obsrvr (obsrvr) wrote,
obsrvr
obsrvr

Дело Кудрина живет и побеждает. Как порвать Путина на британский флаг

Чой только не пишут в ЖЖ, какой информационной дурью не полнится уютненький.

Но не пишут самого главного
На 2013 год бюджет спланирован так, чтобы в экономике России был рукотворный кризис. Кризис сверстанный в лучших гайдаро-чубайсовских традициях



«Эксперт» №39 (821) /01 окт 2012
Дело Кудрина в надежных руках. Первый же бюджет, сверстанный после отставки министра-долгожителя, наверняка понравится Алексею Леонидовичу. Уже через три года мы будем иметь бездефицитный бюджет и станем одним из европейских лидеров по скорости и глубине «бюджетной консолидации». В переводе на русский — по жесткости и неумолимости кастрации всех жизненно важных расходов государства, за исключением военно-полицейских и неотложных социальных, включая сверхчувствительные пенсионные выплаты.

Впрочем, работники оборонно-промышленного комплекса вряд ли вздохнут с облегчением. Для них заготовлен изящный маневр — значительная часть закрепленных федеральных ассигнований переносится на 2016-й и последующие годы, то бишь за горизонт нынешнего бюджетного цикла, тогда как финансирование ближайших трех лет предполагается осуществлять за счет банковских кредитов. Притом что ни госгарантий под такие кредиты, ни субсидирования процентных ставок по ним, конечно же, не предусмотрено. За эти «подушки» сейчас активно ратует МЭР, но еще бабушка надвое сказала, будет ли маневр успешен.

Есть и другие примеры креативной бухгалтерии мастеров с Ильинки — например, решительный сброс на региональные бюджеты и источники страхового покрытия значительной части федеральных расходов на здравоохранение. Неизбежные следствия — дальнейшее сужение анклавов бесплатной медицины, особенно высокотехнологичной, а также резкое ухудшение положения медицинской науки, сконцентрированной в федеральных научных центрах.

Сокращаются — уже напрямую, без всяких экивоков и маневров, — государственные расходы на НИОКР. Не до модернизации, господа, на дворе преддверие кризиса. Ведущие державы мира, в частности США и Китай, считают государственные ассигнования на НИОКР и госинвестиции в инфраструктуру наилучшими антикризисными решениями — не только в конъюнктурном смысле, но и в части повышения эффективности хозяйства, а значит, и иммунитета к циклическим спадам.

Российский же Минфин знает лишь одну контрциклическую меру — сворачивание любых вложений в «завтра» страны. Плюс экстренное накопление бюджетных резервов, вкладываемых в условно безрисковые иностранные госбумаги. Правительство прилагает с переменным успехом усилия по максимальной утилизации нефтяниками попутного нефтяного газа. Между тем само с упорством, достойным лучшего применения, сжигает в факелах тупиковой финансовой политики сотни миллиардов рублей нашей общей нефтегазовой ренты.
http://expert.ru/expert/2012/39/kak-shkolniku-dratsya-s-otbornoj-shpanoj/


«Эксперт» №39 (821) /01 окт 2012
Сверхжесткий бюджет на предстоящую трехлетку столкнет экономику на траекторию с темпами роста около 3% в год. Это будет означать невозможность достижения научно-технологического прорыва и фактический отказ от модернизации здравоохранения, образования и транспортной инфраструктуры.

анализ законопроекта и комментарии вовлеченных в процесс лиц свидетельствуют о том, что степень пренебрежения долгосрочными задачами развития страны в этом документе беспрецедентна.
Суть подхода Минфина проста. Надо во что бы то ни стало снижать зависимость бюджета от колебаний внешнеэкономической конъюнктуры и максимально увеличивать финансовые резервы государства на случай нового кризиса вне зависимости от состояния реального сектора экономики.

Приоритеты МЭР в экономической политике принципиально иные: слишком рьяное накопление резервных фондов не оправданно, умеренный дефицит бюджета и разумное бремя госдолга — посильная плата за модернизацию инфраструктуры, здравоохранения, образования и науки.

На заседании правительства 20 сентября глава МЭР Андрей Белоусов охарактеризовал предлагаемый бюджет как чрезвычайно жесткий: «По федеральному бюджету мы запланировали сокращение бюджетных расходов с 25 процентов ВВП на пике кризиса, когда были максимально раскручены государственные расходы, до примерно 19 процентов в 2015 году, то есть на шесть процентных пунктов. Должен сказать, что в таких масштабах бюджетная консолидация осуществляется только странами, которые испытывают большие финансовые трудности либо хотят избежать их. Это такие страны, как Великобритания и Испания».

степень жесткости нынешнего бюджетного правила представляется МЭР избыточной. Андрей Белоусов предложил смягчить его, снизив неприкосновенный потолок Резервного фонда с 7% ВВП до 5%, сверх которого нефтегазовые доходы бюджета можно частично использовать на инвестиции в инфраструктуру. Это позволило бы подключить часть нефтегазовых доходов к инфраструктурным инвестициям не за пределами 2017 года, как это выходило по версии Минфина, а уже в 2014 году.

Поддержка экономики государственным спросом особенно уместна в нынешней макроэкономической реальности, когда экспортный сектор утратил роль мощного драйвера экономического роста. «Если в 2003–2007 годы внешнеэкономический фактор определял более половины экономического роста, то есть примерно 3,5–4 процентных пункта из 7–8 процентов прироста ВВП, то в предстоящее трехлетие вклад этого фактора будет меньше одного процентного пункта», — доложил Белоусов членам правительства.

Однако Силуанов ответил отказом. «Снижение лимита Резервного фонда не пойдет на пользу устойчивости бюджета, — заявил он журналистам уже после “бюджетного” заседания кабинета. — Считаю, что пятипроцентный объем Резервного фонда недостаточен для того, чтобы нам спокойно исполнять бюджет и каждый раз не бояться, снизятся цены на нефть ниже 80 долларов за баррель или не снизятся. В 2009–2010 годах на антикризисные меры было потрачено из Резервного фонда около 8 процентов ВВП».

В концентрированном виде суть идейной сшибки Минфина и МЭР вокруг бюджета сформулировал в беседе с «Экспертом» замминистра экономики Андрей Клепач: «Риски ухудшения мировой конъюнктуры есть, и они серьезные. Никто не отменял высокую степень уязвимости нашей экономики от падения нефтяных цен и возмущений на мировых рынках капитала. Но важно и то, как мы реагируем на эти вызовы. Можно выбрать пассивную тактику — залечь на дно и копить на черный день, откладывая назревшие реформы и преобразования из-за недостатка средств. Но если государство не вкладывает деньги в свою экономику, а накапливает их в виде валютных активов за рубежом, то почему бизнес должен поступать иначе? Одно из лекарств против оттока капитала — это ясность и устойчивость государственной политики развития инфраструктуры и наукоемких сфер, где для частных инвестиций риски слишком велики».

В условиях стагнации мировых рынков возрастает потребность в стимулировании внутреннего спроса, импорте технологий, в том числе и путем реализации приоритетных национальных проектов, которые могут стать катализаторами нового качества роста, новых предпринимательских и общественных инициатив. «Это потребует дополнительных расходов, по оценке Минэкономразвития, минимум около 0,5–0,8 процента ВВП, — продолжает Клепач. — Но тем самым мы делаем экономику и общество более сильными, конкурентоспособными и устойчивыми к любым кризисам».

Единственное, в чем Минфин и МЭР оказались единодушны — и премьер Дмитрий Медведев поддержал их, — это в возможности расходования на текущие нужды ряда нерегулярных источников государственных средств, таких как накопленные дивиденды госкомпании «Роснефтегаз» (порядка 120 млрд рублей), а также выручка от недавней продажи 7,58% доли ЦБ в Сбербанке (более 180 млрд рублей).

Решено, что дивиденды «Роснефтегаза» пойдут на выкуп допэмиссии госкомпании «Русгидро» в 2012 году, что заметно увеличит ее инвестиционный потенциал по созданию новых мощностей в энергогенерации. Масштаб изъятия прибыли ЦБ, в том числе от SPO Сбербанка, продолжает обсуждаться. Предложение МЭР — 75% изъять в бюджет, что на 115 млрд выше первоначальных ориентировок Минфина.

Тем не менее надо признать, что нынешний раунд битвы за бюджет проигран Минэкономразвития практически вчистую. Несмотря на критические замечания президента и жалобы на фискальное удушье от отраслевых министров, правительство в целом одобрило проект Минфина.

Мантру о нынешнем сверхвысоком дефиците бюджета, точнее его аналитической разновидности с труднопроизносимым названием «ненефтегазовый» (обычное, кассовое сальдо федерального бюджета за восемь месяцев текущего года положительное), сторонники охранительной фискальной политики вдолбили в голову даже президенту. «По-прежнему остается высоким ненефтегазовый дефицит бюджета. На текущий год этот показатель оценивается в 10,6 процента ВВП, — заявил Владимир Путин на совещании с членами правительства в Сочи 18 сентября. — Нет необходимости говорить, здесь заключаются высокие потенциальные риски. Именно для того, чтобы повысить устойчивость бюджетной системы на долгосрочную перспективу, укрепить макроэкономическую стабильность, было принято решение о новом бюджетном правиле. Его применение призвано снизить негативные влияния текущих колебаний, создать дополнительные возможности для бюджетного маневра — накопления резервов».

Нынешняя версия бюджета по доходам принята исходя из умеренно оптимистичного варианта прогноза с темпами роста 3,7% ВВП в 2013 году и 4,3–4,5% в 2014–2015 годах. Но этот сценарий предполагал принятие целого ряда решений по финансированию модернизации транспортной инфраструктуры, образования, здравоохранения и науки. Нынешняя же версия бюджета по расходам ни одного из этих решений не обеспечивает. Фактически речь идет о замораживании инвестиций в развитие транспортной инфраструктуры, существенно сокращаются в реальном выражении государственные капитальные затраты, сначала ограничиваются, а затем сокращаются расходы на науку, включая государственные НИОКР. Все отдается на откуп частному сектору.

Интересный бухгалтерский финт придумал Минфин, добившись экономии расходов по госпрограмме вооружения и развития оборонно-промышленного комплекса. Он сместил часть из них на следующий бюджетный цикл (на 2016 год) и заместил в нынешнем цикле... кредитами коммерческих банков. Ай, молодца! Мало того что кредиты небесплатные, соответственно, мы заведомо индексируем «горб» будущих бюджетных ассигнований, к тому же не факт, что банки вообще согласятся кредитовать оборонку в нужных объемах. Белоусов предложил хоть как-то спасти ситуацию: «Первое — 100 процентов этих кредитов должно быть покрыто госгарантиями, и второе — на 100 процентов этих средств должно быть предусмотрено субсидирование процентных ставок».

В части здравоохранения Минфин обосновывает сокращение федеральных ассигнований тем, что часть из них будет переложена на страховую медицину. В результате расходы федерального бюджета на здравоохранение сократятся уже в 2013 году на 18% по номиналу (а инфляция сократит реальную покупательную силу этих средств еще на 6–7%). «Однако в консолидированном бюджете с учетом средств обязательного медицинского страхования доля этих расходов в ВВП увеличивается, а общая сумма достигнет 2,5 триллиона рублей», — в этом пассаже Силуанова на заседании кабинета сквозила гордость профессионального финансиста.

МЭР, Минздрав, независимые эксперты и здравый смысл единодушны: такой кульбит будет означать неминуемую деградацию высокотехнологичной медицины и медицинской науки. Кроме того, профилактика и работа с целым рядом заболеваний — туберкулезом и проч. — не могут быть «погружены» в страховую медицину без существенных угроз для национальной безопасности и долговременных негативных последствий для здоровья граждан.

Аналогичным манером Минфин решил сбросить на бюджеты субъектов федерации львиную долю расходов на образование. В результате доля федерального бюджета в совокупных расходах консолидированного бюджета на здравоохранение и образование сжимается до 15 и 19% соответственно. «При этом дефицит региональных бюджетов может вырасти до 0,5–0,8 процента ВВП, — рассуждает Андрей Клепач. — Это остро ставит вопрос о расширении собственной доходной базы региональных бюджетов. Одним из возможных решений могло бы стать введение на региональном уровне налога с продаж».


http://expert.ru/expert/2012/39/buhgalterskij-samostrel/

Проект бюджета на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов рассчитан на основе прогнозных показателей, "достоверность которых вызывает большие сомнения". Об этом ИА REGNUM 10 октября заявили в компании ФБК. По оценке аналитиков департамента стратегического анализа ФБК, прогноз по росту ВВП в 2013 году - 3,7%, в 2014 году - 4,3%, в 2015 году - 4,5% является завышенным и не отражает реалий экономической динамики ни в России, ни в мире в целом.

"К осени 2012 года в экономике России все более отчетливо стали проявляться признаки торможения", - считает директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. Он напомнил, что в августе 2012 года выпуск товаров и услуг по базовым видам экономической деятельности (аналог показателя ВВП, составляющий примерно 70% его объема) показал нулевой прирост по отношению к июлю 2012 года. По отношению к августу 2011 года этот показатель пока еще сохраняет положительную динамику (+1,9%), но и это, по оценке аналитиков ФБК, ставит под сомнение реалистичность официального прогноза роста ВВП в 2013-м и последующих годах.

"Наш анализ с точки зрения возможности воздействия факторов, способных ускорить экономический рост в 2013 году, не свидетельствует о реалистичности подобных ожиданий, - сказал Николаев. - Внешний спрос по мере распространения второй волны мирового экономического кризиса будет ослабевать. Внутренний инвестиционный спрос уже демонстрирует понижательную динамику (инвестиции в основной капитал в августе 2012 года выросли всего лишь на 2,3% по сравнению с августом 2011 года - самый низкий показатель в текущем году)".

По мнению эксперта, расчет властей на активный потребительский спрос также является неоправданным. Прирост оборота розничной торговли (в августе 2012 года по сравнению с августом 2011 года - +4,3%) хоть и довольно высок, но почти в два раза меньше аналогичного показателя первых месяцев 2012 года. "Экономического роста в России в 2013 году не будет. Показатель роста ВВП в 2013 году составит от 0 до минус 2%. В случае развития ситуации по самому неблагоприятному сценарию возможны и еще более низкие показатели", - считает Николаев. По его словам, для федерального бюджета реализация данного прогноза означает недобор от 500 до 800 млрд рублей доходов. "Если к тому же учесть низкую вероятность планируемого получения федеральным бюджетом в 2013 году доходов от приватизации в объеме 427,7 млрд рублей (в кризисном 2009 году доходы от приватизации составили 2 млрд рублей), то объем недополученных доходов может превысить 1 трлн рублей", - полагает Николаев. Таким образом, отметил он, под вопросом оказывается и запланированный показатель дефицита федерального бюджета (превысит 2,4% от ВВП) и других бюджетных параметров.

Прогнозные показатели по инфляции в 2013 году (5-6%) и на плановый период 2014 и 2015 годов (4-5% ежегодно) также, по оценке аналитиков ФБК, сильно занижены. По итогам 2012 года, рост потребительских цен значительно превысит первоначально планировавшийся показатель в 5,5-6%. Инфляция в 2012 году составит 8%, что существенно больше показателя 2011 года - 6,1%. "На фоне такого роста цен и с учетом запланированной ускоренной индексации цен (тарифов) на продукцию компаний инфраструктурного сектора (к примеру, если регулируемые тарифы на электроэнергию для населения были проиндексированы с 1 июля 2012 года на 6%, то такая индексация с 1 июля в 2013-2015 годах должна составлять, без учета введения социальной нормы, 12-15%), плановые показатели инфляции выглядят нереальными", - сказал Николаев. По его оценке, инфляция в 2013 году может составить 8-9% с перспективой достижения двухзначных показателей в 2014-2015 годах.
http://regnum.ru/news/economy/1580037.html


А теперь из более ранних моих заметок
2012-07-13
Приватизация. Как это работает
Поскольку заявлена приватизация, то можно предположить, что экономику будут форматировать специально под эти цели. В 1992г была заявлена приватизация. ЦБ РФ под эту тему устроил дефляцию

Это будет круче наркобизнеса и торговли оружием. Манипуляции на макроуровне (через правительство и ЦБ) ценами на производственные активы, спекуляция на этой теме - самый доходный бизнес.

Что из этого следует? Что нужно готовиться к худшему, поскольку не Путин же придумал эту мульку. Его кто-то лоббирует. В схеме задействован ЦБРФ, поскольку иначе никак.
Вывод: есть высокая доля вероятности проведения приватизации по образцу середины 90-х.
Она обязательно должна сопровождаться кризисом... Дураков нет платить лишние деньги, если цену можно сбить посредством ЦБРФ, то нет сомнений, что это сделают.

Я бы предположил, что приватизацию готовят специально к новой волне кризиса, которая может грянуть осенью. Приватизационная дефляция - вещь достаточно суровая. Чем сильнее гайки закрутишь, тем больше профит, это очевидно. Будет подведено обоснование кризиса, типа необходимо пополнять бюджет и все такое.
http://obsrvr.livejournal.com/1358543.html

Ключевой момент замечен правильно - организуй дефляцию, а потом приватизируй по дешевке.
Так что общий прогноз на 2013-2015 гг. как на ладони:
- Урезание бюджета
- Складывание денег в ГКО США
- Кризис в стране
- Минфин разводит руками - надо жить по средствам
- Во всем виноват Путин - новая Болотная, более массовая, все чувствуют кризис

Хе-хе, хорошо придумано - пОцЫент сам себе организовал кризис...

Классика жанра - лягушка, сидящая в медленно нагреваемой воде -
если бюджет урезать и урезать, то кризис неизбежно случится, так что никто и не заметит причин.



И еще - наблюдизм личный

20.09.2012
Инфляция с начала года составила 5 процентов. Минэкономразвития уже подняло прогноз по росту цен с 5-6 до 7 процентов.

А банки уже предлагают вклады с 10-11% годовых.
И это самое удивительное - почти все время с 1992 г. реальные ставки банковских вкладов были отрицательные. И вдруг они стали положительными.
Экономике реально не хватает денег...
Tags: Россия, бюджет, либерализм, правительство, прогноз, финансы, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments