать день 9 мая – праздник победы над Германией – рабочим днём.
( В оригинале слово «победа» написано именно с маленькой буквы, о «дне всенародного торжества», разумеется, не слова).
2. День 1 января – новогодний праздник – считать нерабочим днём.

Напоминаю, постановление опубликовано 23 декабря, когда до новогодней ночи оставалась неделя.

Кстати о новогодней ночи. Несмотря на рабочий день 1 января, празднование Нового Года в 1945-1947 годах не только не преследовалось, но, напротив, поощрялось на государственном уровне. В крупных городах устраивались народные гуляния (в том числе – с дорогостоящими декорациями), «дома культуры» открывались на ночь для новогодних балов (sic!), и вообще демонстративное новогоднее веселье стало признаком лояльности – что выглядело особенно выразительно на фоне массового послевоенного голода, когда люди в вымирающих деревнях ели кошек и крыс и всё ждали выстраданной, чаемой награды за Победу - отмены колхозов… Однако даже голодающие думали о празднике – что вполне соответствует крестьянской психологии: святой день надо отмечать. Тут власть действовала грамотно.

И, разумеется, предложенная народу рокировка – замена 9 мая на 1 января, непосредственно перед 31 декабря – была в этом смысле безупречной. Последнее, что портило советскую новогоднюю ночь – это необходимость на следующий день после посиделок с алкоголем выходить на работу.

Теперь о «посидеть» с точки зрения материальной. Тут нужно иметь в виду, что неделю до постановления советские люди прожили ну очень нервно и суетно. Поскольку именно на этот момент пришлось главное событие послевоенного десятилетия – денежная реформа и отмена карточной системы.

То, что после войны обязательно будет денежная реформа, понимали многие. У советского народа, несмотря на всю его бедность, после всех эмиссий на руках находилось 73,9 миллиарда рублей. Аналогичные проблемы возникли и на Западе, а уж советская экономка выдержать такого денежного навеса заведомо не могла. Поэтому лишние деньги решено было, как это обыкновенно делают большевики, экспроприировать. Ни народного, ни элитного недовольства не ожидалось: советский народ был массово нищ и к этому состоянию привык, а элиты кормились из других источников. Основными жертвами реформы должен был стать тощенький советский «средний класс» (высокооплачиваемые рабочие, инженеры, техническая интеллигенция, научные работники) и сращённый с ним слой «экономических людей» (особенно «работников торговли»), загнанных в полу- и просто криминал. По этой последней причине идеологически реформу решено было оформить как «удар по спекулянтам».

Реформу проктировал и проводил сталинский финансист Арсений Григорьевич Зверев – человек, во всех отношениях оправдывавший свою фамилию. Планировалось конфисковать три четверти всей наличности. Это и было проделано, причём за неделю.

Как уже было сказано, информация просочилась, несмотря на все усилия властей. Поэтому в начале декабря начался бум: в магазинах скупали ВСЁ, что было на полках, включая абсолютно неходовые товары. Например, в восточных республиках с полок смели тюбетейки и прочие этнографические вещи, выпускаемые для развития национального самосознания нерусских народов (каковую политику те народы в ту пору понимали не вполне отчётливо). В Москве, Ленинграде, Киеве навалились и на предметы роскоши – покупали пианино, меха, велосипеды, ковры, часы. С полок также смели все деликатесы – что, опять-таки, сыграло свою роль в готовящемся отмечании Нового Года. Многие среднедостаточные советские семьи впервые попробовали копчёную колбаску или балычок именно 31 декабря 1947 года (убив на это «военные сбережения»). Также на столах появилось дорогое, запоминающееся спиртное, что способствовало «запоминающейся атмосфере». Подоспело-сыграло и «советское шампанское», выпуск которого был налажен в том же 1947-м в Ленинграде.

Потребительская паника продолжалась где-то полмесяца. 15 декабря 1947 года, под вечер, населению уже официально сообщили по радио, что 16 декабря будет проводиться обмен старых советских денег на новые. Номинал снижался в десять раз. Как наличность с рук, так и вклады в Сбербанке меняли с гандикапам – суммы до 3 тысяч один к одному, от 3 до 10 – за три рубля два новых, свыше десяти – вклад половинили. Сроку на всё про всё давали как раз неделю – так что постановление об отмене дня победы и окончательном введении Нового года пришлось на конец обмена.

Стоит отметить, что горькая пилюля была подслащена: решение о денежной реформе сопровождалось отменой карточной системы. Впрочем, сладкой эта новость показалась не всем – многие боялись, что «теперь вообще ничего в магазинах не будет».

Вот в таком-то состоянии советские люди и встретили новость о том, что «всенародное торжество» поменяли на «нормальный Новый Год».

Что на что поменяли на самом деле, поняли немногие. Впрочем, и тем, кто понял, было, наверное, уже всё равно. "Дайте пожить".

День победы над Японией отменили 7 мая того же 1947 года.
http://krylov.livejournal.com/2955190.html


Денежная реформа 1947 года в СССР была проведена в период с 16 декабря по 29 декабря 1947 года. Вторая по счёту денежная реформа в СССР. Денежная реформа была проведена в форме деноминации с конфискацией. Одновременно с денежной реформой была отменена карточная система снабжения продовольственными и промышленными товарами. В ходе реформы обмен наличных денег проводился в течение одной недели, в отдалённых районах Крайнего Севера — в течение двух недель.

По свидетельству наркома финансов СССР Арсения Зверева, впервые вопрос о проведении денежной реформы возник ещё во время Великой Отечественной войны. Поначалу денежную реформу планировали на 1946 год. Однако из-за голода, вызванного неурожаем и засухой в целом ряде регионов СССР, с ней пришлось повременить. Наконец, 13 декабря 1947 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение «Об отмене карточной системы и денежной реформе».

Слухи о грядущей реформе циркулировали давно. Особенно усилились они поздней осенью 1947 года. Поскольку сохранить планы власти в тайне от населения не удалось, в сберкассах стали выстраиваться очереди желающих положить деньги на сберкнижку. 2 декабря МВД констатировало «случаи, когда вкладчики изымают крупные вклады (30-50 тысяч рублей и выше), а затем эти же деньги вкладывают более мелкими вкладами в другие сберкассы на разных лиц». Пытаясь спасти свою наличность, люди бросились скупать мебель, музыкальные инструменты, охотничьи ружья, мотоциклы, велосипеды, золото, драгоценности, часы, промтовары, продовольственные товары длительного срока хранения (шоколад, консервы, копченые колбасы и др.), водку и другие спиртные напитки. Увеличились обороты в ресторанах крупных городов.

При перерасчете зарплаты деньги обменивались таким образом, что зарплата оставалась без изменения. По вкладам в Сбербанке суммы до 3 тысяч рублей обменивались также один к одному, по вкладам от 3 до 10 тысяч рублей было произведено сокращение накоплений на одну треть суммы, по вкладам в размере свыше 10 тысяч рублей изымалось две трети суммы. Те же, кто хранил деньги дома, при обмене получил один новый рубль за десять старых. Льготные условия переоценки накоплений были установлены и для держателей облигаций государственных займов: облигации массовых займов обменивались на облигации нового займа в соотношении 3:1, облигации свободно реализуемого займа 1938 г. — в соотношении 5:1, а облигации займа 1947 г. переоценке не подлежали.

В результате реформы были ликвидированы последствия второй мировой войны в области денежного обращения, без чего невозможно было отменить карточную систему и перейти к торговле по единым ценам. По оценкам некоторых экономистов наличная денежная масса уменьшилась в три с лишним раза с 43,6 до 14 млрд руб. По оценке Госбанка после обмена на руках у населения оставалось около 4 млрд руб. При проведении реформы большое значение придавалось ликвидации дефицита, чтобы избежать ажиотажного спроса на товары и инфляции. В течение года товары придерживались, чтобы после обмена денег их выбросить на рынок. Кроме того, были разбронированы товары из государственных резервов на сумму 1,7 млрд рублей. Они предназначались для торговли после отмены карточек и перехода к единым розничным ценам в городах (1,1 млрд руб.) и в сельской местности (0,6 млрд руб.).


P.S.
Выводы:
1) государство во время войны эмититровало огромные деньги.
2) государство решило эти деньги списать ("расчетные деньги" - "я тебя породил, я тебя убью"), заодно подзалезть в карман держателям облигаций
3) государство считало имевшееся после войны распределение денег несправедливым!
Вот тут самый большой вопрос о природе советского государства и природе денег в нем -
МГБ-МВД и страшный тоталитарный ГУЛАГ оказывается не способны бороться с экономикой и обменами - способствовать правильным обменам и ликвидировать неправильные (с точки зрения государства).
Они не способны даже намного меньшее - посадить "спекулянтов" (в советской терминологии), наживающихся на трудностях войны.
Проще не глядя на правых и виноватых отобрать деньги.

И тут мы вплотную подходим к проблеме "Андропова-Горбачева" - даже страшный тиран Сталин оказался не в состоянии совладать с деньгами, отделить агнцов от козлищ, а просто решил отобрать.
Но тут уже родовая травма советского строя - пренебрежение к финансам - как прошлым обязательствам государства.
С такой философией можно построить кимирсеновскую автаркию, наклепать ядрёнбатонов и танчЕГов, но нельзя стать мировой державой, нельзя стать даже вторым в мировой табели о рангах.

Приводил картинку и привожу вновь - госдолг Великобритании

Британия более 100 лет растила госдолг, чтобы одержать победу над Францией. И победила, потому что все знали, что давать в долг Великобритании - это надежно.

Замечу, что в 1947 г. "избыточные" с точки зрения властей деньги, были не конвертированы в облигации (пусть даже беспроцентные), а просто уничтожены.
Такое вот отношение государства к своим долгам, "что должен, то прощаю".
Но, повторю еще раз, с такой философией нет АБСОЛЮТНО никакой надежды стать центром даже регионального мира-экономики.
Tags: СССР, деньги, история, финансы, экономика, экспроприация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments