obsrvr (obsrvr) wrote,
obsrvr
obsrvr

Categories:

Фраза дня. История и современность

-Вот видете, таварищ Фодин. Профсоюз, я помню, Вам сильно мешал, с дэрэктором Ви были на ножах, артистам в 90-ее зарплату нэ платили. Но ничэго? Справились? Как Ви там одного, другого, даже я поражался… Гаворят чэловека два-три у Вас даже повесилось?
-Я своих висельников не считаю, - угрюмо и твердо отрезал Павел Кимович. – Повесился, значит слабак, лузер и бездарь.
-Значыт, нэ счытаете, - подытожил вождь. – У Вас труппа 200 чаловек, и Ви покойников не считаете, ну а миня, била труппа чуть побольше, 200 миллионов чаловек, так как я мог за всеми уследить? Я что, сторож брату моему?
...
Но Сталин, режисер московских процессов, вошел в роль обличителя и не унимался:
- Людей, эму видите-ли жалко, дэтей малых. И мнэ жалко било, таварищ Фодин. А што делать? Надо било экономику страны впэред двигать, Гитлера победить. А Вам било жалко тэх кто в 90-ее ради вашего рынка в могилу легли? Нэт? Так какие притэнзии у Вас к таварищу Сталину?
http://haspar-arnery.livejournal.com/265527.html

P.S. Каждая эпоха не есть то, что она думает о себе.
И Сванидзе желает судить Сталина по законам коммунистической морали и законности :)))
В это плане очень хорошо написано введение к книге
С.А.Павлюченков. "Орден меченосцев". Партия и власть после революции. 1917-1929. М., "Собрание", 2008.
http://narod.ru/disk/20908183001/orden.pdf.html
http://kpss-ru.livejournal.com/127372.html
Кто-то из естественнонаучных авторитетов однажды заметил: нет правды о цветах, есть наука биология. Это тысячу раз справедливо в отношении общественных дисциплин. Как жалуется сатана у Саади, явившийся к поэту в образе юноши: «Ты видишь, не так уж я плох. Во мне безобразного нет ничего, но кисти в руках у врага моего».

Историография разоблачительства была уместна, когда требовалась идеология, которая бы освящала раздел национальной собственности, но она непригодна, когда вновь выясняется необходимость отстраивать и модернизировать материальную базу общества. В России этим всегда занималось государство. Маркс говорил, что если бы не существовало акционерных обществ, то не было бы и железных дорог в Европе. Акционерные общества — есть мягкий западный вариант концентрации капитала на национальные задачи. В России это всегда обстояло иначе. Можно сколько угодно обращаться за примерами к опыту других государств, но отечественный
исторический опыт говорит об одном — концентрация капитала и труда для решения задач модернизации в национальном масштабе была возможна только при условии непосредственного участия государства.



Смеют ли осуществляться закономерности истории вне рамок наших представлений о должном и разумном? По всей видимости смеют, как может засвидетельствовать любой учебник по истории. Признать это попервоначалу бывает нелегко, однако не вызывает особенного удивления, если отрешиться от льстивой античной тезы, что именно человек есть мера всех вещей, и предположить, что Homo Sapiens не есть центр и цель мироздания.

С падением господства религиозного сознания помимо прочего было утрачено сознание того, что человек и его земные интересы не являются конечной целью мироздания.

Что было бы с Петром Великим, если бы в отношении него восторжествовал этот «нравственный» подход? Если в истории Петра мы упустим из виду военные победы, строительство и политику, а будем говорить в первую очередь и исключительно о массовых казнях, гибели крепостных на болотах, усмирениях, порках и дыбе — мы не сможем иметь сколько-нибудь внятной истории, а лишь воплощенный ужас. Тем не менее, в отношении лидеров большевизма происходит именно так.

Человек жертвует годами для достижения цели, история жертвует поколениями для того же. Иным поколениям фатально не везет, но гибель человека, истребление поколения — это боль истории, но не смерть истории.

Как учит Церковь, наука изучает законы падшего Дольнего мира, законы же подлинные и естественные — пребывают в мире Горнем


Историзм и систематизм — вот принципы развития общества, в которых воплощается борьба материального с идеальным. Противоречие исторического опыта и системного конструктивизма (идеальных систем) является источником развития цивилизации (или же ее гибели — здесь, как утверждает диалектика, все дело в мере).Знаменитый психолог Макс Нордау говорил, что конфликт исторического опыта и идеальных систем — явление, присущее всем временам и всем народам. Как правило, молодые люди вступают в сознательную жизнь и остро ощущают противоречивость человеческого бытия, кажущуюся несправедливость отдельных сторон общественной жизни и полагают возможным исправить ее. Однако они слабо понимают, что это цельное здание стоит на колоссальном фундаменте конкретного исторического опыта, который уже ни отменить, ни изменить — нельзя. Отсюда — психологические коллизии, личные трагедии, трагедии целых народов, поднявшихся по зову лучших в драматический путь за счастьем и свободой. В частности, в историографии появился альтернативизм как некая разновидность системного конструктивизма.

Нетрудно заметить, что, в общем-то, советский коммунизм осуждают не за кровь и насилие, а за ложь. За те прекрасные слова и обещания, которые прикрывали обычную жестокость. Коммунизму, как доктрине, в которой идеальному фактору отводилась особая роль, этого обмана не простили.

Центральная гуманитарная проблема, которую обнажил государственный абсолютизм советского периода, — это вопрос, насколько далеко может расходиться интерес отдельной личности с законами функционирования общественных институтов, в первую очередь нации и государства, составной частью коих и поныне является даже самый суверенный индивидуй. Государство было подвергнуто остракизму, однако, после того, как отдельная суверенная личность либеральным ходом вещей остро почувствовала в своих же интересах необходимость существования государства, быстро стал угасать и обличительный азарт.

Одним из источников критики коммунистического руководства является то, что оно в своем поведении позволяло выходить за рамки своей нормативной морали, далеко не соответствуя тому идеалу, который усиленно навязывали массам. Но это было неизбежно, коль скоро принятая и пропагандируемая ими форма мобилизационной идеологии являлась утопической идеологией равенства. Никому не приходит в голову упрекать древнего фараона за то, что фараон позволял себе слишком много по сравнению с простым египтянином, поскольку вопроса о равенстве (не только земном, но и загробном) в обществе древних принципиально не существовало.


Система КПСС погибла, не завершив цикл своего становления. «Новый класс» так и остался классом «в себе» из-за страха самоидентификации, отказа пойти по пути буржуазии, которая культивирует и делает привлекательным для масс неравенство, основанное на частной собственности. Сыграла роль боязнь признать неравенство и обосновать его неизбежность, открывая доступ для всех энергичных и даровитых к движению наверх. Страусиная позиция коммунистического истэблишмента по отношению к самому себе ограничила возможности советской системы эволюционировать в соответствии с потребностями времени. Неизбежными ее спутниками стали социальное лицемерие, ложь, затем внутреннее разложение и бессилие, приведшие к гибели Партии-ордена. Идеократам не хватило силы и духа на создание идеального фактора на пороге постиндустриаль
ной эпохи. Собственно говоря, у КПСС отсутствовала идеология «для себя», следовательно, она лишала себя возможности культивировать свой аристократизм, культуру и пропагандировать свою привлекательность. Вместо этого заставляли говорить о пролетариате, его непогрешимости, всемирно-исторической роли, и т.д. и т.п.
Кого из интеллектуалов и вообще порожденцев научно-технической революции в конце XX века могло привлечь это иконизированное изображение пролетариата?


Вопрос развития и стабильности общества — это прежде всего вопрос о его истэблишменте. Опыт дореволюционной России с его наследственной монархией и дворянским сословием уже непригоден по причине его архаичности. Упования на некий «средний класс» противоречат российской исторической традиции, что является серьезным препятствием. Это в Европе общество развивалось усилиями третьего сословия, а в России — государством, конкретно служилыми классами, дворянством и бюрократией. Как показывает исторический опыт, в России всегда была предпочтительнее элита государственного чиновничества, нежели элита собственников.

Эта предпочительность и составляет одну из характерных черт российской истории, скрытой в специфике страны, требующей больших усилий в концентрации и огромного маневра в перераспределении материальных средств, которые под силу только государству и его аппарату. Рынку и его элите такое не под силу. Пока либералы наблюдают за своими тепличными ростками «среднего класса», их ноги уже обвивает могучая молодая поросль почвенной бюрократической растительности.

Исследования времен «разоблачительства» не придавали должного значения противоречиям государства и бюрократии, между которыми традиционно привыкли ставить знак равенства. Между тем, тождества никогда не было в древней истории, тем более его не могло быть в истории новейшей. Противоречия между партийным централизмом и совбюрократией явились модернизированным вариантом противоречий великокняжеской власти и вотчинников Древней Руси. В 1990-х годах бюрократия одержала победу над государством. Точнее над централизованным госаппаратом в лице Партии-ордена. В результате либеральной революции бюрократия получила в собственность национальное богатство и благополучно освободилась от партийной опеки.

Истории России уже известны эксперименты с разведением класса частных собственников как основы европейского уклада. Это было связано с приходом в XVIII веке на русский престол немецкой династии. Екатерина II всегда пыталась утверждать, что «Россия есть европейская держава». В затруднительном положении Екатерины в ее стремлении европеизировать Россию виновато было прежде всего отсутствие третьего сословия — класса буржуазных собственников. Поэтому за отсутствием третьего сословия в видах европеизации России священной частной собственностью (в первую очередь «крещеной») от лица европейского Просвещения был облагодетельствован когда-то служилый класс, превратившийся в крепостническое дворянство. Поражение идеологии государственного централизма от идеологии дворянского крепостничества в XVIII веке явилось прямым следствием влияния европейского Просвещения, а более — результатом правления в России чуждых ее традиций выходцев из Европы.

В течение уже многих лет «разоблачение» большевизма остается модным литературным упражнением. Подобное не раз бывало в истории, французам потребовался целый век, чтобы авторы исторических трудов вновь возлюбили великого корсиканца.

Торжество либерализма и демократии в начале 1990-х парадоксальным образом породили невиданный бюрократический произвол. Падение партии обусловило торжество ничем не обузданного административного произвола на всех уровнях государственного аппарата. Это довольно ясно указывает на то, какая сила реально пришла к вожделенному материальному благу в результате либеральной революции. Но большая проблема частнособственнической элиты заключается в том, что свято место пусто не бывает. Переход одной генерации чиновников в класс буржуазных собственников неизбежно приводит к власти очередное поколение бюрократии, которое немедленно вступает в борьбу за уже поделенную собственность и прибавочный продукт с новоиспеченной буржуазией.


Текущая внутренняя политика в России медленно, с трудом, но буквально след в след повторяет революционный путь большевиков, восстанавливая органичный для страны государственный уклад. Дело в первую очередь тормозится тем, что системное противоречие государства, бюрократии и капитала в современной России еще не вышло из состояния тождества, противоположности еще не пришли в открытое противостояние. Этим вызывается непоследовательность государственной политики в сфере национальных интересов. Но новая государственная бюрократия неизбежно придет к самоопределению и осознанию своих особенных социальных интересов и своего места в обществе. Большинство общества заинтересовано в том, чтобы ее мучения на этом пути были как можно менее продолжительными.
Tags: Россия, СССР финансы, Сталин, история, либерализм, философия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments