obsrvr (obsrvr) wrote,
obsrvr
obsrvr

Categories:

Об юбилее Путина

Дугин

Путин — чрезвычайно противоречивая личность: он и героический спаситель России в сложнейший период нашей истории, и колеблющийся либеральный реформатор, умеренный западник, поручающий важнейшие вопросы жизни в государстве в критические моменты предельно неадекватным во всех смыслах управленцам-циникам. Это о мертвых — либо хорошо, либо ничего. Путин жив и бодр, у власти и во всеоружии — поэтому не вижу причин смягчать то, что хотел бы сказать в лицо.

В чем суть положения Путина сегодняшнего? Путина третьего срока.
Формула Путина проста и противоречива одновременно: патриотизм плюс либерализм.

Она составляет своего рода фирменный «путинский коан», его персональную идеологическую антиномию, отражая структуру его личностного и властного компромисса. Суть формулы в том, что ему одинаково близки 1) суверенитет, государственность, властная вертикаль, народность, религия и 2) западничество, модернизация, эффективный менеджмент, либеральное реформаторство в экономике. В структуре этой формулы, сочетающей несочетаемое, в этой coincidentia oppositorum, мы прожили последние 12 лет, показавшиеся вечностью, но пролетевшие как одно мгновение. За патриотизм Путина поддерживали русские, народ, массы, простые люди и многие непростые. За либерализм и сохранение экономической доминации крупной буржуазии, по сути олигархии, сложившейся в лихие 90-е, его относительно, конечно, но все же терпели экономические элиты. При этом всем активным политическим силам страстно хотелось, чтобы Путин вышел за пределы этого компромисса, где патриотизм гасился либерализмом, а западнические либеральные реформы обнулялись упором на суверенитет и консолидацию вертикали власти. Но Путин год за годом откладывал, колебался, настаивая на своем. Он принуждал массы покорно терпеть экономическую несправедливость распоясавшегося капитализма и вакханалию коррупции, а элиты заставлял ложно рядиться в патриотические тоги. Постепенно эта двусмысленность становилась невыносимой как для либералов, так и для патриотов. Нужна была хоть какая-то определенность. Но ее не было, и не было, и не было... Год за годом, и вашим и нашим, изматывающе, уклончиво, тошнотворно... «Путинский коан», на котором общество более или менее примирилось в начале 2000-х, постепенно становился невыносимым. Он просто перестал работать.

В период президентства Дмитрия Медведева сложилось впечатление, что затянутый путинский пасьянс наконец-то склонился в сторону либералов: ультралиберальный Институт современного развития, ставший идейным штабом новых либеральных реформ, ликовал, либералы почувствовали, что их цель близка. Сванидзе признал на «Эхе Москвы», что «дышать стало легче». Это означало, что патриоты готовы окончательно задохнуться в поднявшейся с новой силой либеральной вони. Одни вздохнули, другие ощутили удушье. Патриоты серьезно приуныли. Показалось, что формула отныне отменена: на сияющем лице Медведева никакого патриотизма более не читалось — один сплошной либерализм.

Переломным моментом стало возвращение Путина. Вот это в повестку либералов совершенно не входило. Их надежды рухнули в одночасье. Болотная площадь, свинство Pussy Riot, многотысячные марши так называемых «миллионов» были истерическим ответом. Почувствовавшие близость победы, либералы были застигнуты врасплох. По их логике Путин должен был уйти. А он вот решил вернуться.

В этот момент разогретые медведевским правлением либералы от ужаса перед возвращением Путина решились на довольно радикальные меры. По сути, они выдвинули Путину ультиматум: «Владимир Владимирович! Для продолжения либеральных реформ и спасения демократии у Вас есть только один выход: уйти прочь и передать страну в другие руки (по сути, Госдепу. — Прим. авт.)».

Именно это, собственно говоря, и было посланием, содержавшимся в кощунственном панк-молебне, в ультиматумах оппозиционных столичных «норковых толп» и жестких рекомендациях Вашингтона. Получилось следующее: даже если Путин был намерен снова обратиться к формуле «патриотизм плюс либерализм», либералы и Запад с опережением жестко заявили: на сей раз на это они не пойдут. «Хороший Путин» — это... нет, «не мертвый Путин», но «живой Медведев» как минимум и как максимум Навальный. Конечно, либералы так решили не сами, так была составлена стратегическая депеша из Вашингтона, подредактированная по дороге, судя по особенно агрессивной стилистике, группой обиженных бизнесменов из Лондона. Отсюда, кстати, серьезность либерального ультиматума. Из-за спины довольно сомнительных хулиганок из Pussy Riot явственно проступала тень последней мировой гипердержавы. Радикальные требования оппозиции, несмотря на ничтожность ее самой, тем не менее были серьезными и содержательными: так как они были подтверждены глобальной мощью США как со стороны soft power (мировая пресса, дипломатическое давление, сетевые технологии и войны), так и со стороны hard power (американская военная машина с сотнями миллиардов долларов годового бюджета на военные цели — угрожающе маячила на горизонте). Можно спорить о том, какова на сегодня эта мощь, не идет ли речь о блефе? Но никто не станет отрицать, что определенные аргументы для силового давления на Россию у США все еще имеются.

Но вот итог: либеральная составляющая из формулы Путина была необратимо и насильственно выпилена. Если он снова попытается в сотый раз к ней обратиться, в это больше не поверит уже никто. И самое главное: никто из тех, кому этот путинский либерализм всегда был принципиально адресован. Для либералов Путин уже сейчас — окончательно и бесповоротно — представляет собой другую формулу: «патриотизм минус либерализм». И переубедить их невозможно, что бы он ни делал. Кроме одного: уйти подобру-поздорову и как можно быстрее. Тогда поверят. И что теперь будет делать Путин? Есть три пути.

Первый: уйти и передать власть преемнику окончательно. Либералы и США настаивают именно на этом и, скорее всего, подкрепят этот план действий серией конкретных стратегических шагов. Но может ли Путин на это пойти? Думаю, такой сценарий сегодня маловероятен. Путин только вернулся, а тут снова уходить... Да еще в такой непривлекательной манере. Это был бы полный провал с личной точки зрения, с исторической, политической, но вдобавок и предательство страны и народа.

Поэтому, скорее всего, Путин останется.

Но тут снова выбор, бифуркация или/или.

Первая возможность: Путин по инерции обратится к своей апробированной формуле. Но мы видели, что ее больше не примут либералы, а значит, в их отношении она гарантированно работать не будет. А вот патриоты, которым в нее верить совсем не обязательно, как раз поверить могут. Это значит, что Путин всерьез рискует потерять свой настоящий народный электорат, свой стратегический резерв — доверие патриотически настроенных масс. Иными словами, формула «патриотизм плюс либерализм» в новых условиях не будет работать вообще. Можно, конечно, попробовать, но лучше не надо. Это дружеская рекомендация. Владимир Владимирович, не надо...

Остается одно — патриотизм без всяких примесей, то есть евразийство, консерватизм — без всяких симулякров и постмодернизма. Единственный логичный и ответственный выбор третьего срока.

Программа такого консервативного поворота предельно ясна и для самого Путина во многом естественна. Скорее всего, он органически так и понимает мир, страну, историю. Но раньше были сдерживающие факторы; не будем сейчас — обоснованные или иллюзорные. Но были. А теперь нет. Поэтому остается только патриотизм, один голый патриотизм. И такой жест подготовлен: либералы, отчасти забегая вперед, уже безвозвратно отождествили Путина именно с патриотизмом и приговорили его именно как патриота, консерватора, традиционалиста и народника. Путину осталось на самом деле стать тем, кем видят его сегодняшние непримиримые враги. И каким хотят его видеть его сегодняшние верные друзья: патриоты и евразийцы. Дело за малым — войти прочно в образ, уже давно сформировавшийся у оппозиционного меньшинства и который был бы воспринят народным большинством, будучи при этом вполне органичным и естественным для самого Путина. Если это, наконец, произойдет (а предвыборные статьи Путина, собрание ополчения на Поклонной горе, создание Изборского клуба, некоторые символические кадровые перестановки и пр. дают основания считать, что это вполне может случиться), то чего нам ожидать?

Для человека 60 лет много.

Для политического деятеля — в самый раз. Но все же… Права на ошибку больше нет. В следующие 12 лет — на сей раз последние — придется либо выиграть битву за Россию, либо… (не хочется и произносить вслух).

Далее ждем следующего: реальных шагов по интеграции постсоветского пространства и создания Евразийского союза; мощного рывка в оборонной сфере; выработки консолидирующей идеи, призванной укрепить культурный код; поворота в пользу консервативных ценностей и даже традиционализма, морали, духовности, нравственности в области образования, культуры, в СМИ; перехода от либеральной экономической политики к социальной и мобилизационной; разгрома западных сетей влияния в элите, культуре, экспертном сообществе, правительстве; реорганизации структуры в области межэтнических отношений на принципах уважения к русскому народу с учетом интересов всех этнических и конфессиональных групп; ставки на обновление политических и управленческих элит на основе новых патриотических пассионарных кадров; опоры на высокие технологии и реальный сектор в экономике с преодолением ресурсной зависимости; ужесточения репрессивных мер против коррупции, особенно применительно к коррупции, завязанной на транснациональные структуры и включенной в системы внешнего управления; перехода власти на сторону народа (широких российских евразийских масс) и нового набора активных страстных кадров снизу в эффективную управленческую элиту; принятия во внешней политике однозначной ориентации на многополярность, полицентризм и эффективное противостояние американской гегемонии.

Можно ли это осуществить при сохранении инерционного хода вещей в нынешней России? При нынешних кадрах и довольно расслабленном психологическом состоянии общества, преимущественно занятого простым выживанием? Отвечу парадоксально и неожиданно: да, можно. Дело в том, что Россия политически устроена по принципу вертикальной симметрии. Тот, кто наверху, есть всё. При этом чем выше и самовластнее правитель, тем ближе он массам и тем устойчивее его власть. Элиты же, дробящие общество и сверху и снизу, всегда противостоят и правителю, и народу. Если правитель делает один-единственный жест, а именно: ищет опоры в широких народных массах — он приобретает неограниченные возможности. И после этого может вообще ни с кем и ни с чем не считаться. Пусть это называется как угодно. Это по-русски, так было и, скорее всего, так будет. Благодаря этой особенности русского общества самовластный самодержавный правитель может осуществлять любые реформы или, напротив, ничего не осуществлять вообще. Поэтому если Путин в 60-летие примет решение, то уже одного этого будет достаточно. И кадры появятся, и психологическое состояние изменится, и силы обнаружатся, и ресурс возникнет, и инерция исчезнет. Это не значит, что все пойдет как по маслу: недооценивать прозападные элиты и особенно их американских покровителей нельзя. Но шансы на успех, и очень-очень серьезные, есть.

Получается, что хочет 60-летний президент или не хочет, у него остается только один путь: он может выбрать только одно из одного — патриотизм. И всё.

…Когда Путину было 48 лет и когда он только появился на небосклоне российской политики, я испытывал неподдельный энтузиазм по поводу его реальных дел (вторая чеченская кампания, удар по олигархии, остановка потоков радикальной русофобии на центральных каналах, одним словом, ликвидация ельцинизма) и четких деклараций (признание суверенитета высшей ценностью, многополярность, ориентация на Евразийский союз). Это выразилось в моем программном тексте «Заря в сапогах». Но время показывает, что я тогда явно поспешил. Впереди был Сурков и Павловский, Валдайский клуб и Институт современного развития, разгром «Родины», ЕГЭ и заигрывание с США в ходе «перезагрузки». Впереди были 12 лет задержки, топтания на месте, пустых политтехнологических трюков. Это был симулякр зари. 12 лет, одним словом, у страны, истории, политики, евразийства, у меня лично были украдены. Забыть об этом мгновенно не получится. Прежнее доверие, увы, подорвано. Прежних эмоций нет. В той или иной степени те же чувства испытывает наше патриотическое большинство. Может, оно и не скажет, и не сформулирует, но чувствует именно это.

Поэтому сегодня, когда Путину исполняется 60, совершенно спокойно, без надежд, раздражения и злорадства, мы можем сказать: «Владимир Владимирович, это Ваш последний шанс».

На повестке дня последний жест. Радикальная трансформация формулы. Минус либерализм. Времени для раскачки больше нет. Совсем. Сейчас или никогда. 60-летие не допускает слов «потом» или «постепенно».
http://www.odnako.org/magazine/material/show_21190/


Почти 100 лет тому назад, бушевала Первая Мировая Война. История передвигала по шахматной доске хрупкие человеческие фигурки. А параллельно, шли иные процессы. С первыми боями на фронте – стартовала антинемецкая пропагандистская кампания. За людьми с нерусскими фамилиями пристально следили, обвиняли в «раскачивании лодки», выискивали врагов и предателей. Одновременно с подъемом патриотизма, развернулась целая «шпиономания», – найдя широкий отклик во всех слоях общества.

Удивительно, но успешная поначалу pr-кампания, привела к неожиданным результатам: – Императрицу, немку по происхождению, стали подозревать в том, что она-де «сливает» секретные данные вражеской стороне. Что у нее есть копии всех военных карт, а из её кабинета проложен телефонный провод в немецкий генштаб. Раздутая антинемецкая истерия – аукнулась императорскому дому, прилетев обратно, словно нагулявшийся бумеранг.

А теперь, перенесёмся к реалиям 2012-ого года. Успешная по началу «антиоранжевая» pr-кампания привела к специфическим последствиям. Сначала – удалось сформировать стойкий образ врага. Врагом стали либералы. Их клеймили. Их ненавидели. Их проклинали.

Но тут случилось странное. Партия власти, приняв целую серию ультра-либеральных законов – вляпалась в свой собственный капкан. Теперь именно она стала главной либеральной силой, подставив и себя, и главу государства. Вступление в ВТО, новая приватизация, антисоциальные меры... – каждое из слагаемых стало четко ассоциироваться с разработанной связкой: – «либерал = враг государства».

Теперь всё чаще вспоминают, что Путина – назначил Ельцин. Что с колен мы так и не встали, что в с стране продолжается «замещающая миграция», что нарастает де-индустриализация, что с последствиями первой приватизации так и не разобрались, что производства стоят, а мы так и гоним нефть на экспорт...

Отныне, любые домыслы обращаются против власти. Заикнулись про базу НАТО под Ульяновском? Что ж, люди сразу поверили в худшее, и теперь власть вынуждена постоянно оправдываться.
Вера в доброго царя растворилась в осенней дымке. Это раньше было можно «валить на плохих бояр», но теперь это не так просто.

Зимой, оседлав «антиоранжевую», антиамериканскую волну, в Думу и Кремль въехали единороссы и Путин. Но часы истории продолжают свой ход. История смеётся, наблюдая за тем, как Кремль сам становится либеральным в глазах сограждан:
Кто считает вступление в ВТО, важнейшим достижением?
Кто обещает второй раунд приватизации?
Кто «либерализирует» цены на ЖКУ?

Власть повторяет ошибку, допущенную последним царём. И что интересно, оппозиционный лозунг «За честные выборы», – теперь заиграл новыми красками. Волей неволей, а в голову закрадывается вопрос: – «А хватило бы голосов ЕР-овцам, чтобы принимать антинародные законы, – если бы выборы прошли без подтасовок?».

Когда-то, в нашей стране существовала «семибоярщина». В 90-ые годы прошлого века, появилась «семибанкирщина». А в нынешнее время, по всей видимости, сформировалась некая «семинадзорщина» (если вы не против такого термина) – когда информационное пространство подмяло под себя замкнутое кольцо пропагандистов и зажило по принципу «рука руку моет»

Принципиальное же отличие 2012-ого года от, скажем, 1996-ого, в том, что раньше «мочили» конкурентов до выборов – чтобы взять власть. А сейчас «мочат» после – чтобы власть удержать. А это гораздо более слабая позиция.

Сложение объективных процессов (таких как рост безработицы от вступления в ВТО, подорожание товаров и услуг), умноженное на промывку мозгов и бесцельность существования, неизбежно приведет к эффекту ковыряния палочкой в муравейнике.

Ну а главное – сейчас выросло новое поколение. Оно недоверчиво: – причем зачастую не в силу сверхмощного разума, а в силу инстинкта самосохранения и природного чутья. Эти люди не находят себе места в условиях переделённого (в 90-ые) мира. У них нет перспектив в жизни – и нет добрых воспоминаний о детстве в СССР. Для них Советский Союз – это погибшая сверхдержава, которую уничтожили именно те, кто стоит сейчас у рычагов власти. И эти люди готовы драться и пробивать себе дорогу кулаками: – ведь это единственное чему их научили фильмы и СМИ.

Их слабость только в одном: – они не знают, чего именно требовать на площадях и выбивать из политиков.
http://strejndzher.livejournal.com/68972.html


lenin-kerrigan
Удальцов это очень знаковая фигура. Мало кто вчера вспомнил, что именно Удальцов предлагал Медведеву перед президентскими выборами остаться поправить ещё два года, это конечно не лично его пожелание, а мессадж заказчика. Провести перевыборы, изменить выборное законодательство, оставить Медведева…
И вот в том, что сейчас Удальцова сливают, есть нечто очень опасное для страны. Как вы думаете, откуда вдруг взялись эти компроматы? Честное при честное КГБ раскопало? А почему опубликовали только сейчас, к дню рождению Путина? Для полноты картины? Вовсе нет…

Дело в том (моё оценочное суждение), что Удальцов сыграл свою партию и больше не нужен власть имущим. У хозяев всегда на своих подчинённых есть компромат и рычаги влияния, для того, чтобы подчинённые были верны своим хозяевам. Медведевская и старосемейная часть элиты оказали достаточное давление на силовиков, что бы те пересмотрели соглашение о тандеме и заключили договор на новых, более выгодных для либералов условиях.

Взамен нового соглашения (которое видимо, подписано на срок до конца этого срока ВВП), либералы сворачивают уличную активность и перестают оказывать активное давление на силовиков. Сливают протест, по крайней мере, его радикальное русло, за которое отвечал Удальцов. А силовики не мешают либералам ,грабить страну> проводить приватизацию, десоветизацию, вводить ЮЮ, не рвутся выйти из ВТО и так далее…

Окончательную точку в этом вопросе поставит голосование за закон о национализации денежной эмиссии и ЦБ, а также голосование по поводу ЮЮ. И то и другое должно пройти до этой зимы. Если закон о ЦБ не примут, а ЮЮ введут – значит, моё оценочное суждение верно. Также некоторую ясность мы получим и увидев следующий митинг/шествие оппозиции. Если людей будет больше, будут прорывы, вялое швыряние камней – я не прав. Если оппозиционная активность продолжит падать, то я боюсь оказаться правым.
http://lenin-kerrigan.livejournal.com/455892.html


Вассерман
Избиратели Российской Федерации голосовали против олицетворяемой вождями Сахарного Болота идеологии отказа государства от какой бы то ни было общественно полезной деятельности, идеологии безудержной экономической (либертарианство) и политической (либерализм) свободы личности, идеологии отрицания общества в целом. Но пока эта идеология никуда не ушла из нашей жизни. Более того, значительная часть правительства, сформированного при Вашем активном участии, не просто подвержена этой идеологии, но и верует в невозможность какой бы то ни было иной. Боюсь, если и Вы уверуете в сию ересь, нагляднейше опровергнутую нынешней Второй Великой депрессией, то можете и не доработать до конца нынешнего срока полномочий президента Российской Федерации — ввиду исчезновения таковой.
http://awas1952.livejournal.com/1605061.html


Путин тоже отлично видит своё окружение. У Путина сейчас другая проблема. С возрастом человек начинает менять отношение к окружающим. Начинается разочарование в примитивной маскулинности и умении кидать понты. Пора подводить итоги, а итоги любопытны – ставка на олигархическую и чиновничью шпану провалилась. Вроде, крутой народ, на широкий жест способен, а может меньше, чем обещает. Есть и другая проблема – утрата очарования.
http://kosarex.livejournal.com/1046698.html

наплодили в результате утери контроля государства над высшей школой (в соответствии с теориями «невидимой руки рынка») избыток не викариев, а экономисто-юристо-менеджёров широкого профиля сверх всяких потребностей экономики и государства. И полной невозможности последних реализовать свои повышенные амбиции. Коим избытком сильно понизили рыночную стоимость соответствующего сегмента трудоспособного населения.

К тому же Путин резко снизил (созданием громоздкой системы бюрократического контроля над малым бизнесом) возможность вхождения в бизнес людей со способностями и амбициями, но без высокой протекции. (Обладающим сей полезной протекцией наоборот – сильно облегчил, уничтожив конкурентов.)

Вот эти то несостоявшиеся политики и администраторы сидят на своей жалкой зарплате в госконторах, созданных Путиным, а то и в пивных ларьках и упиваются горько-сладким чувством вселенской несправедливости, сотворённым над ними «кровавым антинародным режимом».
Именно они и есть (нет, не пушечное мясо уличных протестов. Для этого они слишком культурны, ленивы и трусливы.

По крайней мере, большинство из них.) те стада блогеров – перепостчиков. Той самой биомассой, сидящих за своими компами и распространяющих опусы платных борцов с антинародным режимом. Мстящих тем самым этому самому режиму. (И за одно поднимающие своё самоуважение.) Той самой биомассой, которая только и сделала возможной уличные флешь-мобы типа Манежки.

Что же теперь делать, спросите вы?
Политика Путина умиротворения бюрократии за счёт расширения управленческого аппарата продолжается. Но наметилась и обратная ей политика, начатая Медведевым, выражающаяся в срезании бюрократии не слоями, а гнёздами. Под предлогом реформирования. И под любыми другими предлогами, которые предоставляют сами чиновники. От коррупции до некомпетентности и просто за неудачи в работе.
Куда девать этих отставников, чтобы они не вредили?
Выхода только два: или репрессировать, включая режим минимальной терпимости и сажая за мельчайшую провинность, или откупаться, создавая синекуры для отставников. Путин склонен ко второму. Медведев к первому.
Если правитель будет делать это системно и постоянно, а не только до тех пор, пока своих насажает на место уволенных, то по крайней мере, запустятся социальные лифты и может быть начнёт реально сокращаться госаппарат.

А куда девать стада бесполезных экономисто-юристо-менеджёров?
Только гнобить их, лишая последней возможности заработать иначе, как общественно полезным трудом. (Опять же, сокращая аппарат с повышением зарплат оставшимся).
Пусть уволенные или переучиваются на слесарей и каменщиков, или валят за бугор куда подальше, или тихо спиваются. Там или здесь.
При этом жёстко репрессировать наиболее политически активных и харизматичных из них путём включения режима наименьшей терпимости.
И разрушая техническими и юридическими средствами инфраструктуру их влияния на массы.
Причём, отказаться от политики Путина, выражающейся в прикармливании лучших из них их должностями, грантами и т.д. Политики, которая хотя и даёт временный положительный эффект, но только плодит политически активных харизматиков. Мечтающих так хорошо покусать власть, чтобы и их заметили и тоже прикормили. Хоть кто нибудь.
А иначе раздувшийся класс бюрократии, раскормленный путинизмом, задавит своим чугунным задом страну.
Как видите, лёгких, а тем более политкорректных решений нет.

А как на эту политику отреагирует класс бюрократии и не станет ли он вместо стабилизатора государства движущей силой его развала, только время покажет.
Если действовать решительно и, главное, умно, то не станет.
http://bulochnikov.livejournal.com/828215.html

актуализация идеи "суверенной демократии" создала ситуацию, при которой любой внутриполитических дискурс, если он ориентирован на ценности индивидуальной свободы, должен пытаться разорвать семантическую связь между демократией и Западом, существование которой приводит к тому, что либеральные ценности воспринимаются как неорганичные для российского общества, навязываемые западными странами в попытке лишить Россию её самобытности. Однако едва ли возможно создать политически значимую утопию без отсылки к конкретному историческому опыту – в данном случае, вероятнее всего, к опыту западных стран. Но обречена ли Россия на то, чтобы воспроизводить этот опыт как единое целое, вместе с теми его элементами, которые она считаем неприемлемыми? Или всё же существует возможность отделить некоторые его универсально значимые составляющие?

В попытках найти ответ на указанные вопросы в дискурсивном пространстве российской публичной политики, наряду с возвратом к концептуализации понятий демократии и суверенитета, появляется подход, основанный на жёсткой персонификации самой идеи "суверенной демократии" и предлагающий в силу этого радикальный путь выхода из неё, связанный с поисками столь же персонифицированных альтернатив её носителю.
http://liberty.ru/layout/set/print/Themes/Suverenitet.-Neyubilej

Путин. О роли истории в личности
http://www.odnako.org/blogs/show_21195/

Владимир Путин и его большинство
"Путинское большинство" образца 1999-го и "новое путинское большинство" образца 2012-го - разные. Это "четвертая перезагрузка" (до нее - в 2005-м, 2007-м, 2010-м годах), проведенная прежде всего в ходе президентской избирательной кампании. Популярность Владимира Путина всегда имела эшелонированную социальную и политическую базу. В "путинское большинство" в разное время входили и пассивные адаптанты (бюджетники, пенсионеры), и средние слои, и молодежь, и мелкий бизнес. При этом практически неизменно поддержка власти обусловливается требованиями ограничения перераспределительной конкуренции элитных групп и возвращения государством населению "долгов" через национализацию природной ренты или иные механизмы.

"Трудности перевода" между "пассивным большинством" и "активным меньшинством", их ориентация на совершенно разную повестку дня были и остаются главной проблемой реализации проекта модернизации в России в социальном отношении. Модернизация, структурные и социальные реформы проводятся не только в отсутствие массового социального запроса на них (что неудивительно), но в условиях господства принципиально иного, патерналистского запроса. Это обстоятельство, очевидно, в значительной степени предопределило и выбор консервативной модели инициированного Владимиром Путиным модернизационного проекта, и сам феномен "путинского большинства".
http://www.regnum.ru/news/analitics/1577121.html

Показано несколько дней из жизни Путина. Выясняется, что он – горький сирота. Ни жены рядом с ним, хотя носит обручальное кольцо, ни дочерей. Даже их фотографий нигде нет. Одно у него родное существо, и та – собака. Конни. Постарела она. Путин притянул Конни кусочек сыра, она за ним потянулась, а он его ей и не дал! Пошутил. Сука уныло опустила голову: видимо, это привычная шутка. Но Путин не выглядит одиноким. Как-то чувствуется, что за стенами есть у него близкие люди. Кто это? Почему не показывают? Без комментариев.

Перед Путиным опять стоит блюдечко с несколькими сухофруктами. А чай он принес с собой в термосе! Неужели до такой степени никому не доверяет? Опасается, что отравят? В целом осталось впечатление, что с одной стороны Путин доволен собой, с другой стороны – подустал от государственных дел и несколько скучает. Не самый положительный образ правителя России.
http://uborshizzza.livejournal.com/2190552.html


P.S. Да, выбор у Путина невелик -
или

а вот стоять нараскоряку неполучится

и так тоже, чтобы и вашим и нашим


P.P.S. Но как-то трудно поверить, чтобы человек в 60 смог измениться.
Даже Сталин начал свой поворот в 55 лет...
Tags: Путин, Россия, политика, политики, правительство, фото, элита, юбилей
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments