obsrvr (obsrvr) wrote,
obsrvr
obsrvr

Category:

Добыча нефти в СССР в период Великой Отечественной войны-2

11. о годах военных (Оха, Сахалин)
http://www.okhacity.ru/library.php?action=1&sub=2&gid=19

12. Энергия войн

В 1940 году Советский Союз добывал более 31 млн. тонн нефти, или свыше 10 процентов ее мировой добычи. Главными районами нефтедобычи оставались Азербайджан (71,4 процента) и Северный Кавказ, т.е. Грозный и Краснодар, на которые приходилось 14,8 процента всей союзной добычи. Здесь же были сосредоточены и основные разведанные запасы нефти. Потому в таких богатейших нефтяных регионах, как Урало-Поволжье, Средняя Азия, Казахстан, добывалось чуть более десяти процентов нефти.

Благодаря экстренным мерам, предпринятым уже в первые месяцы войны, по интенсификации разработки нефтяных месторождений, лучшему использованию фонда скважин и разведке новых месторождений тот же Азербайджан дал в 1941 году стране 23,5 млн. тонн нефти – самый высокий уровень за всю историю ее добычи. В 1942 году, когда была нарушена связь Северного Кавказа с Центром и Поволжьем, перевозки нефти и нефтепродуктов из Баку осуществлялись по Каспийскому морю в цистернах, сцепленных тросами по 10—15 штук, и в нефтяных резервуарах. Но оккупация районов нефтедобычи Западной Украины, Краснодарского края, Грозненской области, тем не менее, привела к резкому снижению уровня добычи нефти и продуктов ее переработки. В 1943 году добыча ее составила всего 17,98 млн. тонн. Затем начался медленный прирост. Довоенный уровень добычи нефти будет превзойден только в 1949 году. И здесь нельзя не отметить, что в годы войны среди поставляемых из США в СССР по ленд-лизу стратегических материалов и изделий было 2599 тысяч тонн горюче-смазочных материалов, в том числе 476 тысяч тонн высокооктанового авиационного горючего.

Кстати, в годы войны впервые в мире по морскому дну был проложен нефтепровод Сахалин—Комсомольск-на-Амуре. В 1942 году был сдан в эксплуатацию самый крупный нефтеперерабатывающий завод на Дальнем Востоке.

Здесь надо сказать об еще одном союзнике фашистской Германии – Японии. Несомненно, отсутствие углеводородного сырья ускорило ее разгром. В 1941 году, вступая в войну, японская военщина считала, что запасов нефти ей хватит года на два. Но японцы не учли одного: что все стратегические запасы горючего завозились на остров танкерами. Это и стало их ахиллесовой пятой. Американцы устроили на них настоящую охоту. Уже к началу 1944 года число японских танкеров, торпедированных самолетами и подводными лодками, значительно превышало количество вновь построенных. А тем временем в самой Японии запасы горючего неумолимо иссякали. В связи с этим японцы переоборудовали автомобили для работы на древесном угле и дровах. Сейчас в связи с подорожанием углеводородного сырья модной политической темой стал разговор об альтернативных источниках энергии, и среди них — производство биотоплива на основе зерновых. Рьяными пропагандистами этого топлива, на 80 процентов состоящего из спирта, т.е. этанола, стали политики США. За прошедшие три года его производство в этой стране утроилось. К концу 2008 года ожидается дополнительный, более чем двукратный рост.

Но еще раньше по этому пути пошли японцы. В связи с катастрофической нехваткой углеводородного сырья уже в 1943 году они начали получать топливо из соевых бобов, кокосовых орехов, семян клещевины. У населения реквизировали запасы картофеля, сахара, рисовой водки. С полок магазинов подлежали изъятию даже марочные бутылки саке, из которого получали спирт, используемый потом как топливо.

1945 году в Японии началась подготовка к «сражению за метрополию». Для обороны Японских островов было мобилизовано более 3 миллионов человек. На вооружении авиационных частей было 10 тыс. самолетов. Военно-морской флот имел свыше 3300 кораблей и 3200 самолетов. А если учесть, что к августу 1945 года в Маньчжурии на вооружении созданной там группировки имелось 1215 танков, 1907 боевых самолетов и 26 кораблей, то можно только представить, сколько требовалось для всей этой японской армады топлива.

А брать его уже было неоткуда. Боевые самолеты получали бензина, изготовленного из смеси скипидара и спирта, не более чем на два часа полета в месяц. В отчаянии командование японских ВВС организовало кампанию по сбору корней сосны. Под лозунгом «Две сотни сосновых корней – час полета» население принялось выкапывать эти корни по всей территории Японских островов. На заготовку «энергетического сырья» в сельскую местность отправляли даже детей. Но, как потом стало известно, из «сосновой нефти» удалось получить всего три тысячи баррелей бензина, да и тот не весь был пригоден для заправки самолетов.

Повествуя о летчиках-смертниках — камикадзе, историки, как правило, сообщают, что баки их самолетов-бомб заполнялись для полета к цели только в один конец. Но причиной этого была прежде всего катастрофическая нехватка горючего. К моменту капитуляции Японии из 10 500 самолетов, еще способных подниматься в воздух, 5400 были подготовлены к вылету с камикадзе за штурвалом. Но они не смогли подняться. Не было горючего. Правда, после капитуляции на складах было найдено в общей сложности 316 тысяч баррелей «самодельной» нефти

Не менее драматическая топливная ситуация была и на флоте. В конце концов японское командование вынуждено было пойти на отчаянный шаг – использовать в качестве своего рода камикадзе крупнейший по тем временам линкор «Ямато». Он должен был стать тараном для специального соединения, которое, как предполагалось, прорвет линию американских кораблей, обеспечивающих вторжение на Окинаву. Эта операция была поистине самоубийственной. Топлива на «Ямато» хватало только до места сражения. Но там он уже не мог маневрировать. Гигантский линейный корабль, гордость японского флота, «Ямато» стал легкой добычей американской авиации и после короткого боя пошел на дно.

Как теперь известно, высшие офицеры японского флота намеревались даже обратиться к СССР с просьбой о покупке советской нефти. Они не знали, что на ялтинской конференции 1945 года Сталин обещал союзникам вступить в войну с империалистической Японией уже через
90 дней после разгрома Германии. И, естественно, когда в конце июня бывший премьер и посол в Москве Кики Хирото встретился с советским руководством, все политические и экономические предложения японцев были отклонены.


13. К 96-летия Якова Агарунова
http://gorskie.ru/personalii/person14.htm

Осенью 1942 года, когда над Баку нависла реальная угроза оккупации после захвата немцами нефтяных районов Северного Кавказа, более 10 тысяч бакинских нефтяников были перебазированы на освоение нефтяной целины в районы Поволжья и Урала. Поскольку Куйбышевская область являлась ведущим перспективным районом Второго Баку, туда были направлены более 5 тысяч бакинских специалистов. Яков Агарунов был назначен секретарем Куйбышевского областного комитета партии по нефтяной промышленности. В первый же год (1943 г.) нефтяники Куйбышева увеличили добычу на 42%.

С именем Якова Агарунова связано также открытие впервые в СССР в июне 1944 года нефти из девонских отложений.


14.Нефтяное снабжение во время ВОВ
http://www.forum.sudden-strike.ru/showthread.php?t=8359
http://www.forum.sudden-strike.ru/printthread.php?s=1c8c95fd25c547814c3e1f28370c136b&t=8359
а вообще, без Баку - ДЕЙСТВИТЕЛЬНО пришлось бы зависеть от союзников в поставках нефти и бензина.

Из альтернативных источников (добыча в 45-м году в тыс.т.):
Туркмения - 629
Ухта - 700
Казахстан - 517
Сахалин - 1200
Добыча в 45-м на Кавказе:
Баку - 11000
Баку-2 - 2833
Грозный - 890
Майкоп - 700
Дагестан - 550
Грузия - 36


15. Подземные реки Ишимбая (Из интервью Н.И.Байбакова)
http://www.agidel.ru/?param1=7071&tab=3


Из областей и автономных республик Урало-Поволжья в свое время наибольшую добычу обеспечивали нефтепромыслы Башкирии, при этом преобладающее количество нефти давал Ишимбайский промысел. К концу 1939 года в окрестностях Ишимбая было разведано и введено в разработку шесть нефтяных массивов. Сознавая необходимость снабжения фронта топливом, нефтяники Башкирии, как и других нефтяных районов, мобилизовали все ресурсы. В 1941 году было обнаружено Карлинское месторождение. К концу 1942-го — Куганакский нефтегазовый рифовый массив, а в Мелеузовском районе в 20 километрах к юго-западу от Ишимбая выявлен Столяровский рифовый массив. В семи километрах от Ишимбая к востоку была обнаружена южная часть Кинзебулатовской складки. Кстати сказать, заложенная на севере новая поисковая скважина № 5 стала испытанием для ишимбайских нефтяников. Здесь был получен мощный фонтан нефти, ежедневно выбрасывающий в реку и на берега реки Тайрук шесть тысяч тонн нефти. Пять дней и ночей под руководством управляющего трестом «Ишимбайнефть» И. И. Голодова велась борьба с открытым фонтаном.

— Говорят, вокруг этой скважины тогда кипели нешуточные страсти.

— Да, это так. В то время, когда бушевал фонтан, работники Наркомата безопасности вели тщательное расследование обстоятельств его возникновения и хотели доказать вину геологов в укрытии от народа Кинзебулатовского месторождения. Через некоторое время вновь назначенный управляющий трестом счел благоприятной создавшуюся обстановку для выстраивания своей карьеры. Разоблачая «вредителей» в лице геологов, он говорил: «Геологи закрывают месторождения, а мы, буровики, открываем». Все это дошло и до наркома нефтяной промышленности страны. Я был направлен в Ишимбай для обеспечения ускоренного ввода в разработку Кинзебулатовского месторождения и выявления других резервов увеличения добычи нефти в Башкирии. Попутно нарком поручил мне разобраться с историей открытия Кинзебулатовского месторождения и доложить ему, заслуживают ли при этом геологи сурового наказания.

После тщательного, всестороннего и весьма объективного ознакомления с перспективами развития добычи нефти за счет Кинзебулатовского месторождения я сделал вывод, что надо усилить поиск нефти в районах Башкирского Приуралья и в районе Туймазов. Кроме того, у меня создалось мнение, что в истории открытия Кинзебулатовского месторождения нет оснований обвинять в неправильных действиях геологов и других работников. Напротив, следует особо отметить их заслуги в открытии столь необычного месторождения. Об этом я доложил наркому И. К. Седину, информировал первого секретаря Башкирского обкома партии С. Д. Игнатьева. В итоге геологи были оправданы. За открытие месторождения были оценены заслуги геологов А. Трофимука, Х. Сырова, И. Сирика, Е. Скворцовой. Особо отмечены усилия начальника «Башнефтекомбината» С. Кувыкина, управляющего трестом «Ишимбайнефть» И. Голодова, директора конторы бурения Г. Степанянца. Буровой мастер М. Голиков был награжден орденом Ленина, главный инженер треста «Ишимбайнефть» К. Байрак — орденом «Знак Почета».

Кинзебулатовское месторождение показало, что бурить надо глубже, мы нашли средства, чтобы продлить бурение на скважине № 100 в Туймазах. И вскоре получили большую девонскую нефть. В 40-е годы Башкирия вышла на одно из первых мест по добыче нефти в СССР.

Открытие ишимбайской нефти позволило ускорить индустриализацию СССР. Тогдашние руководители республики, в частности секретари обкома ВКП(б) Быкин и Исанчурин, председатели ЦИК, Совета народных комиссаров и Совета народного хозяйства Тагиров, Булашев, Ягудин совместно с хозяйственными руководителями Бучацким, Ходаревым, Блохиным, Ганшиным с нуля начали разведку и довели добычу нефти до миллиона тонн и более. Всем известно, что каждый третий танк, принимавший участие в боевых операциях во время Великой Отечественной войны, заправлялся горючим из Башкирии (в основном это были бензин и керосин, полученные из ишимбайской нефти). Вот цифры, которые ярко показывают уровень добычи нефти по Башкирии в 1941 году. Объединение «Башнефть» добывало 1 миллион 316 тысяч тонн нефти, в том числе трест «Ишимбайнефть» — 1 миллион 246 тысяч тонн. На трест «Туймазанефть» приходилось чуть более 70 тысяч тонн. В 1942 году коллектив промысла № 1 треста «Ишимбайнефть» шесть раз завоевывал переходящее Красное знамя Государственного комитета обороны. Но судьба распорядилась так, что в 1946 году за работу в годы войны Красное знамя ГКО на вечное хранение было вручено нефтепромыслу № 1 треста «Туймазанефть».


16. Трубопроводный Транспорт России. (1917 - 1945 гг.)
http://szmn.raido.ru/oil_industry/1917.php

17. Трудовой подвиг Казахстана: цифры и факты

Дополнительно к действующему до войны тресту «Эмбанефть» было введено 4 новых нефтепромысла, десятки пробуренных скважин. Заработал первый Гурьевский нефтеперерабатывающий завод. За четыре года войны республика увеличила добычу нефти почти на 40 процентов. Доля республики в бывшем СССР по добыче нефти в 1940 году была на уровне 2,2 процента, а в 1945-м увеличилась почти в два раза.


18. Экономическая база обороны страны
http://www.istorya.ru/book/ww2/141.php
Tags: ВОВ, СССР финансы, история, нефть
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments