obsrvr (obsrvr) wrote,
obsrvr
obsrvr

Categories:

Геология: уроки великой войны. В память о великой Победе - 2

Начало

Возможности агрессора

Германия собственными минерально-сырьевыми ресурсами была обеспечена далеко не в полной мере: не было нефти, легирующих металлов и многого другого. К моменту нападения на СССР Германия имела возможность ис-пользовать экономический, в частности, минерально-сырьевой потенциал почти всей Европы – оккупированных государств, своих союзников по фа-шистскому блоку и так называемых нейтральных стран. Ресурсы захвачен-ных государств играли огромную роль в экономическом обеспечении даль-нейшей агрессии гитлеровского рейха.


Большое значение имел захват самого крупного в Западной Европе Лота-рингского железорудного бассейна, расположенного на территории Франции и Люксембурга. Поставки железной руды с месторождений этого бассейна имели особое значение для обеспечения сырьем германской черной метал-лургии. В 1941 г. гитлеровцы вывезли из оккупированных районов Франции 4,9 млн. т черных металлов – 73% их годового производства. В 1942 г. в же-лезорудных районах Лотарингии и Люксембурга было добыто соответствен-но 12,2 и 5 млн. т. руды. Это позволило сократить добычу бедных железных руд на низко рентабельных месторождениях Германии.

С захватом Силезии Германия получила доступ к месторождениям высоко-качественных углей Верхнесилезского бассейна, которые в годы войны со-ставляли значительную часть энергетического баланса рейха. Из Австрии Германия стала получать (правда, в небольших количествах) нефть, желез-ную руду, руды цветных металлов.
Крупными поставщиками Германии стратегического минерального сырья были ее союзники. Румыния, обладавшая наиболее крупным из известных в то время в капиталистической Европе месторождений нефти, ежегодно по-ставляла 2,8-3 млн. т. нефти и нефтепродуктов. Венгрия отправляла нефть и бокситы, Финляндия – никель, Италия, которая занимала одно из ведущих мест в мире по запасам и добыче ртути (месторождение Монте-Амиата), по-ставляла значительное количество этого важного для производства боепри-пасов сырья. На долю союзников Германии в 1942 г. приходилось 92,9% им-порта в эту страну нефти, 95,1 – нефтепродуктов, 70,1 – бокситов, 47,1 – хромовой, 14,8 – марганцевой, 13,4 – медной руды, 43 – 49% свинца и цинка (в руде), в 1943 г. – 92% стали, нефти и нефтепродуктов, 64,5 – бокситов, 57,8 – свинцовой , 36,7 – хромовой и 26,4% медной руды.

Готовясь к агрессии, Германия задолго до 1939-го года накапливала страте-гические запасы дефицитных видов полезных ископаемых, в т.ч. и с помо-щью США, Англии и других стран, а после заключения пакта о ненападении - и при участии Советского Союза. К тому же в ее распоряжении оказались материальные ресурсы всех оккупированных ею стран. По уровню промыш-ленного производства Германия в
1939 г. значительно опередила Англию и Францию. Так, выплавка алюминия достигла 194 тыс. т (в 1931 - лишь 21 тыс. т), то есть превысила суммарное его производство во всех остальных странах Европы, вместе взятых, и почти сравнялась по этому важнейшему показателю с США. А в 1941 г. Германия, использовав мощности оккупированных ею стран, выплавила уже 324 тыс. т алюминия.

К 1941 г. Германия по выплавке стали превосходила нашу страну в 3 раза, по выработке электроэнергии - в 2,3 раза, по добыче угля - в 5 раз. Мощность автомобильных заводов составляла 600 тысяч единиц в год ( у нас гораздо меньше). Общая сумма богатств, награбленных гитлеровской Германией в странах Западной Европы, превысила 9 млрд. фунтов стерлингов, что было вдвое больше годового национального дохода самой Германии. На герман-скую промышленность работали более 12 миллионов иностранных рабочих .
Значительную роль в обеспечении германской промышленности стратегиче-скими материалами играли экономические связи с так называемыми ней-тральными странами. С 1940 по 1942 г. экспорт в Германию из нейтральных стран увеличился более чем в 2 раза. Швеция поставляла высококачествен-ную железную руду из месторожде-ний района Кирунавара (порядка 16-18 млн. т в год), ферросплавы, сталь, цинк. Из Испании поступали ртуть, добы-вавшаяся на крупнейшем в мире месторождении Альмаден, железная и свин-цово-цинковая руды, пирит, свинец, олово, вольфрамовый концентрат, из Португалии - вольфрамовый концентрат, из Турции - хром. Через Испанию и Португалию в Германию направлялись стратегические материа-лы из стран Южной Америки и Азии. Испания даже перепродава-ла значительное количе-ство бензина, поступавшего из США. Для гитлеровского рейха Португалия закупала в странах Латинской Америки нефть, нефтепродукты и другое сы-рье, Турция - нефть в Иране.

Потребность в легирующих металлах - марган-це, хроме, никеле, вольфраме, ванадии и молибдене, добыча которых в Гер-мании не производилась, полностью удовлетворялась за счет ввоза руд, ме-таллов и ферросплавов из оккупированных, союзных и нейтральных стран.
Оккупированные территории Советского Союза подвергались ограблению в больших масштабах. В частности, фирма Круппа получила металлургические заводы «Азовсталь» и им. Ильича в Мариуполе, концерн «Пройсише Бер-гверке унд Хюттен А.Г.» захватил шахты и установки по производству ртути в Никитовке.

До 1943 г. Германия имела достаточное количество жидкого горючего. В 1941 г. добыча нефти в Германии составила 1,6 млн. т, а вместе с оккупиро-ванными территориями и союзными государствами - 8,6 млн. т, при этом производство синтетического горючего составило 4,1 млн. т. В 1942 г. рейх имел 1,68 млн. т добытой нефти и 6,35 млн. т синтетического горючего, а импорт и прямые передачи вермахту нефти и нефтепродуктов (в основном из Румынии и Венгрии) составляли 2,8 млн. т. В 1943 г. было произведено 6,6 млн. т жидкого горючего и смазочных масел, около 3 млн. т нефти поступило из Румынии и Венгрии.

Военная экономика Германии опиралась на мощную металлургическую базу. В 1941-1943 г.г. производство чугуна достигло 24-27 млн. т, стали - 32-34,6 млн. т в год, в том числе за счёт Австрии, Судетской области, западных зе-мель Польши, Лотарингии, Люксембурга, протектората Чехии и Моравии, Польского генерал-губернаторства – почти 10 млн. т чугуна и 12 млн. т стали ежегодно. Производство алюминия (с учётом поставок из оккупированных стран и импорта) составляло в 1941 г. 324 тыс. т, в 1942 г. – 420, в 1943 – 432 тыс. т, а меди по тем же годам 161 тыс. т, 164 и 187 тыс. т cоответственно.
Положение изменилось коренным образом во второй поло-вине 1944 г. - в июле было завершено освобождение захваченных гитлеровцами районов Со-ветского Союза, и советские войска вступили в Польшу.

Минерально-сырьевой потенциал СССР в период войны

Практически по всем показателям (кроме, пожалуй, нефти) Советский Союз уступал ресурсному потенциалу фашисткой Германии. Однако у нас было и два громадных преимущества: патриотизм советского народа и наличие мощного тыла - заволжских территорий с их минерально-сырьевыми ресур-сами, выявленными за годы предвоенных пятилеток.

С этих позиций следует по новому подойти к анализу причин наших военных неудач первых двух лет войны. Представляется, что одной из главных при-чин был недоучет такого фактора, как минерально-сырьевая обеспеченность. Советские геологи за предвоенные годы сумели создать мощную минераль-но-сырьевую базу страны, обеспечив ее разведанными запасами практически всех видов полезных ископаемых, и, что особенно важно, теми, что, опреде-ляют научно-технический прогресс. Важно подчерк-нуть, что в результате проведенных в предвоенные годы геолого-разведочных работ значительное количество минеральных ресур-сов было выявлено на Урале и в восточных районах страны .

Наша горнодобывающая промышленность развивалась бурными темпами, но все же недостаточными, что привело к качественному отставанию нашей во-енной техники от германской. Особенно четко это просматривалось в само-лето- и танкостроении. Перелом наступил лишь в ходе войны, когда в полной мере стали использоваться минерально-сырьевые ресурсы восточных регио-нов страны.

«Отечественная война, - писал Н.А. Вознесенский, - потребовала немедлен-ного перевода советской эконо-мики на рельсы военного хозяйства». Уже че-рез неделю после начала Великой Оте-чественной войны Советским прави-тельством был принят первый военный «Мобили-зационный народнохозяйст-венный план» на Ш квартал 1941 г., заменивший дейст-вовавший до этого план мирного времени, установленный в соответствии с задания-ми четверто-го года третьей пятилетки. Новым планом предусматривалось увели-чение производства военной техники на 26%.

Советское правительство 16 августа приняло «Военно-хозяйственный план» на IV квартал 1941 г. и на 1942 г. по районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Ка-захстана и Средней Азии, по которому предусматривалось на Востоке СССР уве-личение добычи угля, нефти и производст-ва авиа- и автобензина, чугуна, стали, про-ката, меди, алюминия, взрывчатых матери-алов и боеприпасов, разнообразной воен-ной техники. Этим планом намечались эвакуация на восток из европейских райо-нов страны сотен промышленных предпри-ятий, возведение новых электро-станций суммарной мощностью 1386 тыс. кВт и строительство пяти новых доменных пе-чей, 27 мартенов, блюминга, пяти коксо-вых батарей, 59 камен-ноугольных шахт и др. - всего на 16 млрд. руб.». Этот план был не только выполнен, но и перевыполнен.

Первый период войны складывался для СССР неблагоприятно. На оккупиро-ванной гитлеровцами к ноябрю 1941 г. территории ранее добывалось 63% уг-ля, выплавлялось 68% чугуна, 58% стали, выпускалось 60% алюминия. На захваченной территории оказались горнодобывающие предприятия Донецко-го и Подмосковного угольных бассейнов, Криворожского железорудного и Никопольского марганцеворудного бассейнов, месторождение ртути Ники-товское, бокситов -Тихвинское, никеля на Кольском полуострове, многие за-воды черной и цветной металлургии. Позднее немецкие войска подошли также к нефтяным промыслам Северного Кавказа. В некоторых захваченных районах гитлеровцам удалось частично наладить добычу полезных ископае-мых и производство металлов. Полезные ископаемые этих районов не только выбыли из системы народного хозяйства СССР, но даже поставлялись в Гер-манию.

Острота положения усугублялась тем, что свыше 80% военной продукции производилось в центральных и северо-западных районах Европейской части России и на Украине. К лету 1941 г. промышленные предприятия Урала, По-волжья, Сибири, Средней Азии, Дальнего Востока давали лишь 18,5% воен-ной продукции. В создавшихся условиях важнейшей задачей хозяйственной политики страны стало развертывание в глубоком тылу, в восточных районах новой крупной военно-промышленной базы.

Вторая половина 1941 г. была временем великого перемещения производи-тельных сил на восток. С июля по декабрь этого года было эвакуировано в восточные районы 2593 предприятия, в т.ч. 1523 крупных. В мировой исто-рии не было примеров такой гигантской эвакуации производительных сил. Перебазированием на восток военных и гражданских промышленных пред-приятий руководил А.Н. Косыгин. Эвакуации подверглись и геологические организации западных районов страны - за исключением Белорусского гео-логического управления, кадровый состав которого пополнил отряды бело-русских партизан. Сотрудники Украинского ГУ были перебазированы в Ка-захстан, Северо-Кавказского и Азовско-Черноморского ГУ - в Южную Кир-гизию, где они сразу же включились в работу местных геологических орга-низаций. На восток были эвакуированы сотрудники головных НИИ, а также геологических вузов, хотя большая часть их студентов и преподавателей вступила в ряды народного ополчения, защищая Москву и Ленинград.

Горнорудные предприятия западных районов страны работали до последней возможности, выдавая продукцию буквально под обстрелом и бомбежками. Вот только один пример. Враг вплотную подошел к высокогорному вольф-рамово-молибденовому руднику Тырныауз. Для отступления оставался толь-ко один путь - узкая тропа через перевалы Большого Кавказа. По ней и на-правились все работники комбината. Среди них был и главный его геолог - Н.А. Хрущёв. В 50-килограммовом рюкзаке он нес всю первичную геологи-ческую документацию рудника. Через два года, после изгнания оккупантов, она помогла восстановить работу комбината, и он вновь начал выдавать так нужные оборонным заводам концентраты редких металлов.

Развитие военного производства в восточных районах потребовало расшире-ния топливно-энергетической и сырьевой базы Урала, Сибири, Дальнего Востока, Казахстана и Средней Азии. Нужно было в предельно короткие сроки освоить не только известные, но и быстро выявить, разведать и пере-дать промышленности новые месторождения высококачественного стратеги-ческого минерального сырья. Следует подчеркнуть, что геологоразведочные работы были нацелены на решение конкретных задач, связанных с созданием или развитием определенных горнодобывающих либо металлургических предприятий.

В результате перебазирования и строительства на востоке промышленных и оборонных предприятий, освоения новых месторождений минерального сы-рья коренным образом изменилось размещение производительных сил стра-ны. Восточные районы превратились в ее основную военно-промышленную базу. Ведущее место занял Урал, ставший главным звеном военно-промышленной базы страны, ее арсеналом, основным поставщиком цветных и черных металлов. Уже в IV квартале 1941 г. на его долю пришлось 62% произведенного в стране чугуна, около половины выпуска стали и меди, поч-ти третья часть цинка и весь выпущенный в этот период алюминий, а также никель, кобальт, магний. А к сентябрю 1942 г. выпуск промышленной про-дукции на Урале увеличился по сравнению с довоенным в 2,5 раза.

Принятые меры способствовали значительному увеличению производствен-ных мощностей металлургических предприятий, усиленных эвакуированным оборудованием. Магнитогорский комбинат принял оборудование 34 заводов, Нижнетагильский, Орский и Челябинский - 13 заводов. Всего за два с поло-виной месяца была сооружена первая очередь нового металлургического за-вода в Челябинской области. Были расширены также мощности старых ме-таллургических заводов - Златоустовского, Свердловского и других. Для удовлетворения резко возросшей потребности в железной руде были значи-тельно усилены геологоразведочные работы, в первую очередь в районах действующих металлургических комбинатов - Тагило-Кушинского, Бакаль-ского, Магнитогорского, Орско-Халиловского и других. В Западной Сибири геологоразведочные работы проводились в районах, прилегающих к Кузнец-кому комбинату - на месторождениях Горной Шории и Кузнецкого Алатау.

Из-за потери Никопольских рудников на Украине и сложности доставки из Чиатурского района в Грузии возникли большие трудности снабжения мар-ганцем металлургических заводов Урала и Западной Сибири. В 1940 г. удельный вес восточных районов в добыче марганцевых руд не превышал 8,4%. В создавшейся обстановке первостепенное значение приобрели развед-ка и форсированное освоение месторождений Полуночного, Уразовского и Улу-Телакского на Урале, Джездинского в Казахстане, Мазульского и Дур-новского в Западной Сибири. Уже к концу 1941 г. на заводы черной метал-лургии пошел первый уральский марганец. В 1944 г. удельный вес восточных районов в добыче марганцевой руды достиг 84,7%.

В связи с выходом из строя никелевых рудников на Кольском полуострове резко возросло значение добычи сульфидных никелевых руд в Норильском районе Красноярского края и на месторождениях силикатных руд никеля на Урале. Последние стали основной сырьевой базой Уфалейского никелевого комбината. С 1942 г. начал работать Норильский никелевый завод с полным циклом по выплавке никеля, меди, кобальта и платиноидов. Норильский и Уфалейский комбинаты стали основными поставщиками никеля и кобальта для металлургических заводов Урала и Сибири, производивших легирован-ную броневую сталь. Все это позволило резко увеличить выпуск высококаче-ственных сталей. Удельный вес качественного проката поднялся с 23% в первом полугодии 1941 г. до 49% во втором, а по восточным районам - с 36,9% до 70,8% соответственно. В 1943 г. металлургические заводы на вос-токе страны давали 94,7% от общей выплавки чугуна и свыше 86,7% произ-водства стали и проката.

Из-за оккупации Украины сложилось также чрезвычайно острое положение с обеспечением промышленности алюминием. В стране остался один алюми-ниевый завод - Уральский. Были приняты экстренные меры по увеличению его мощности и строительству новых заводов. В сентябре 1942 г. вступила в строй вторая очередь Уральского завода и в 1943 г. он уже давал столько алюминия, сколько до войны выпускали три завода. В военные годы стали выплавлять алюминий Богословский завод на Урале и Новокузнецкий в Ке-меровской области, сырьевой базой которых служили месторождения высо-кокачественных бокситов Северного Урала, а позже выявленные месторож-дения бокситов на Южном Урале.

В годы войны были расширены Джезказганский и Балхашский меднорудные комбинаты, а вблизи последнего открыто и быстро вовлечено в освоение крупное Восточно-Коунрадское медно-молибденовое месторождение. Меде-добывающая промышленность страны полностью обеспечивала нужды обо-ронных отраслей.

Основная добыча свинцово-цинковых руд производилась на месторождениях Рудного Алтая и Каратау, запасы которых в военные годы были существенно увеличены. Резко возросшая потребность в вольфраме удовлетворялась за счет месторождений Джидинского, Белуха и Антонова гора в Забайкалье, Мульчихинского на Алтае, Лянгарского и Койташского в Узбекистане, Чо-рух-Дайронского в Таджикистане. С началом войны к ним присоединился Ингичкинский вольфрамовый рудник (Западный Узбекистан).

Молибдено-вые концентраты поставлялись, кроме Балхашского комбината, рудниками Умальтинским на Дальнем Востоке, Первомайским (на Джидинском место-рождении) и Чикойским в Забайкалье. В 1943 г., после освобождения от не-мецких захватчиков Северного Кавказа, возобновилась добыча вольфрамо-вых и молибденовых руд на Тырныаузском месторождении. Добыча вольф-рамовых руд была организована на открытых в военные годы месторождени-ях Караобинском в Казахстане и Ингички в Узбекистане.

Оккупация Никитовских ртутных рудников на Украине поставила в тяжелое положение производство ряда боеприпасов. В связи с этим в сжатые сроки были разведаны запасы ртути на месторождениях Южной Киргизии, что по-зволило быстро ввести в действие Хайдарканский ртутный комбинат, став-ший флагманом ртутной подотрасли. Кроме того, была осуществлена опыт-ная отработка ряда более мелких месторождений: Чаувайского, Адыракоу-ского, Бирксуйского в Средней Азии, Акташского в Горном Алтае. Военные заводы были полностью обеспечены этим важным стратегическим металлом. Значительно расширил выпуск стратегической продукции и Кадамджайский сурьмяный комбинат (Южная Киргизия), первая очередь которого была вве-дена в строй в 1934 г. Отпала необходимость в импорте и этого металла.

Среди месторождений олова, выявленных в годы Великой Отечественной войны, важное значение имели Хрустальнинское в Приморье и Хинганское в Хабаровском крае, однако основную массу концентратов этого важнейшего металла оборонного значения (подшипниковые сплавы, консервные банки и пр.) поставляли в годы войны рудники Якутии и Чукотки. Добыча олова на них возросла с 1,9 тыс. т в 1940 г. до 4,2 тыс. т в 1945 г. А всего для нужд обороны предприятия на северо-востоке поставили 17,6 тыс. т этого металла.

Немалый вклад в дело Победы внесли разведчики недр и горняки Колымы, где в военные годы было добыто значительное количество золота и олова. Только на Колыме с 1941 по 1945 г. было добыто в общей сложности 345,6 т золота, в основном россыпного. На долю рудного золота в эти годы при-шлось лишь 3,2 т. Первое рудное золото выдал в 1944 г. рудник им. А. Мат-росова, а в 1945 г. - рудник Игуменовский. Этим была заложена минерально-сырьевая база рудного золота, которое сейчас должно заменить близкие к ис-тощению россыпи. Необходимо подчеркнуть, что именно северо - восток обеспечил значительную часть валютного металла для оплаты поставок во-енного снаряжения, поступавшего из-за рубежа.

Одна из трасс, причем наи-более сложная и протяженная, по которой доставлялись военные грузы из США и перегонялись военные самолеты по ленд-лизу, была проложена через прииски Колымы. С одним из транспортов в 1943 г. сюда прибыл вице-президент США Уоллес. Его сопровождала большая группа американских геологов. Их плохо замаскированной целью было убедиться в платежеспо-собности СССР. Ознакомление экспертов с приисками Сосуманковского и Тенькинского золотоносных районов развеяло возникшие по этому поводу сомнения.

Открытие и ввод в эксплуатацию новых месторождений обеспечили рост производства цветных металлов. В частности, уже в 1943 г. производство ни-келя превысило довоенный уровень в 1,3 раза, вольфрамовых концентратов - в 1,8 раза, олова - в 1,7 раза.

Особое положение в военной экономике страны занимал топливно-энергетический комплекс. В 1942 г. добыча всех видов топлива сократилась по сравнению с 1941 г. более чем в 2 раза. Основной причиной снижения до-бычи нефти стало ухудшение военной обстановки на южных участках фрон-та. Еще в конце первого года войны начался демонтаж оборудования на неф-тепромыслах Майкопа и Грозного. В 2 раза сократилась добыча нефти в рай-оне Баку, где также была демонтирована и направлена в восточные районы часть оборудования. Государственный комитет по обороне принял тогда ме-ры по развертыванию геологоразведочных работ в Казахстане, Средней Азии и, особенно, в Волго-Уральском районе. В 1943 г. доля Куйбышевской об-ласти в общесоюзной добыче нефти возросла по сравнению с 1941 г. более чем в 3 раза, республик Средней Азии - почти в 2 раза.

Н.К. Байбаков вспо-минает: «В 1941 г. план добычи нефти был выполнен досрочно на 102%. Страна получила 23481, 8тыс. т нефти… Бакинские нефтяники в 1942 г. дали стране 15709,5 тыс. т нефти. Это было поистине героическим подвигом». В 1943 г. в Баку было добыто 12691 тыс. т нефти, в то время как общая добыча нефти в стране составила 17,9 млн. т. В 1941-45 гг. бакинские нефтяники да-ли стране 75 млн. т нефти.
Большое значение имели выявление и ввод в эксплуатацию Елшанского га-зового месторождения близ Саратова, Это позволило перевести электростан-ции и промышленные предприятия Поволжья на газовое топливо, а в даль-нейшем построить газопровод Саратов-Москва.

Основной базой энергетических и коксующихся углей в годы войны стал Кузбасс. Добыча угля здесь в 1943 г. достигла почти 25 млн. т - более четвер-ти общесоюзной, в т.ч. коксующихся углей - 9,5 млн. т. В 2 раза, по сравне-нию с довоенной, возросла добыча угля в угольных бассейнах Урала – Кизе-ловском, Корпинском, Копейском. Все более важное значение приобретал Карагандинский бассейн в Казахстане, где в 1943 г. добыча угля составила уже 9,7 млн. т. В освобожденном в конце 1941 г. Подмосковном бассейне до-быча угля в 1943 г. достигла 14,7 млн. т, в 1,7 раза превысив его выпуск 1942 г. Во второй половине Великой Отечественной войны в общесоюзной добыче угля важную роль снова стал играть освобожденный Донбасс - уже в 1944 г. на его шахтах было добыто 21 млн. т угля.

Обеспеченная всеми сырьевыми и энергетическими ресурсами оборонная промышленность набирала темпы производства военной техники. За первую половину 1942 г. по сравнению со вторым полугодием 1941 г. производство танков возросло в 2,3 раза, полевой артиллерии - в 2 раза, противотанковой артиллерии - в 4 раза, минометов — в 3 раза. В 1943 г. Советский Союз про-изводил больше, чем Германия, самолетов на 10 тысяч, танков, самоходных артиллерийских установок, артиллерийских орудий и минометов — в 2 раза. К этому времени Красная Армия уже располагала достаточным количеством артиллерии, танков, самолетов, автоматического стрелкового оружия. В дальнейшем превосходство Красной Армии над немецко-фашистскими вой-сками возрастало. В 1944 г. военное производство достигло наивысшего уровня. По сравнению с 1942 г. производство самолетов возросло в 1,6 раза (с 25,4 до 40 тысяч), танков и самоходных орудий - в 1,2 раза (с 24,4 до 29 тысяч), пулеметов - в 1,2 раза (с 356,1 до 439,1 тысяч). Наряду с увеличением выпускаемого вооружения значительно улучшилось и его качество.

Экономика Советского Союза выдержала суровые испытания Великой Оте-чественной войны. В сложных условиях военного времени была обеспечена высокая степень вооруженности Красной Армии новейшими видами военной техники. Всего за годы войны было произведено 102,8 тысяч танков и САУ (в Германии - 43,4 тысячи), 112,1 тысяч самолетов (80,6), 834 тысячи орудий и минометов (384,5). Великая Отечественная война закончилась победой со-ветского народа. Но какой ценой! Общие людские потери народов нашей страны по последним данным оцениваются в 27 миллионов человеческих жизней.

Геологическое обеспечение боевых действий

Среди жертв войны были тысячи геологов и других работников геологиче-ских организаций всех ступеней - от полевых отрядов до аппарата наркома-тов. Несмотря на то, что геологи подлежали обязательному бронированию, как специалисты, прямо или косвенно работающие на оборону, многие из них были призваны в армию в первые дни войны, а еще больше вступили в нее добровольно, вошли в состав полков народного ополчения, вступали в партизанские отряды. Но многие и на фронте не забывали своей гражданской специальности. Как пишут А. И. Перельман и В. И. Рехарский, необходи-мость геологического обслуживания боевых операций в полной мере выяви-лась уже в первую мировую войну, когда в армиях России и других воюю-щих держав появились специалисты геологического профиля.

Великая Отечественная война поставила перед военной геологией новые за-дачи. Важное значение приобрели данные о проходимости местности для войск, которые составлялись с учетом условий рельефа, геологического строения, климата, гидрогеологии, характера почв и растительности. Эти сведения командованию давали геологи вместе с географами, которые также были в штате военно-геологических учреждений. Военные геологи занима-лись изучением инженерно-геологических и гидрогеологических условий фортификационного и дорожного строительства, водоснабжения и маскиров-ки войск, поисками местных строительных и других материалов.
Эффективность военно-геологического обслуживания фронтов, естественно, зависела не только от организации этих работ, но и от теоретических основ военной геологии, как особой прикладной науки.

Восстановительный период

Объем восстановительных работ после войны предстоял колоссальный. Эта задача в основном была выполнена к 1949 г., чему в немалой степени способ-ствовал минерально-сырьевой потенциал, созданный советскими геологами в предвоенные годы и укрепленный, несмотря на все трудности, в годы Вели-кой Отечественной войны в восточных районах страны. Всего в освобожден-ных районах за короткий срок было восстановлено 1047 угольных шахт с го-довой производительностью 44 млн. т угля, 13 доменных печей общей мощ-ностью 2,3 млн. т чугуна, 70 сталеплавильных печей на 2,8 млн. т стали, 28 прокатных станов с годовой производительностью 1,7 млн. т стального про-ката, восстановлено 40 тыс. км железнодорожных путей (40% от общей про-тяженности довоенных линий в СССР).

На долю советских геологов выпала тяжелая задача: ускоренными темпами разведать и подготовить к отработке месторождения местных строительных материалов и изыскать источники водоснабжения для восстанавливаемых населенных пунктов и промышленных предприятий, принять участие в под-готовке к эксплуатации затопленных и разрушенных шахт и рудников, ком-пенсировать разведкой запасы ряда полезных ископаемых, значительно по-дорванных в годы войны, и одновременно вести поиски новых источников минерального сырья, в т.ч. принципиально нового (уран, алмазы) и альтернативного.

Несмотря на тяготы войны, геологическая служба страны не сворачивала своей деятельности. Об этом может свидетельствовать численность ее персо-нала: к концу войны она не только не сократилась, но даже несколько воз-росла. После войны вернулись геологи, уходившие на фронт, кроме того, со-став полевых партий и экспедиций пополнился многими тысячами демоби-лизованных солдат и офицеров.

В послевоенный период развернулись поисково-разведочные работы на уран, начатые еще в 1943 г. - в самый разгар военного противостояния. К апрелю 1944 года только по линии Комитета геологии их вели 170 партий, в т.ч. 28 геологоразведочных, 158 поисково-съемочных и 84 ревизионных. В после-дующие годы объемы работ по урану возросли и стали одним из главных дел вновь образованного Министерства геологии СССР. В короткий срок про-блема создания минерально-сырьевой базы ядерной промышленности была решена. Хотя стартовые позиции Советского Союза уступали как американ-ским, так и германским: в распоряжении последних оказались богатейшие урановые концентраты, полученные из руд месторождения Шинколобве в Бельгийском Конго (Центральная Африка).

Второй главнейшей задачей геологической службы страны было развитие сырьевой базы нефтяной отрасли. Она также успешно решалась за счет опе-ративной разведки месторождений Поволжья и Предуралья («Второе Баку»). В короткий срок добыча нефти в стране превысила довоенный уровень.
Третья задача - восполнение подорванной за годы войны, когда отрабатыва-лись наиболее богатые и легкодоступные участки месторождений, минераль-но-сырьевой базы цветной металлургии.

Для решения перечисленных задач потребовалось значительное укрепление геологической службы страны, в основном по линии Геолкома - организации, ответственной за общерегиональные и поисковые работы. В течение всей войны Геолком возглавлялся И.И. Малышевым. Ему в 1945 г. удалось убе-дить руководство страны в необходимости большей централизации геологи-ческой службы и создания с этой целью Министерства геологии СССР. В 1946 оно было организовано, а И.И. Малышев стал первым его министром.

http://www.geonews.com.ua/index.cgi?a=3929
http://www.zlev.ru/59_10.htm
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments